СЕРВИСЫ
Каталог IT 
Разработка сайтов
Интернет-провайдеры

Отправить новость

Сообщите новость, интересную читателям 42.TUT.BY


реклама

Интернет-заработки: Форекс и фриланс. Легко ли заработать и легализовать доход?


Николай Щетько, /

Интернет позволяет многим гражданам нашей страны работать удаленно (создавать сайты, писать тексты, рисовать на заказ и т.д.), а также получать деньги другими способами – например, успешно играя на валютных курсах (биржа Forex) или в интернет-казино.

Как же заработать в Сети и насколько сложно эти доходы легализовать? Эти моменты мы обсуждали с представителями "зарабатывающих" в интернете.

Евгений Прупас, директор по производству и совладелец компании CSFactory, рассказал об опыте работы с интернет-фрилансерами и о рынке их услуг в нашей стране. Евгений Мандрусов, директор филиала FOREX CLUB в Беларуси, и директор компании ForexLINE Максим Языченко рассказали о сложностях и возможностях заработков на валютной бирже Forex и особенностях легализации этих доходов. 


Слева направо: Евгений Мандрусов, Максим Языченко, Евгений Прупас

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (18,37 МБ)


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео


– Сколько ориентировочно белорусов работает на Forex и сколько ориентировочно белорусов-фрилансеров?

Максим Языченко: Если в широком смысле брать людей, которые принимают участие в валютных торгах, то можно сказать, что это каждый гражданин Республики Беларусь. Потому что каждый из нас отдает предпочтение вкладам в той или иной валюте. Каждый совершает валютно-обменные операции в белорусских банках. Мы выезжаем за границу, исследуя зарубежные инвестиционные рынки. Тем или иным образом мы являемся участниками этого рынка.
 
Конечно, можно рассматривать это слово в более узком понятии. Участники торгов как спекулянты, которые извлекают выгоду от колебаний курсов валют. Кто-то зарабатывает на вкладах, оперируя белорусским рублем и иностранной валютой. По моим личным оценкам, непосредственных спекулянтов и участников рынка Forex в Беларуси тысячи или несколько десятков тысяч людей. Они интересуются торгами, принимают в них непосредственное участие и таким образом связаны с рынком Forex.
 
Евгений Мандрусов: У меня есть конкретные данные статистики FOREX CLUB. Мы работаем на рынке Беларуси с 2006 года. Уже идет пятый год. За это время реальными клиентами компании FOREX CLUB из Беларуси стали более семи тысяч человек. И около двадцати тысяч человек воспользовались услугами Академии биржевой торговли FOREX CLUB. Учитывая то, что FOREX CLUB является одним из лидеров в СНГ, я умножил бы эту цифру как минимум на два. И получится количество реальных клиентов брокерских компаний из числа белорусских граждан.

– Сколько белорусов, по вашим оценкам, в плюсе?

Евгений Мандрусов: Несколько лет назад мы начали в открытом доступе прямо на сайте выкладывать статистику успешности наших клиентов. Статистика и сейчас там находится и ежемесячно обновляется. В месяц успешных клиентов из числа компании FOREX CLUB около 30%. Примерно 60% находятся в соотношении плюс-минус 100 долларов.
 
Максим Языченко: Нет прямой статистики о каждом. Есть обобщенное мнение. В нашей компании это число каждый раз разное. Количество людей, которые зарабатывают в месяц, нестабильно и может отличаться от предыдущих и последующих периодов. Все зависит от того, как ведет себя рынок, в какой фазе он находится. На успех влияет очень много факторов.
 
Есть общепринятая статистика. 10-15% составляют люди, которые действительно постоянно или с определенной стабильностью зарабатывают на рынке. Нельзя сказать, что остальные люди проиграли деньги. Это люди, которые пробуют. У кого-то получается, у кого-то нет. Это самый молодой финансовый рынок в мире. У Forex самое динамичное и текучее развитие финансового рынка. Это самый многочисленный рынок участников. Поэтому статистика очень сильно меняется.

