Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


Дмитрий Смирнов, /

Превышен ли радиационный фон на вокзале, кольцевой дороге и в центре Минска? Есть ли радиация в продуктах и строительных материалах, продающихся в наших магазинах? Можно ли облучиться возле кабинета флюорографии в поликлинике? Ответы на эти вопросы мы поехали искать с новейшей разработкой белорусов — «умным» дозиметром ZIVE.

Фото: TUT.BY

Беларусь — идеальный полигон для испытаний

Дозиметр ZIVE принес в редакцию TUT.BY создатель проекта R-NOX Вадим Радзивилл. Мы попросили рассказать, как появился проект, и кто в нем участвует.

— Совсем случайно я попал в сферу ядерной промышленности. Мне нравилась как эта сфера, так и просто что-то изобретать. В итоге пришла идея создать стартап, нашлись единомышленники — электронщики и программисты, которым это тоже было интересно. В итоге получился такой симбиоз экологов и айтишников — компания R-NOX.

От идеи до создания продукта у нас ушло примерно 3 года. Сейчас проект можно назвать белорусско-литовским. Вся разработка сосредоточена здесь, к тому же Беларусь, учитывая Чернобыльскую трагедию, идеальный полигон для испытаний.

Фото: Вадим Радзивилл

Вадим рассказал, что в Вильнюсе находится весь маркетинг, там проводится сборка и калибровка ZIVE. Они хотят продавать прибор на европейском рынке, соответственно, лучше если он будет производиться в Евросоюзе. К тому же, по словам создателя, в Беларуси его сборка выйдет гораздо дороже.

— За три года наша команда выросла с 5 до 20 человек, мы продолжаем активно расти. При этом у нас практически нет каких-то спонсоров, все построено на чистом энтузиазме.

Да, и название устройства произошло от слова «Зиверт» (единицы измерения радиационного фона).

Страшны небольшие превышения фона

Вадим выкладывает на столе несколько моделей радиометров, в том числе «классическую» белорусскую — Ратон-901.

Фото: TUT.BY

Молодой человек рассказал, что все испытания ZIVE они проводили в загрязненных районах: брали ZIVE, другие дозиметры и смотрели сильные и слабые стороны устройств в реальных условиях:

— ZIVE позволяет мониторить радиационный фон постоянно: во время путешествий, прогулок по городу, на работе и дома, давая возможность увидеть изменения в течение всего времени работы устройства.

У нас прибор прошел сертификацию в Евросоюзе, причем с первого раза, он откалиброван и информативен, в отличие от большинства аналогов. Гаджет водонепроницаемый и не боится падений на твердую поверхность.

ZIVE соединяется со смартфоном, и при помощи специального приложения (пока для Android, но скоро и для iOS) демонстрирует текущие и предыдущие показатели радиации вокруг, позволяя отслеживать фон длительные периоды времени.

Прибор показывает, что в конкретном месте фон выше нормы и сигнализирует об этом. Если вы совершили пару трансатлантических перелетов, он говорит «все, хватит, в этом году ты уже получил свою дозу радиации» и так далее.

Разработчики же получают данные (big data), которые впоследствии могут использовать другие стартапы — например, для разработки экологических маршрутов, схем безопасных мест для жизни/отдыха и так далее.

— Для дозиметров важна точность измерения, — рассказывает Вадим. — Совокупность конпонентов, в том числе дорогого датчика, а также алгоритмов работы ZIVE, по нашим расчетам, позволяет добиться чувствительности и скорости реакции на 20−30% выше чем в аналогичных гаджетах. Но мы хотим и независимого подтверждения, поэтому сейчас ZIVE проходит испытания в одной лучших метрологических лабораторий в мире — немецкой PTB.

Фото: Вадим Радзивилл

«Человек ходит с последним айфоном, но о своем здоровье не думает»

ZIVE изначально разрабатывался для немецкого рынка, здесь даже меню только на двух языках — немецком и английском

— Мы целились на Баварию, Мюнхен — это самая загрязненная территория в Германии, в баварских Альпах выпал Цезий после Чернобыля. Кроме того, горы хранят «воспоминания» о ядерных испытаниях прошлого века.

Разумеется, возникает логичный вопрос: Почему именно Германия, а не Беларусь, Россия или Украина — страны, максимально пострадавшие от Чернобыльской аварии?

