Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


Игорь ПРОВОДНИКОВ, /

ИТ | Изображение с сайта offshorestudio.comКризис нам не только угрожает – он уже начался. Вопрос в том, что нас ждет: будет это нечто похожее на то, что страна пережила в начале 90-х годов ХХ века, или что-то другое? Еще интереснее, как кризис скажется на бурно развивающейся отрасли информационных технологий.
 
Мир

Первое впечатление белоруса – что кризис происходит где-то далеко за границей. У нас ничего подобного нет и не может быть в силу относительной закрытости нашей экономики. Во-первых, у нас (к счастью?) нет фондового рынка и ипотеки, поэтому нечему впадать в кризис. Во-вторых, в нашей экономике ХХ века доминирует госсектор, который подчиняется мудрым приказам, а не стихийным экономическим законам из учебников. В-третьих, компьютеры и интернет нужны всем, без них сегодня обойтись уже просто нельзя, как без еды и одежды, продажа которых не может упасть даже в кризисные времена. И вообще с белорусами в 90-х еще не такое случалось – и выплыли. Как-нибудь будет.

Напомним, что кризис начался с краха американской ипотеки. Ипотечные банки, безответственно выдававшие без проверки слишком рискованные кредиты на приобретение недвижимости, в одночасье потеряли стабильность из-за прекращения роста цен на недвижимость. Многие владельцы приобретенного в кредит жилья в эпоху американской экономической рецессии не смогли расплатиться по кредитам, а убытки, которые банки традиционно покрывали путем продажи заложенной недвижимости, перестали покрывать даже сумму кредита. Лопнули крупнейшие ипотечные банки, за ними – инвестиционные, перестав доверять друг другу. Сначала застройщикам, а потом и самим банкам оказалось негде взять кредит, причем не потому, что деньги испарились, а потому, что их никто не дает, придерживая из страха невозврата. Далее по цепочке пострадают и все остальные рынки, и эпидемия взаимных неплатежей, начав с финансовых институтов, охватит другие отрасли экономики.

Россия

Впрочем, сказать, что в братской России кризис случился из-за американского кризиса или резкого падения цен на нефть на мировых рынках, было бы лишь малой частью правды. В гораздо большей степени российский кризис вызван антизападной политикой государства и грузинской военной операцией.

Легко проследить, как на протяжении последних месяцев после каждого резкого заявления или действия российского руководства фондовые индексы на российских биржах в тот же день сильно и безвозвратно падали. Еще хуже, что за этим следовало массовое изъятие перепуганными иностранными инвесторами значительных сумм, вложенных в российскую экономику, – опять же из страха потерять свои деньги в результате войны, национализации или международных экономических санкций. За последние несколько месяцев из России были выведены десятки миллиардов долларов иностранных инвестиций, привлеченных в предшествующие 20 лет хороших отношений с Западом. На профессиональном жаргоне маркетологов можно сказать, что за последние месяцы Россия провела мощную комплексную пиар-кампанию по демаркетингу инвестиций в свою экономику.

Говорить о кризисе в России – значит преуменьшить масштаб явления. Имеет место самый настоящий крах российского фондового рынка, который уже породил и в будущем еще породит крупные корпоративные банкротства, поглощения и слияния. Особенно страдают отрасли, которые в принципе не могут развиваться без инвестиций или долгосрочных кредитов, в первую очередь строительство, которое почти остановилось. Цепочки неплатежей в России на глазах приобретают системный характер, и бороться с ними может быть так же сложно, как в начале 90-х, когда без оборотных средств оказались целые отрасли и остановились заводы.

История показывает, что любой кризис последних десятилетий начинается в США, затем распространяется на Европу и лишь затем – на весь остальной мир. Таким образом, в ближайшие полгода кризисные явления в экономике Беларуси будут лишь нарастать.

Беларусь

Первое возможное последствие кризиса – падение белорусского экспорта и импорта. На приобретение товаров обычно берутся кредиты. Если их не дают, закупка товаров невозможна. Уже появились первые сведения о падении спроса на две основные наиболее прибыльные товарные позиции белорусского экспорта – калийные удобрения и нефтепродукты. Причина банальна: их зарубежные покупатели нашей продукции не могут взять кредит. Вслед за этим упадут и цены, и маржа. Следовательно, белорусский бюджет недосчитается существенных сумм, и еще неизвестно, какие именно проекты и выплаты будут заморожены.