Евгений, предлагаю вам рассказать о рынке фриланса. Как давно ваша компания часть работ отдает фрилансерам? И давайте определимся, что под фрилансерами мы будем понимать граждан Республики Беларусь, которые выполняют какую-то работу через сеть Интернет, как правило, удаленно и получают за это электронные или какие-то другие деньги. Сколько в Беларуси фрилансеров?

Евгений Прупас: Фрилансер – это состояние души разработчика. Сегодня он штатник, завтра он фрилансер. А он может быть одновременно и штатником, и фрилансером. Есть данные профильного сайта, в котором фрилансеры различают свои профайлы, ищут своих клиентов, клиенты ищут их. По Минску порядка тысячи профайлов разных специальностей. Это программисты, дизайнеры, флэш-аниматоры и кто угодно. Брест – 250. Витебск – 275. Гомель - 325. Гродно – 200. То есть 2050 профайлов фрилансеров.
 
За частью этих профайлов скрываются небольшие группы консолидированных разработчиков. Это могут быть три-пять человек. Например, работают друзья и коллеги. Если отталкиваться от этих данных, то это где-то 2600, может, 2700 человек. Это те, которых мы можем вычислить. На самом деле, конечно, их больше. Часть из них вообще не размещает профайлов. Это могут быть штатные работники каких-то компаний. Они выполняют какую-то работу во внеурочное время. Они делают это по разным причинам. Для кого-то это отдушина, потому что, может, на работе не хватает интересных объектов для души. Кто-то это делает ради дополнительного заработка.



– Меняются ли эти цифры?

Евгений Прупас: Я бы не сказал, что число фрилансеров постоянно. Честно говоря, я не замерял динамику. Я взял количество прошлого дня. Просто зашел вчера на сайт, посмотрел и посчитал. В целом это достаточно приличное количество. Это несколько групп компаний, и это достаточно серьезный ресурс. При этом стоит учитывать, что большая часть этих людей – это высокопрофессиональные, эффективные разработчики.
 
Как правило, в профессиональный фриланс уходят люди, которые уже почувствовали свою силу в разработке. Они почувствовали, что они самостоятельны, востребованы. Естественно, часть этих людей - те, кто изучил фотошоп и решили попробовать что-то нарисовать. Это видно по их уровню работ. Мы, как работодатели, в какой-то мере используем этот ресурс.

– В чем основные преимущества работы с фрилансерами?

Евгений Прупас: На это можно смотреть с разных позиций. Фрилансера может искать прямой клиент. Есть какая-то компания. Она не хочет платить деньги профессиональному юрлицу, разработчикам. Потому что это дорого или по другим причинам. В таком случае это один набор проблем, с которыми сталкивается человек.
 
Если это работодатель, то это немного другой набор проблем. Есть основные проблемы, с которой сталкивается простой бизнес-клиент, простая компания, которая работает с фрилансерами. Первое, что любой более-менее сложный продукт – это набор работы нескольких специалистов. Неподготовленному человеку достаточно сложно все это грамотно проконтролировать и получить на выходе качественный продукт, законченное, сбалансированное решение. Как правило, находят дизайнера. Дизайнер советует знакомого кодера. Это сложно контролировать.
 
Есть еще другая проблема. Их присутствие на рынке нестабильно. Сегодня он фрилансер, а завтра решил поработать в штате. Или вообще куда-нибудь уехал. Что делать человеку через год, когда он захочет переработать или доработать? Ему опять нужно заново запускать этот процесс, искать людей. У нас таких случаев непостоянства десятки.
 