— Во-первых, у нас достаточно своих, пусть и старых дозиметров, а также недорогих российских устройств — рынок достаточно насыщен.

Во-вторых, интерес белорусов к уровню радиации не такой большой, как может показаться. В той же Германии жители гораздо больше беспокоятся по поводу радиации, чем белорусы. Наши соотечественники в принципе не пользуются дозиметрами. Человек ходит с последним айфоном, но об окружающей экологии и своем здоровье не думает.

Кабинет флюорографии, строительный магазин и продукты

Мы делаем контрольный замер в редакции. ZIVE показывает 0,11 микрозиверта (мкЗв) в час.

— До 0,2 мкЗв — это норма, вполне естественный радиационный фон, — рассказывает Вадим. — А опасным считается уровень выше 0,6 мкЗв/час.

Предупреждение: наша дальнейшкая прогулка по Минску никак не претендует на роль серьезного исследования радиационного фона столицы, а носит исключительно познавательный характер.

По словам создателя, «фонить» в относительно чистых городах, вроде Минска могут не только продукты. Опасность могут представлять и стройматериалы, в том числе доски, а также керамические изделия.

Вооружившись этими знаниями, мы направляемся в ближайший продуктовый супермаркет. Обойдя все прилавки, мы не находим ничего страшного и подозрительного — прибор не фиксирует увеличения радиационного фона.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Забавный факт. Картошка идеально подходит белорусам, так как радиация накапливается исключительно на ее шкурке. Поэтому в очищенном картофеле радиации точно не будет, — рассказывает Вадим.

Следующий пункт маршрута — строительный гипермаркет. Там, по словам, Вадима, тоже можно встретить опасность:

— Строительные материалы могут содержать, например, радиоактивный песок, а доски могут быть изготовлены из зараженной древесины.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Однако ни в досках, ни в других стройматериалах мы радиации не увидели (0,1 мкЗв/час). Зато неожиданно «зафонил» керамический умывальник китайского (а не белорусского) производства — 0,27 мкЗв/час.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Казалось бы, уровень не сильно опасный, но представьте, что это излучение у вас в квартире постоянно, каждый день. Это гораздо хуже разового мощного облучения, — утверждает Вадим.

Кстати, о разовом облучении. Наверняка многие читатели делали рентген (флюорографию). К счастью, эту процедуру нужно проходить не часто, но подвергаются ли опасности медработники и посетители поликлиник, находящиеся рядом с флюорографическим кабинетом?

Мы это тоже проверили в одной из минских поликлиник. Кабинет находился на цокольном этаже, и как только мы спустились на него, прибор зафиксировал незначительное усиление радиационного фона — 0,11 до 0,14 мкЗв/час.

— Это нормально, — уверяет разработчик. — земля дает естественный радиационный фон, поэтому незначительное увеличение показателя не удивляет.

Подходим к кабинету флюорографии. Знак на двери предупреждает нас о радиационном излучении, однако фон здесь точно такой же, как и на всем этаже — в пределах нормы.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Но радиация подстерегает нас не только в поликлинике — на каждой станции метро есть специальные места для сканирования багажа. Минчане и гости столицы с большими сумками наверняка сталкивались с проверкой милиции ручной клади.

Нас у входа не остановили, поэтому напросились на проверку сами. Один прибор кладем в сумку и отдаем на сканирование, вторым меряем фон рядом.

Результат поражает — сканируемый датчик демонстрирует скачок до 144 мкЗв/час (это при норме 0,2!) — мы видим это в режиме онлайн на подключенном смартфоне. При этом показания второго прибора, мониторящего обстановку снаружи, не изменились. Вполне можно сделать вывод, что такое сканирование для владельца вещей будет абсолютно безопасным.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
На смартфоне виден резкий скачок уровня радиации

Кстати, в самом метро фон немного возрастает — опять же сказывается расположение под землей. В самом популярном подземном переходе Минска (выход к станциям Купаловская/Октябрьская) он составляет 0,21 мкЗв/час. Это совершенно некритично, учитывая, что в метро вы проводите максимум час в день (да и то, это касается далеко не всех минчан).

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Едем дальше. Автору приходилось несколько раз слышать, что в городе самый сильный радиационный фон — на улицах с оживленным движением и возле железной дороги: якобы радиационную пыль приносят с собой автомобили и поезда.

