Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


Юрий Шиляев | Фотография из блога, yuri.shilyaev.comЮрий Шиляев живет и работает в Беларуси. А его блог активно читают веб-разработчики на всем постсоветском пространстве. Автор нерегулярных заметок не горит желанием перебираться в Москву или менять статус на "фрилансера". Об этом и многом другом – в гостиной "toodoo + internet.ru".
 
- Юрий, почему вы сейчас не в Москве?

– Хороший вопрос, мне его задают довольно часто. Предложения работать поступали неоднократно. Но ехать в Москву не хочу.

Мы как-то привыкли делить всю страну на столицу и провинцию. Те кто не в столице, те провинциалы. Поэтому Москва у нас это и финансовый и культурный и прочий центр. Центр всего. Мне нравится концепция Европы, где человек может себя чувствовать личностью, проживая в мелком городке. Делать там научные открытия, предлагать новые технические решения. Тем более, что Интернет позволяет сейчас стирать границы для людей и их идей.

– Белорусский рынок веб-разработки намного отстает от российского?

– А по каким параметрам сравнивать? Я думаю, что с одной стороны отстает на несколько десятков миллионов потенциальных пользователей, а с другой стороны года на 2 в развитии. Люди и технологии есть, но применения им на белорусском рынке найти бывает не просто. Многие белорусские разработчики работают на Москву и на Запад. А белорусский рынок в результате их просто не может “купить”.

– Как вас вообще забросило в Беларусь?

– Переехали (улыбается).

– Вопрос из блога: почему ушли из “Ред График”?

– Никакой грандиозной историей об этом я общественность не потрясу. Я там уже 2 года не работаю, а вопросы все еще задают.

– Еще один вопрос из блога: как появился на горизонте “Артикс”, компания, в которой трудитесь сейчас?

– Вообще эту чудную историю было бы интересно рассказать несколько позже. Но раз задаете вопрос, то можно раскрыть чуточку завесу тайны. Директор “Артикса” написал письмо моему брату о своем интересе организовать офис в Минске. Они месяц общались, но в итоге Саша отдал развивать эту идею мне. Я взялся. Надеюсь, что не зря.

– “Артикс” работал на Запад, какие причины заставили обратить внимание на Россию?

– Ничего удивительного не вижу в этом. Многие думают, что запад платит какие-то бешеные деньги отечественным разработчикам. Это миф. Они там умеют считать деньги. В Москве много компаний, которые работают только на Москву и не думают про “запад”. Им вполне хватает развивающегося московского рынка. Нам тоже этот рынок интересен. Реклама, разработка сейчас очень пользуется спросом.

– Компания работает на Запад и Россию, а офис в Минске – все упирается в относительно дешевую рабочую силу?

– В целом, да. Рабочая сила у нас не только дешевле, нежели в Питере. Главное в том, что тут людей еще можно найти, хотя со временем все сложнее и сложнее. Питер болен серьезной болезнью кадрового голода.

– Вы делаете проекты для БайНета?

– Нет. 2 года назад мы сделали минский портал о фокусах – MinskMagic.com. Это фактически единственный мой личный вклад в байнет. Компания разработками для БайНета не занимается.

– Из блога: почему вы раскручиваете собственный бренд, но не ведете блог студии?

– У компании нет блога (улыбается). Недавно мы настроили в интрасети внутренний корпоративный блог для общения сотрудников. Там я частенько делаю заметки по нашей работе.

– Вы начинали как фрилансер, в какой момент пришло осознание того, что нужно переходить на офисную работу? Насколько большую роль сыграла материальная сторона?

– Откровенно говоря, я и сам не знал, что начинал как фрилансер. Фрилансером по-хорошему я был 2 месяца между тем, когда покинул “Ред График”, и когда пришел в “Артикс”. Материальная сторона сыграла тут не самую важную роль. Скорее я просто не готов быть фрилансером.

Знаете, я хочу о фрилансе и фрилансерах написать статью у себя на сайте. Пока собираю для этого мысли. Сейчас быть фрилансером модно. Свобода, востребованность, деньги притягивают в эту форму работы многих подрастающих специалистов. Но многие из них не готовы быть фрилансерами. Фрилансер своего рода частный предприниматель, работник, который торгует своим временем сам, а не поручает это делать своему работодателю. Это человек, который сам отвечает за свою репутацию, имя, свой опыт. Но многие молодые фрилансеры зачастую не умеют грамотно взаимодействовать со своими заказчиками. Они безответственны, не умеют планировать свое время, срывают сроки, не заботятся о своем опыте, профессионально не растут.

Сейчас мне удобнее работать в офисе, взаимодействовать с сотрудниками лично, а не по ICQ и e-mail.