В основном фрилансер используется как дополнительный ресурс при пиковых нагрузках. Как правило, заказы идут волнами. Есть какой-то штат разработчиков. И есть дополнительные разработчики. В первую очередь они используются как дополнительный ресурс. Или какие-то профильные сильные дизайнеры подбираются под проект. Проекты бывают разных уровней. Не всегда возможно сразу брать в штат дизайнера, который хорошо рисует имиджевые сайты, отличного 3D-аниматора или супер флекс-программиста. У всех компаний на рынке есть свой штат внешних удаленных разработчиков, которых они время от времени используют. В целом это выгодно. Потому что ты не держишь человека на зарплате.
 
– Максим, Евгений, в чем основные сложности и преимущества такой профессии, как Forex-трейдер?

Максим Языченко: Наверное, самая главная сложность – отсутствие специальных знаний. Точкой отсчета инвестиционной грамотности является 1990 год. До 1990 года вообще никто об этом не говорил. С 1990 года у нас начались изменения строя. Появилось понятие капитала. Люди начали заниматься бизнесом. Ведь трейдинг – это тоже своеобразный бизнес. Есть свои правила, свои понятия. Есть свои навыки работы на финансовых рынках. Могу подчеркнуть одно – эти навыки универсальны. На Западе, в Европе, Америке этому учат в колледжах, высших учебных заведениях. Там есть профессиональная подготовка.
 
К сожалению, у нас это началось только недавно. На сегодняшний день основной источник информации о финансовых рынках для большинства наших людей – это интернет. Там есть вебинары, всевозможные тематические ресурсы, сайты, в которых рассказывается о финансовых рынках. Человек читает, знакомится, принимает решение об участии. Некоторые пользуются услугами профессионалов, посещают общеобразовательные семинары.
 
Насколько мне известно, Белорусский государственный экономический университет начал подготовку специализированных кадров. Но это произошло пару лет назад. Если не ошибаюсь, это направление они открыли с 2008 года. Оно называется "специалист рынка ценных бумаг". Тоже есть какой-то прогресс.

– В чем преимущества? Или это не все сложности?

Максим Языченко: Это не все сложности. В Беларуси финансовый рынок развит очень слабо. Наверное, это самая главная сложность. В Беларуси очень тяжело применять полученные знания. Как частному инвестору, так и институциональному инвестору. Нет фондового рынка, нет как такового рынка капитала. Финансовый рынок представлен у нас в виде розничных и корпоративных банковских услуг. Поэтому многие люди, которые осваивают эту профессию, естественно, обращаются к западным компаниям и пользуются их услугами. Благо развитие интернет-технологий позволяет все это делать удаленно. В Беларуси есть трейды.

– И, соответственно, преимущества?

Максим Языченко: Как я подчеркнул, трейдинг – это вид бизнеса. У него очень низкий входной порог. Чтобы организовать фирму, существует очень много преград. Надо пройти регистрацию, надо получить лицензию, если вид бизнеса это предполагает. В трейдинге достаточно знаний, уверенности в своих силах и первоначального капитала. На сегодняшний день вход в трейдинг, пожалуй, самый демократичный. Можно начать с пяти долларов. На рынке есть и такие предложения. Можно пробовать свои силы. Риски ограничены.

В компании существуют какие-то неликвидные вещи, ты вкладываешь деньги. Здесь всегда есть ликвидность. Если ты решил остановиться, ты можешь забрать свои деньги и в течение часа получить их. Риск ограничен. Это очень большое преимущество. Как частный инвестор, ты выбираешь для себя какую-то сумму риска. Этой суммой ты готов рисковать, и ты вкладываешь ее в это дело. Больше ты не проиграешь и при этом никому не останешься должен.

– Отлично! Евгений, вы согласны?

Евгений Мандрусов: На мой взгляд, здесь есть своеобразный парадокс. С одной стороны, очень легкий входной барьер, своеобразная доступность. Достаточно интернета, пластиковой карты с определенным объемом средств, чтобы через пять минут стать клиентом одной из брокерских компаний. С другой стороны, эта кажущаяся легкость порой оборачивается сложностями. Все-таки это действительно сложная работа. Зачастую успех на рынке у Forex-трейдера связан с тщательной подготовкой, с выработкой своеобразной стратегии для работы на рынке.
 
