Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


Один из ведущих экспертов российского рынка мобильной связи Эльдар Муртазин убежден, что кипрский посредник в сделке с продажей госдоли в уставном фонде Velcom нужен был для ухода от налогов.

Елена НОВОЖИЛОВА, "Белорусские новости"

Исходя из данных платежного баланса Беларуси, государство могло временно пристроить у кипрской компании SB Telecom свою долю в операторе "Мобильная цифровая связь" (Velcom) всего за 290 млн. долларов, а, спустя два месяца, передать в руки австрийской Telecom Austria уже за куда большие деньги.

 
Фото photo.bymedia.net

В течение нескольких месяцев (с августа 2007-го) местные чиновники и участники сделки хранили молчание о каких-либо деталях перехода госпакета кипрскому соучредителю.

Стало лишь известно, что 70% активов предприятия достались перекупившей его вскоре Telekom Austria Group за 702 млн. евро (1 млрд. долларов).

В ноябре на пресс-конференции в Минске генеральный директор австрийской группы Борис Немшич сообщил, что оставшаяся доля в 30% в SB Telecom может быть выкуплена в 4-м квартале 2010 года за 320 млн. евро плюс дополнительное вознаграждение, которое будет зависеть от будущих показателей Velcom.

Известно, что посредником второй сделки выступил австрийский бизнесмен Мартин Шлафф, владеющий активами SB-Telecom. Он также способствовал покупке австрийскими компаниями мобильных операторов в Болгарии и Сербии.

В декабре министр связи и информатизации Беларуси Николай Пантелей под нажимом журналистов был вынужден признать: при продаже своей доли в Velcom государство получило "гораздо больше 500 млн. долларов" (догадки прессы о 500 млн. долларов строились на словах Александра Лукашенко, который в минушем апреле публично сообщил о поступившем из-за рубежа "супервыгодном" предложении: продать 51% акций Velcom за 300-500 млн. долларов). "Госдоля была продана, исходя из цены гораздо более высокой, чем было заплачено за соответствующую долю при продаже SB Telecom австрийской компании", — рассказал Н.Пантелей.

При этом назвать точную сумму сделки министр отказался, заявив, что, если руководство SB Telecom захочет раскрыть подробности сделки, белорусская сторона возражать не станет.

Руководство кипрской компании пока ничего рассказать не захотело, но, исходя из данных белорусского платежного баланса, опубликованных на сайте Национального банка, страна за январь-сентябрь прошлого года получила прямых инвестиций в форме акционерного капитала 1 058,7 млн. долларов.

Вычтя из этой суммы 625 млн. долларов, пришедших в тот период от "Газпрома" за 12,5% акций "Белтрансгаза", 53 млн. долларов, привлеченных в уставные фонды банков, а также 89,6 млн. долларов, поступивших "от иностранных инвесторов в уставные фонды других организаций по другим объектам прямого инвестирования", получаем: правительство продало свою долю в "МЦС" киприотам примерно за 290 млн. долларов.

Два месяца спустя, 51% уставного фонда мобильного оператора при переходе под контроль австрийской компании стоил уже приблизительно 700 млн. долларов.

Никакого роста стоимости компании "МЦС", разумеется, не было, заявил "Белорусским новостям" ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин. Особенность этой двухходовой комбинации такова, что сумма продавцу — в данном случае государству — выплачивается не сразу: "видимые" деньги переносятся на посредника, все остальное — на конечного покупателя.

Такая схема, по словам эксперта, нужна для того, чтобы сэкономить на налогах, а также для того, чтобы не объявлять тендер.

"Это крайне сложно доказуемо, но подобные сделки, как правило, проводят для того, чтобы занизить ее сумму и, соответственно, платить меньше налогов, чтобы обойти возможные острые углы. Так что это не то, чтобы кто-то сказочно купил и тут же сказочно продал. Первоначальный и конечный покупатели были известны изначально", — считает Э.Муртазин.

По его словам, фактически первая сделка фиктивная. Подобные приемы, отмечает аналитик, достаточно популярны на рынке. Случается, стоимость компании изменяется десятикратно. "Самый простой бытовой пример: занижение стоимости квартир при их продаже с тем, чтобы платить меньше налогов, — объясняет Э.Муртазин. — Представьте, компания ведь продается не за наличные деньги, их нельзя куда-то спрятать, провезти в карманах. С них надо платить налоги. Естественно желание эти выплаты снизить".

По горячим следам первой сделки руководитель аналитического центра "Стратегия" Леонид Заико высказал смелое предположение о том, что государственные структуры не комментируют данный факт "по причине нежелания разглашать свои тайны. Так было везде: сначала приватизируют, а затем через десять лет сажают в тюрьмы. Сначала будет какая-то непонятная продажа пакетов, а потом громкое дело о коррупции. Мы будем проходить ту же стадию, что Россия, Украина, Казахстан — через лет десять будем смотреть на "приватизаторов", которые будут наблюдать небо в клеточку".

IT.TUT.BY: напомним, что в декабре 2007 министр связи и информатизации Николай Пантелей сообщил, что госдоля VELCOM была продана за гораздо большую сумму, нежели 500 млн. долларов.


Нужные услуги в нужный момент
{banner_1133}