Закон | Изображение с сайта campusaccess.com31 марта суд в Сыктывкаре начал рассмотрение первого уголовного дела, возбужденного за комментарий в ЖЖ. Блогеру и музыканту Савве Терентьеву предъявлены обвинения по 282 статье Уголовного кодекса, части 1-ой – "Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды". Блогер в свое время нелестно отозвался о милиционерах.
 
Делу Саввы Терентьева уже больше года. Все началось с комментария, который блогер оставил 15 февраля 2007 года в блоге журналиста Бориса Суранова. Последний написал в ЖЖ о том, как отдел "К" провел "безуспешную облаву" на газету "Зырянская жизнь", где он работает.

Пост Суранова так возмутил Терентьева, что он призвал сжигать по одному "неверному менту" в день в печи на центральной площади Сыктывкара. Кроме того, музыкант предположил, что милиционеры необразованны и добавил еще несколько эпитетов.

Представители отдела "К", о которых и шла речь в посте Суранова, обиделись на комментарий. В апреле, когда комментарий Саввы был уже удален, стало известно, что Терентьева заподозрили в оскорблении милиции. В августе прокуратура Сыктывкара завела на блогера уголовное дело, считая, что он возбуждал ненависть интернетчиков к социальной группе "милиция".

Оставалось выяснить, действительно ли призывы Терентьева – оскорбление. Для подобной работы и оценки в ходе следствия привлекаются эксперты.

Следствие двигалось медленно, сменилось несколько следователей. Группа ученых из Уральского отделения Российской академии наук подготовила социогуманитарную экспертизу. Адвокат заявил протест, заявив, что УрО РАН не является специализированной организацией, созданной для обеспечения нужд органов дознания. Экспертизу исключили из дела.

В конце сентября было решено провести еще одну социогуманитарную экспертизу. На этот раз выбрали петербургский Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого РАН, или попросту Кунсткамеру. Эксперты последней в свое время анализировали листовку "Правда о событиях в Кондопоге", автор которой впоследствии получил два года колонии за разжигание межнациональной розни. Кунсткамера в ноябре, по словам Терентьева, отказалась от проведения экспертизы, заявив, что социальными рознями не занимается.

2 декабря срок следствия по делу должен был закончиться, однако его продлили, так как все еще требовалась экспертиза. Еще одну экспертизу проводили на базе кафедры политической теории Сыктывкарского университета. Группа экспертов, состоящая из философа, филолога, историка и этнополитолога, сочли, что комментарий разжигал ненависть и вражду к милиции как социальной группе.

22 февраля 2008 года Терентьеву было предъявлено официальное обвинение, что означало для него превращение из подозреваемого в обвиняемого. 6 марта прокуратура Сыктывкара передала уголовное дело в суд.

Сообщество блогеров замерло, медленно осознавая, что за комментарием в ЖЖ может последовать возбуждение уголовного дела. Хотя исход одного дела ничего не решает (в России не прецедентное право, как в США), допускать саму возможность ответственности за свои слова в блогосфере мало кому хочется.

31 марта состоялось первое заседание Сыктывкарского городского федерального суда. Линия защиты состоит в том, чтобы добиться возвращения уголовного дела на доследование для устранения нарушений, допущенных в ходе следствия.

С экспертизой, которая является одним из основных козырей обвинения, по мнению защитников, связано одно из таких нарушений. Они сообщили судье Любови Сухаревой о том, что защиту ознакомили с постановлением о назначении экспертизы через неделю после завершения. По мнению защитников, это является процессуальным нарушением. Суд согласился и исключил результаты экспертизы из уголовного дела.

Это большая победа защиты в деле подсудимого Терентьева – материалы экспертизы удалось убрать еще до рассмотрения. С другой стороны, в том же заседании адвокаты потерпели поражение. Суд разрешил обвинению вызвать сыктывкарских экспертов для дачи показаний в качестве свидетелей. Таким образом, экспертиза из письменной превратилась в устную.

Так, по личному мнению заведующей кафедрой общего и русского языкознания Сыктывкарского госуниверситета Натальи Сергиевой, комментарий Терентьева может быть оскорбительным для всех сотрудников МВД. Она уточнила, что как неспециалист не может указать, направлен ли смысл комментария против целой социальной группы, и напомнила, что смысл, вложенный автором в комментарий, может отличаться от того, как текст восприняли читатели.

Блогер Борис Суранов сообщил, что его дневник не является средством массовой информации, а сам он серьезно этот комментарий не воспринял. Сам же Савва Терентьев на заседании суда извинился перед всеми порядочными милиционерами, заявив, что имел в виду только взяточников и "антигероев".

В общем, сложилась классическая ситуация: блогер ругательски ругается, знатоки русского языка высказывают свои мнения о тексте ругани, силовики спят и видят, как бы найти в удаленных комментах состав преступления. За всем этим наблюдает модератор-судья, которой предстоит решить, стоит ли кого-нибудь забанить.

Александр Амзин


{banner_819}{banner_825}
-35%
-80%
-50%
-20%
-50%
-75%