Не секрет, что брокерские компании, в том числе и компания FOREX CLUB, инвестируют большие средства в поддержку клиентов для аналитики. Это свой штат аналитиков, это покупная аналитика, это лента Доу Джонс. Они также инвестируют в поддержку образования. Это делается, чтобы клиент действительно был профессионалом на рынке, чтобы он как можно дольше сотрудничал с компанией. В этом прямая заинтересованность брокера.
 
– Бытует мнение, что Forex – это такая усложненная лотерея. Я поясню, в чем дело. Многие считают, что на самом деле для прямого участия в валютном рынке Forex существуют совсем другие финансовые условия и подготовка. А те компании, которые оказывают дилерские услуги, помогают, – это, мол совсем не торговля на рынке Forex. Это какие-то ставки на курсы валют, где можно выиграть, можно проиграть. Но, в общем-то, это нельзя назвать серьезной бизнес-аналитикой, работой. Считается, что это своеобразная лотерея, но в другой форме. Что вы можете  ответить?

Евгений Мандрусов: Наверное, те люди, которые так говорят, действительно не посвящены и не погружены в эту деятельность. Для них внешним атрибутом является то, что рынок Forex, рынок валют – это действительно глобальный рынок. Изменение цен на этом рынке зависит от очень многих факторов, как глобальных, так и локальных. Эта волатильность, размах движения цены не совсем понятны людям, которые являются новичками и пытаются стать валютными трейдерами и быстро заработать деньги.
Действительно, есть такой стереотип, что это своего рода лотерея. Но на самом деле все-таки это рынок, который подчиняется своим рыночным законам. Здесь не приходится говорить, что это непрогнозируемая ситуация.

Максим Языченко: По сути, эту форму можно проецировать на любой вид деятельности, в которой ты не разбираешься. В любом бизнесе можно работать наугад. Пришел, и я буду этим заниматься. В любом случае должна быть профессиональная подготовка, какой-то объем знаний и опыта.
 
Английские компании, предлагающие услуги по рынку Forex, – это компании первого уровня. Они предлагают одни и те же цены. То есть у всех участников этого рынка одинаковые условия. Они могут отличаться по уровню специфики. Кто-то предлагает чуть лучше, кто-то чуть сложнее. Кажущаяся доступность подвигает многих участников попытаться быстро обогатиться. Соответственно, эти люди спешат, не получают должных навыков. Они могут терять свои деньги. И потом они говорят, что это не их вина. Суть человека – переложить на кого-то вину.
 
– Конечно, так всегда проще. Я предлагаю вам еще один небольшой вопрос, и мы перейдем к главной теме. На ваш взгляд, какой "процент удачи" составляет успех валютного трейдера? Например, если фрилансер делает сайт, то, конечно, ему должна в чем-то сопутствовать удача, но он может рассчитывать, что за сделанный сайт компания заплатит ему какие-то деньги, это более просчитываемо, что ли. Насколько велик фактор удачи в деле Forex-трейдера?

Максим Языченко: Любые инвестиции – это риск. Торговля на рыке Forex – это, прежде всего, инвестиции.

– Есть, например, инвестиции в недвижимость...

Максим Языченко: Завтра война – и они ничего не стоят. Положили депозит в банк, банк обанкротился - и вы не можете забрать свои деньги. Купили доллары – и по каким-то причинам доллар резко упал.

– Вероятность падения доллара, войны и всего остального – это несколько разные вероятности. Это форс-мажор, всё же.

Максим Языченко: Этим выгодно отличается Forex. Там большая волатильность, короткие временные сроки. Соответственно, у вас больше возможностей для заработка. На недвижимости вы можете заработать 20% в год, и это хорошо. На Forex можно заработать, к примеру, 5000%.

– Нужны удача или образование?

