108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  2. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  3. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  4. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  5. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  6. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  7. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  8. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  9. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  10. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  11. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  12. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  13. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  14. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  15. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  16. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  17. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  18. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  19. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  20. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  21. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  22. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  23. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  24. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  25. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  26. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  27. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  28. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  29. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  30. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное


Серые мобильники | Рисунок из журнала Мобильная СвязьДесять месяцев действия указа о маркировке мобильных телефонов контрольными знаками обеспечили прирост отрицательного торгового сальдо страны как минимум на $1,5 млн. А все из-за банальной несогласованности текста документа между контролирующими ведомствами, в результате чего импорт мобильников превратился в высшей степени абсурдный процесс.
 
В прошлом году в Литве, в 18 км от белорусско-литовской границы, заработал склад временного хранения (СВХ), где литовцы всего за $1 с единицы товара клеят контрольные марки на мобильные телефоны, предназначенные для ввоза в Беларусь. Работа непыльная, оплачивается регулярно, и литовская сторона очень довольна проводимой в соседней стране политикой по защите внутреннего рынка.

Помимо $1 на зарплату наклейщикам марок белорусский импортер оплачивает аренду склада под партию мобильных телефонов, а также расходы по транспортировке груза из Минска в Вильнюс, затем на СВХ и снова в Беларусь. К затратам следует отнести заграничную командировку сотрудника фирмы-импортера, который привозит литовским рабочим марки: их, как бланки строгой отчетности, передавать сторонним лицам запрещено. В результате, по оценкам импортеров, наклейка копеечной марки (Br20) выливается для фирмы в $4-7 на каждом мобильном телефоне.

С 1 июля, когда в действие вступила новая редакция Таможенного кодекса, процедура обещает стать еще занимательнее. В старом кодексе таможенная территория Беларуси была несколько меньше территории государства: в ст. 3 было специально оговорено, что свободные склады и свободные таможенные зоны находятся вне таможенной территории РБ. В новом кодексе этой оговорки уже нет, а таможенная граница совпадает с государственной.

Согласно указу N444 о маркировке товаров идентификационными знаками, без марок их можно хранить и перемещать под таможенным контролем, но предыдущий абзац запрещает ввозить такие товары на территорию страны без маркировки. Выход есть – нет входа.

Еще парадоксальнее эта процедура выглядит, когда белорусская фирма покупает мобильники не для внутреннего рынка, а для продажи в третью страну. Прилетевший в аэропорт «Минск-2» груз под таможенным контролем отправляется на СВХ под Вильнюсом, где литовцы получают свой $1 и наклеивают белорусские марки, затем телефоны возвращаются в Минск, где белорусы – тоже не бесплатно – со знанием дела отклеят наклеенную марку, потому что контрольные марки предназначены для товаров внутреннего рынка, за рубеж их отправлять нельзя.

Согласно данным ГТК, за январь-август 2007г. в Беларусь официально ввезено 237,8 тыс. мобильных телефонов на $25,1 млн. Цена контроля за чистотой поставок вылилась в $1,5 млн., которые будут включены в отпускную цену телефонов. А сама система контроля за товарами становится зарубежной услугой, которую белорусский импортер телефонов оплачивает валютой из карманов потребителей. Таким образом, меры по контролю за оборотом маркированных товаров, пресечению их контрабандного ввоза и незаконной реализации демонстрируют неэффективность всей системы. Количество легальных телефонов на рынке по-прежнему не превышает 10% от их реального потребления.

В январе-феврале т.г. ввоз мобильников вырос в 5 раз – до 54,6 тыс. штук. Это дало основание госорганам, придумавшим маркировку, с удовлетворением констатировать: процедура дала эффект. Однако импортеры сообщили, что такой рост обеспечил ввоз аппаратов, которые «висели» на таможне с декабря 2006г., и предупредили, что «больше таких вбросов уже не будет». Статистика подтвердила прогнозы: в январе-марте ввезено 96,6 тыс. (рост в 3,4 раза к аналогичному периоду 2006г.), за полгода – 184 тыс. (в 2,6 раза).

Нельзя сказать, что в Беларуси не хватает собственных СВХ или белорусские рабочие наотрез отказываются клеить марки на телефонные коробки. Достаточно просто принять правовой акт, который позволил бы импортерам маркировать мобильные телефоны на территории таможенных складов.

ЧТО ГОВОРЯТ

Сергей ИСАЕВ, директор ООО «Технический центр СНАМИ». При переговорах с нашими поставщиками, производителями сотовых телефонов, нам крайне трудно объяснить процедуру и порядок легального ввозасотовых телефонов. Я всегда ощущаю себя папуасом, который на утлом челне приплыл к большим белым людям на больших кораблях и пытается объяснить все экономические ритуалы нашей страны. Почему облизывать коробки с телефонами важно за пределами страны и мы не хотим их пометить на своей территории? Почему наклеиваются только марки, а не портрет министра – инициатора маркировки, выполненный в технике «старых голландцев»? Почему надо испрашивать дополнительное разрешение на их ввоз, если Минсвязи сертифицировало оборудование? Почему мы спорим по поводу цен, а оплачиваем затраты по маркировке? Почему депутаты и министры получают зарплату из бюджета нашей страны, а пополняют бюджеты соседних стран? Когда увлечение филателией перерастет в увлечение нумизматикой?

Ольга МИКША


-10%
-20%
-20%
-10%
-20%
-20%
-15%
-23%
-10%
-20%
-80%