Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


Лого: РУП БелтелекомК рынку, где все равны и государство не эксплуатирует завышенные возможности одного, субсидируя заниженные способности другого, призывает Всемирная торговая организация. Через сито своих экономических фильтров ВТО рассматривает Беларусь как своего нового потенциального участника. Требования в сфере связи на первый взгляд просты: отмена монопольного права на предоставление услуг международных звонков, доступа в Интернет и взаимодействия с сотовыми операторами. Так работает весь мир. Но чтобы перестроить ныне действующую систему Беларуси, потребуется не один год.
 
Минсвязи выполнил свою миссию. Проект Закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об электросвязи» представлен на рассмотрение в постоянную комиссию парламента. Впрочем, рассказывая депутатам о новых поправках, министр связи Николай Пантелей не преминул заметить: вступление в ВТО грозит экономике страны многими минусами. Кроме того, что потребуется отмена исключительного права национального оператора электросвязи на пропуск международного трафика и присоединение к сети электросвязи общего пользования и сетям других государств, так еще и финансовых потерь не избежать. Они оцениваются в 20—30 процентов от нынешнего уровня доходов национального оператора. Но это при существующем уровне тарифов на услуги электросвязи общего пользования и отмене монопольного права «Белтелекома» на пропуск международного трафика.

Еще большими убытками грозит предоставление права операторам сотовой связи взаимно присоединять сети. Сотовая связь все-таки соединяет говорящих не только по воздуху. От одной базовой станции к другой голосовой сигнал снова попадает в провода, проложенные «Белтелекомом», а посему ему принадлежащие. Но если последний перестает быть монополистом, значит, тянуть линии связи смогут и другие операторы.

Частичной панацеей от сюрприза под названием ВТО Николай Пантелей считает ребалансировку тарифов. И провести ее министр предлагает перед принятием закона-поправки. План действий таков: снижение тарифов на международные звонки, повышение на местные, которые ныне убыточны.

Например, абонентская плата для физических лиц, переведенных на повременную систему оплаты разговоров, возмещает себестоимость на 38,6 процента, для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей — на 60 процентов. Для абонентов, не переведенных на «повременку», — соответственно на 22,1 и 41,8 процента. Услуги для физических лиц за местные телефонные разговоры окупаются на 57,8 процента, для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей — на 87,2 процента.

Кроме того, «Белтелеком» продолжает оказывать поддержку наиболее незащищенным слоям населения. Национальный оператор реализует социальные проекты, в том числе по телефонизации удаленных территорий за счет собственных и бюджетных средств.

Словом, предложение Минсвязи о повышении тарифов — на столе у министра экономики Николая Зайченко, на ведомстве которого лежит персональная ответственность за инфляцию. Например, в конце прошлого года ее уровень был неоправданно высок, за что министерство получило серьезное замечание. А выступая на заседании Совмина 26 марта, министр экономики заметил:

— Структура роста потребительских цен включает уже использованный лимит роста услуг ЖКХ, а также упорядочения цен на продукцию АПК. Тем не менее задача выполнения данного параметра до конца года остается исключительно сложной и очень напряженной. В Минэкономики и правительстве находится ряд предложений: Минсельхозпрода, Минэнерго, Минжилкомхоза, Минтранса, БелЖД, Минсвязи по повышению цен и тарифов. Но если Минэкономики примет хотя бы то, что внесено, то об уровне инфляции 108 процентов можно забыть. Она станет предположительно 116—120 процентов. И это сейчас, в начале года. Поэтому здесь подход мы будем выдерживать очень жесткий, но при этом, безусловно, взвешенный. Будем стремиться обеспечить безубыточное ведение хозяйства, но при этом, конечно же, не пойдем на кратное повышение цен и тарифов на отдельные виды товаров и услуг.

И хотя, по словам Николая Пантелея, «в нашей стране можно в 1,5 раза повысить абонентскую плату за телефон, довести ее до 2—3 долларов, тарифы все равно будут ниже, чем в других государствах», позиция Минэкономики как разрешающего органа предельно понятна. При этом неясной остается судьба подвисшего проекта закона. Он согласован, даже, может быть, утвержден. Однако для его принятия требуются оговорки по срокам введения, поскольку окончательный срок проведения ребалансировки тарифов не определен.

Словом, пока убытки «Белтелекома» компенсируются за счет перекрестного субсидирования. А в Минсвязи пытаются прогнозировать будущее. Например, первый заместитель министра Иван Рак считает, что «должен прийти альтернативный оператор, который будет строить свои сети или получит право на взаимодействие с другими операторами. После этого начнется ценовая конкуренция, и тарифы будут снижаться». Акционированный или неакционированный «Белтелеком», утверждает Рак, «будет работать так, как работал ранее, и судьба его приватизации вовсе не связана с требованиями ВТО».

Есть мнения и других специалистов — полной демонополизации в стране не произойдет: монополия гос-оператора будет отменена только в тех случаях, когда она будет сдерживать развитие рынка услуг связи.

— Сегодня проект закона находится в парламенте, — рассказал начальник управления электросвязи Юрий Шпак. — Если его возвратят на доработку — будет дорабатываться. Если нет — значит, его примет парламент. Затем Совет Республики. Потом законопроект направят главе государства. Поскольку сроки вступления Беларуси в ВТО пока неизвестны, то и о каких-либо конкретных датах принятия законопроекта и подготовки всей экономики отрасли к какой-либо конкретной дате говорить не приходится.

Прямая речь

Генеральный директор ИП «Альтернативная цифровая сеть» (ТМ «Атлант Телеком» и «Шпаркi Дамавiк») Игорь Сукач:

— Суть решения министерства не совсем правильно донесли, в том числе журналисты. Услышали они следующее: если сейчас демонополизировать «Белтелеком», отрасль связи в стране рухнет. Что бы ни говорили, даже мы, операторы, опираемся на инфраструктуру «Белтелекома». Существующие тарифы на услуги его голосовой связи — это львиная доля выручки, но «голос» убыточен. Если сказать, что провайдеры отбирают, например, внешнюю связь, от услуг которой национальный оператор зарабатывает, «Белтелеком» просто рухнет. И я понимаю Минсвязи, которое предлагает: давайте повысим стоимость голосовой связи до уровня хотя бы себестоимости, чтобы этот «колосс» устоял после снятия монополии. То есть сначала повысим тарифы, а потом уберем монополию. С этим все согласны, за исключением Минэкономики. Там разрешают повышать тарифы медленно-медленно. И тут возникает некое противоречие: с одной стороны, есть требование рынка сделать это завтра. С другой — мнение, в котором прописано сделать это с некоторой задержкой. Как все произойдет — покажет время.


Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-10%
-20%
-50%
-50%
-10%
-30%