Максим Языченко: Безусловно, образование. Рынок Forex прогнозируемый. Но рынок остается рынком. Потому что нет такого Грааля, чтобы знать наверняка, что будет завтра. В общем-то, так в любом направлении. Если вы сможете прогнозировать с какой-то степенью вероятности, вы успешный человек на любом рынке. Математическое ожидание выигрыша очень высокое.

Евгений Мандрусов: Я не могу говорить о проценте удачи. Мы сравниваем Forex-трейдера и девелопера. У программиста есть навыки определенной работы. Те же самые навыки есть у Forex-трейдера. Мы говорим, что в обоих случаях это работа. Процент удачи должен быть сведен к нулю. Основным фактором должен быть профессионализм.

– Евгений, сложно ли вам оформить законные отношения с фрилансером? Многие ли подрядчики соглашаются на это?

Евгений Прупас: Оформить несложно. Если это физическое лицо, то не возникает никаких проблем заключить с человеком договор по найму. Если это ИП, каких много среди фрилансеров, то можно заключить прямой договор. Некоторые фрилансеры сразу просят безналичный расчет. Никаких вопросов.

– В чем для них сложности и особенности декларирования доходов? Видите ли вы обеспокоенность  ваших подрядчиков в связи с этим?

Евгений Прупас: В целом они спокойны. Чего им беспокоиться? С точки зрения налогообложения нет никаких привилегий или нюансов. Все мы граждане Республики Беларусь, не важно, работает мы в Сети, в Forex или еще где-то. Для всех одинаковые условия.

– По вашему опыту общения, видны ли признаки обеления рынка? Больше ли подрядчиков вам заявляют, что им в первую очередь интересен легальный безналичный платеж на нашего ИП?

Евгений Прупас: Есть чистые фрилансеры. Они получают 100% дохода от такой работы. Такой фрилансер готов работать по любой форме. Если нужно, он организует себе ИП и столкнется со всеми оформлениями в бухгалтерии и прочими вопросами. Здесь нет проблем. Есть внеурочники. Они делают основную работу. Их не радует перспектива бегать с декларациями. Они не готовы выходить на белый рынок.

– Какой процент таких людей? По ощущениям, сколько профессионалов и подработчиков?

Евгений Прупас: Я бы сказал, где-то 60% на 40%. 60% профессионалов и 40% – "подработчиков". Хотя они все профессионалы. Просто есть те, кто полностью этим занимается. И есть те, для кого это дополнительный заработок.

Евгений Мандрусов: Даже лучше, чем пресловутое правило Парето.

Евгений Прупас: В основном я вижу у людей какую-то психологическую проблему с легализацией дохода. Как правило, фрилансер – это творческая личность, которая не любит формализма, контроля. Когда он делает себе ИП, то это ряд всяческих сводов, правил. Надо платить в сроки, банки, бумаги, счета. Психологически ему это тяжело. Он не знает нюансов налогообложения. Он не знает, как лучше сделать. А где-то он не хочет вникать в бухгалтерию, потому что для него трудно. В целом это психологическая проблема.

– Она решается?

Евгений Прупас: Я думаю, что она решается.
 
– Чем? Карательными мерами или увещеваниями?

Евгений Прупас: Совершенно не нужно госпрограммы а-ля "Фрилансер, стань человеком".

– Этот год объявлен Годом предпринимательства-предприимчивости...

Евгений Прупас: Ради бога. Это видно. С 1 января 2011 года подоходный налог на поступление ресурсов извне, поступление валюты в страну - 3%. Как в Монако. То есть экспортерам только продавай эти услуги, ресурсы. А именно это в основном и продается. Какие еще нужны условия, чтобы работать спокойно?
 