Но нет, ничего подобного. Ни на минской кольцевой с ее постоянным интенсивным движением, ни на главном железнодорожном вокзале страны мы не увидели повышенного радиационного фона.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Свалка, ТЭЦ и «ОИЭЯИ-Сосны»

Что бы еще проверить? Мы решили съездить на функционирующую городскую свалку возле Чижовки, заглянуть на ТЭЦ-4, что возле Сухарево, и побродить по окрестностям ГНУ «ОИЭЯИ-Сосны» НАН Беларуси (если вы не знали — Государственное научное учреждение «Объединенный институт энергетических и ядерных исследований — Сосны»). Говорят, на территории последнего есть небольшой действующий ядерный реактор.

Сначала подъезжаем к ТЭЦ-4. Трубы методично наполняют паром хмурое минское небо, а Вадим рассказывает о том, что сейчас «зайвы» (ZIVE) тестируются по всему миру — от США и Мексики до европейских стран.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Белорусским прибором даже заинтересовался ведущий эксперт Гринпис по ядерной энергетике Ян Хаверкамп (Jan Haverkamp), который теперь ездит с ним по всем атомным станциям.

Делаем замеры — все отлично. Пусть вас не смущает грозный вид ТЭЦ — радиации здесь нет и близко (в конце концов, это же не АЭС).

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Следующий пункт назначения — городская свалка. Крайне маловероятно, что кто-то делает здесь захоронения ядерных отходов, но почему бы не проверить?

Дорогу к свалке преграждает земляная насыпь. Выходим из машины и идем пешком, чтобы оказаться поближе. Однако кроме не самого приятного запаха здесь ничего нет. Дозиметр показывает норму.

— Ничего удивительного, — рассказывает разработчик ZIVE. — Дело в том, что на въезде на подобные свалки стоят портальные мониторы, «сканирующие» мусоровозы на радиацию.
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
В Соснах все оказывается еще лучше. Чистый воздух, пустая дорога к научному учреждению, колючая проволока, ограждающая его, и никакой радиации. ZIVE показывает рекордное по чистоте значение за день — 0,09 мкЗв/час.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Вадим продолжает рассказывать о своем проекте. Планы у R-NOX грандиозные:

— Наша главная задача — стать крупнейшим в мире экологическим банком данных, которые смогут использовать другие компании, стартапы для своих исследований, приложений и web-сервисов. Сейчас мы запускаем программу тестирования наших инструментов научными организациями. Ряд европейских институтов уже выразили желание поближе познакомиться с нашими продуктами, не только с ZIVE.

«До 60% заболеваний горожан вызваны окружающей средой»

Заканчиваем наше путешествие в самом центре Минска — на «нулевом километре» возле Дворца Республики. Здесь никаких проблем нет — фон в норме, однако спустившсь к головному офису velcom, к месту, где ранее располагался музей Отечественной войны, мы замечаем локальную аномалию — приборы внезапно показывают более 0,3 мкЗв/час.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Это очень просто объясняется, — сообщает основатель R-NOX. — Гранит, дающий сейчас повышенный фон, — это камень, образованный в результате извержения вулкана, когда на поверхность земли выходит магма, и по этой причине в нем присутствует определенное количество изотопов.

По словам Вадима, в граните может содержаться малое количество урана, тория, радия и других радионуклидов. Но в данном случае всё очень локально и безопасно, если только вы постоянно не ночуете на этом камне.

Уже прощаясь, молодой человек рассказал об интересной статистике ВОЗ (всемирной организации здравоохранения).

— Организация определила основные факторы, влияющие на здоровье человека. Примерно 50% - это образ жизни, 20% - это гены, 20% - это окружающая среда и только около 10% - это уровень здравоохранения. То есть уровень здравоохранения — больниц, поликлиник — влияет на наше здоровье гораздо меньше, чем окружающая среда. И до 60% заболеваний горожан вызваны окружающей средой. Я верю, что, когда люди поймут, насколько сильно экология влияет на их жизнь, они начнут менять свое отношение к ней.

Читайте также:

Исследование: чернобыльская катастрофа нанесла меньше вреда фауне, чем обычная деятельность человека.

Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-50%
-40%
-15%
-10%
-80%
-30%
-50%