– Вы представляете возможным снова вернуться во фриланс?

– Да. Но не в ближайшем будущем. И будет это не фриланс, а какое-то предприятие. Как вы представляете себе руководителя-фрилансера (улыбается)? Анекдот какой-то!

– Вопрос из блога: как вы относитесь к дизайнерам и программистам, как к классу?

– Какой-то расистский вопрос. Классовая борьба в рамках одной узкой отрасли? Я в какой-то мере отношусь и к тому и к другому классу. Напрямую задач дизайнерских или программных я не выполняю. Но по работе и собственным проектам приходится иногда “влазить” в шкуру программиста или дизайнера. И это помогает лучше понять их психологию и их каждодневную работу. А это очень важно.

– Вы много говорите о пользе специализированной бумажной литературы, почему ее сегодня недолюбливает молодежь?

– Вы так задаете вопрос, как будто я древний старик. Есть такой миф: в Интернете есть все. Да там есть все, но не всегда. И не для всех. Пользуясь Интернетом, смотря популярные передачи, мы привыкаем, что знание это просто: 10 способов разбогатеть, 7 привычек успешных людей, вы похудеете за 15 дней, 3 правила, чтобы оставаться красивой. Но в жизни все не так просто. Знания настоящего специалиста должны быть системными. Люди читают несколько статей о дизайне и начинают называть себя дизайнерами. Их странным образом не волнует история развития искусств, история фотографии или того же веб-дизайна. Надо лишь прочитать статью о 10 правилах, как сделать сайт красиво, и тут же попробовать сделать. Изучение отдельных практических приемов без понятия сути глубоких навыков не дает. У меня есть мнение, что человек, который не занимается развитием у себя системных знаний предмета не готов отдаваться ему полностью.

– Еще один нетрадиционный подход, видимо, скрывается в вашем отношении к управлению проектами? Откуда берутся умелые управленцы?

– А откуда берутся умелые боксеры? В отличие от боксеров у менеджеров дела еще хуже. Боксеров научились тренировать. В одной книге я читал, что в очень крупной компании с огромным опытом управления проектами, когда приходит новый ПМ, его похлопывают по плечу и говорят: “Успехов”. А дальше, как звезды сойдутся. Но это ирония. Вообще если сказать просто, то требуется: опыт и самоанализ. Опыт свой и исторический. Читайте книги, там много интересного пишут.

– Кем должен быть управляющий проектом – толковым менеджером или хорошим программистом?

– Хороший программист должен быть хорошим программистом. Потом ведущим программистом. Потом системным аналитиком. Не всегда имеет смысл менять хорошего инженера на посредственного руководителя. Я люблю приводить примеры из “альтернативной” литературы. Есть такой Принцип Дилберта: наихудших работников систематически переводят туда, где они могут причинить наименьший ущерб,- в администрацию (смеется). Хороший программист еще не означает хороший руководитель. Управляющий проектом должен быть менеджером, но важен также его бакграунд, прежний опыт. С большим программным проектом лучше справится бывший программист. Творческий проект лучше осилит бывший дизайнер. И т.д.

– Что делать в тех случаях, когда душа к проекту не лежит? Приходилось ли вам управлять такими?

– Конечно, приходилось. Именно по таким проектам проходит граница профессионала и “любителя”. Чтобы сделать проект профессионал должен его полюбить, даже если душа не лежит. Не всегда это получается, но надо стремиться.

Позволю себе поиронизировать на эту тему. Вообще я заметил, что есть какая-то средняя длинна проекта, после которого желание им заниматься пропадает у того или иного менеджера. Причем это время связано со средним временем проектов, к которым привык менеджер. Скажем, человек, который привык вести проекты по 3 года, без труда справится с проектом длинной в пол года. А вот менеджеру, делающему проекты длинной в месяц, будет в тягость проект в год. Думаю, что среднее время “неинтересности” проекта лежит в пределах от двух месяцев до двух лет. Исследователям будущих поколений предстоит уточнить эту цифру.

– Напоследок, из блога: как перестать программировать и начать жить?

– Знаю, чей это вопрос (спасибо, Н.!) (улыбается). Долгие исследования ряда ученых показали, что программисты тоже иногда живут. Особенно когда встают из-за компьютера и идут за пивом.

– Традиционно спрашиваем: откуда узнали про toodoo, что пожелаете его разработчикам?

– Откуда узнал не помню. По какой-то ссылке зашел. Сначала не придал значение. Потом зашел уже где-то через месяц. Нашел свой сайт, разобрался что к чему. Проект понравился. Проект у вас интересный. А пожелание мое будет из 3-х букв: ROI.


Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-20%
-43%
-30%
-48%
-30%
-20%
-30%
-20%