В отношениях фрилансера и работодателя есть один подводный камень. Если нет договорных отношений, то все чувствуют себя незащищенными. Клиент может столкнуться с ситуацией, что он заплатил деньги, а ему ничего не сделали или сделали плохо. Точно так же фрилансер может столкнуться с ситуацией, что он все сделал, но клиент начинает его водить на удочке и просить его сделать что-то еще. Это бывает, это реальные вещи. Когда люди имеют друг с другом юридические отношения, тогда все ведут себя намного дисциплинированнее. Эти отношения регулируются в определенных инстанциях, там четко прописаны правила работы. В итоге работа эффективнее.
 
Если человек работает на внутреннем рынке, пусть он становится ИП и нанимает бухгалтера. Бухгалтер будет раз в квартал считать доходы. Ему надо будет платить какую-то небольшую сумму. Надо будет заплатить 8% налога. Это немного. Эти деньги можно закладывать в рейт. Про поступление денег извне я вообще не говорю. Мне кажется, 3% - это меньшие потери, нежели выводить через различные платежные системы, электронные и прочее.

– Это очень насущный вопрос. Максим, Евгений, скажите, насколько остро стоит вопрос легализации доходов для клиентов Forex? Многие ли из тех, кто остаются в плюсе, платят налоги от полученных доходов? Как это отслеживается, контролируется?

Евгений Мандрусов: У нас была одна ситуация. С одной стороны, она была очень комичная по сравнению с российским рынком. С другой стороны, наверное, это национальная особенность белорусов. Это наблюдалось в 2007-2008 годах. До того момента, когда человек начал зарабатывать, первым вопросом было, как правильно платить налоги в Беларуси. Еще даже не из чего было платить. Мы даем информацию. С 2007 года на главной странице нашего сайта FOREX CLUB есть информация по уплате налогов. Мы даем ссылки на сайт Министерства налогов.
 
Конечно, это считается доходом. Если физическое лицо является клиентом брокерской компании и получило доход из-за рубежа, он выплачивает подоходный налог 12%. Само Министерство налогов тоже расширяет информацию. Из года в год размещает ее на своем сайте. Насколько я знаю, сейчас там даже есть видеоролик. Он размещен на сайте Министерства налогов. Там обсуждается ситуация получения дохода из-за рубежа. В эту категорию попадают доходы с рынка Forex.

– Из бесед с игроками онлайн-покера я знаю, что одна из проблем, с которой они сталкиваются, заключается в том, что они инвестируют достаточно серьезные суммы. И их эпизодический выигрыш очень часто примерно равен уровню инвестиций.  
Может быть, и в Forex бывает такая ситуация, когда клиент положил 5000 долларов и выиграл 5100 долларов? Получается, что его реальный выигрыш – 100 долларов. Но платить налоги надо с 5100 долларов?

Евгений Мандрусов: Дело в том, что само Министерство налогов дает разъяснение по этому вопросу. Насколько я помню, в 2008 году в журнале "Налоги в Беларуси" один из высоких чиновников Министерства налогов приводил пример. Есть зачисленная сумма, происходит снятие денег со счета в белорусском банке. Естественно, счет ведется за вычетом суммы, которую человек инвестировал. По словам чиновника Министерства налогов, только это и является доходом. Если мы берем какой-то налоговый период, то считается за вычетом собственных средств.

– Все эти средства надо подтверждать соответствующим образом...

Евгений Мандрусов: Это очень легко сделать. Если человек снимает деньги со своего банковского счета, то это легко проверить с помощью выписки.
 
Максим Языченко: Понятно, что Министерство налогов – это законодательный орган. Он не работает с людьми. Мы обращаемся в районные налоговые инспекции. Конечно, текущая ситуация меняется. Я вижу прогресс. Но из моего личного опыта. Я приходил на места к сотрудникам и сталкивался с проблемой непонимания сути бизнеса. Может, это относится и к покеру. Задают вопрос: "Что вы делаете?". Им отвечаешь: "Я инвестирую деньги за рубеж, в брокерскую компанию, получаю там доход и получаю эти деньги обратно". Они спрашивают, как я их получаю. Им отвечаешь, что с помощью интернет-кошельков, платежных систем. Лично я потратил час времени, общаясь с налоговым инспектором, объясняя, что такое электронная платежная система.
 
Конечно, это было несколько лет назад. Сейчас ситуация уже улучшается. Грамотность сотрудников налоговых органов растет. Возникают вопросы. Они пишутся в Министерство по налогам и сборам. Они проводят разъяснительные работы, выкладывают информацию. Этот фактор "я получил деньги и не знаю, как правильно заплатить налоги" сейчас уменьшается. Просто остается желание. Кто-то хочет это делать, кто-то не хочет. И Евгений рассказывал о психологических мотивах этого. Я с ним полностью согласен.
 
– Много ли тех, кто хочет, и тех, кто не хочет? Что нужно сделать государству, Министерству по налогам и сборам или другим ведомствам, чтобы люди показывали 100% своих доходов и платили за них налоги? Что мешает, где подводные камни?

Максим Языченко: У нас есть много всяких бизнес-форумов. Там говорят, что государство не достаточно работает с представителями бизнеса. Сейчас год инвестиционного климата, очень много форумов. Союз предпринимателей слушает, они участвуют в этом деле. Но это должно было произойти намного раньше. Государственные органы должны знать, как работает бизнес. Они должны понимать суть их работы, особенности, нюансы. И соответственно, под это они должны подготавливать свое законодательство с точки зрения ужесточения, контроля и удобства исполнения своих обязательств перед этим законодательством.

Евгений Прупас: Процесс корректировки законодательства – это очень сложная и долгая работа. А живем мы в данном реальном моменте. Мне кажется, я уже упоминал психологические проблемы. К этому еще добавляется проблема неинформированности. Тяжело получить доступ к различным источникам информации, собрать все в кучу и просчитать эту схему. Если брать фрилансера и любого человека, который задумывается о своем деле в начале своего бизнеса, ему просто нужна информация. Ему нужно простым, доступным языком объяснить, куда прийти, что за чем делать, какие затраты, расходы. Он должен знать, какую деятельность он выбирает и какие он теряет проценты. Надо предложить ему толковые договоры, по которым он может работать с людьми. Должна быть база бухгалтеров, которая будет обслуживать весь твой бизнес. Все это является проблемой.
 
Мои знакомые фрилансеры переходили в статус ИП для работы. Многие из них консультировались у меня. Я им объяснял, что делать, куда идти. Если это был мой хороший друг, я давал ему пример нормального договора, составленного юристами. Он мог спокойно работать с клиентами. На профильном сайте можно найти бухгалтера. Потому что фрилансер не должен сам заполнять эти книги, это не его дело. Просто надо все собрать в кучу.
 
Евгений Мандрусов: Я бы не решился давать какой-то комментарий по глобальной легализации налогов. Все-таки есть специалисты. Для нашей сферы, я думаю, не стоит изобретать колесо. Можно оттолкнуться от мировых практик. В общем-то, Беларусь к этому идет. Информация, которая размещена на сайте Министерства налогов и сборов, кажется мне вполне разумной. Вот твои инвестиции, вот возврат вместе с твоими инвестициями. Отними инвестиции, вот твой доход, заплати налог. Если все будет и дальше двигаться к этому, все будет разъяснено, то, на мой взгляд, не должно быть проблем.

Евгений Прупас: Извините, ремарка. Очень часто замечал слабое присутствие налоговых органов с собранной информацией в поисковиках. Возможно, им стоит заняться контекстной рекламой. Им надо находиться по ключевым словам. Потому что если брать разрез интернета, то первый источник информации – это поисковик.

Максим Языченко: Налоговые органы у нас говорят: "Заплати налоги и спи спокойно". Я думаю, что уже нужно переходить на другую фазу: "Зайди на сайт nalog.by, узнай там информацию, заплати налоги и спи спокойно".


Еще по теме: 

 
Отправить новость
Сообщите редакции новость, интересную читателям 42.TUT.BY