Ввиду социальной ориентированности нашей экономики можно предположить, что бюджетники вряд ли пострадают, зато заморозится частное строительство. Распродавать заводы для покрытия бюджетного дефицита сейчас не время: это нужно было делать хотя бы полгода назад, а сейчас и цены не те, и покупателей попробуй сыщи. Кредиты будет тоже найти сложно.

К тому же добавятся возможные проблемы с экспортом в РФ таких традиционных белорусских товаров, как телевизоры, холодильники, тракторы, грузовики. Поскольку недорогая отечественная потребительская электроника приобретается рядовыми россиянами, кризисом не слишком охваченными (как правило, по старой памяти людьми старшего возраста), можно предположить, что эта статья экспорта будет не слишком сильно затронута кризисом. Правда, для поддержки продаж дилерам придется выдавать товарные кредиты, и задержки платежей с их стороны все-таки неизбежны, что породит острую нехватку оборотных средств у белорусских предприятий. То же касается тракторов, приобретаемых за бюджетные субсидии российскому сельскому хозяйству, если объем субсидий сократится или отложатся сроки его выплат. Пострадают от перепроизводства и даже могут остановиться наши промышленные гиганты.

Скоро может не стать и импорта. Из продажи будут случайным образом периодически исчезать и снова волшебным образом появляться целые группы импортных товаров только потому, что их крупный или единственный белорусский импортер не смог вовремя оформить кредит на закупку. Подобное явление, правда, имеющее другие корни, в последние годы простые покупатели могли наблюдать на примере элитных спиртных напитков, когда периодически с полок магазинов на несколько месяцев исчезали и вновь появлялись "Мартини", "Мартелл" и "Джонни Уокер", как только у их эксклюзивного импортера в Беларуси компании "Мидвест" в очередной раз отбирали (и затем возвращали) лицензию. Еще можно вспомнить традиционные ежегодные летние перебои с компьютерной оперативной памятью, а также ранее случавшиеся каждую осень исчезновения такой чувствительной и даже, можно сказать, символической позиции белорусской розничной торговли, как яйцо куриное.

Второе соображение – общее: несмотря на отсутствие фондового рынка, наша экономика до такой степени зависима от российской, что кризис у наших российских братьев просто не может не ударить по нам, причем самым неожиданным образом. Некоторые явления уже начались. Так, многие крупные строительные проекты в Беларуси, реализуемые с помощью российских инвестиций, заморожены.

Компьютеры и оргтехника

Падение продаж традиционных статей импорта, таких как вычислительная техника и оргтехника, кажется неизбежным, поскольку для их закупки также необходимы кредиты. Будут приобретаться лишь мелкие партии товаров и запасные части. Новая техника будет ввозиться только по заказам и предоплате. Возможно вздорожание новой техники из-за ее дефицита, поскольку спрос еще какое-то время будет выше предложения, пока не упадет из-за распространения кризиса на белорусские предприятия, когда им станет не до закупок. К тому же чем меньше размер партии, тем выше закупочная и соответственно отпускная цена. Большинство белорусских субъектов хозяйствования отложит закупки оборудования до лучших времен, ориентировочно на 1-2 года.

Менее чувствительными к кризису окажутся бюджетники, которые будут в состоянии сделать компьютерным фирмам предоплату, документально гарантировать банкам возврат кредита или просто "по звонку сверху".

Почти не "почувствует" кризис сервисное обслуживание оборудования и техническая поддержка всех видов, поскольку для этого не требуются кредиты, а спрос на услуги мало зависит от финансового состояния владельца оборудования: раз оборудование используется, его так или иначе придется поддерживать в рабочем состоянии.

Программное обеспечение

Внутренний рынок ПО вообще не пострадает. Собственно, будет не слишком большим преувеличением сказать, что его нет. Точнее, он сводится к программам учета и заказным разработкам для государственных нужд. И то, и другое мало подвержено кризисам. Бухгалтерский баланс придется сводить и тратить на него деньги даже тогда, когда предприятие стало банкротом и подлежит ликвидации, а разработка и совершенствование программ для таможни и многих других органов станет еще более актуальным для скорейшего латания бюджетных "дыр".

Гораздо хуже дела обстоят с рынком оффшорного программирования, традиционно ориентированного на рынки США, Европы и России. Этот рынок уже сегодня переживает кризис. Число новых заказов на разработку уже к концу лета уменьшилось на порядок, многие проекты по разработке программного обеспечения закрываются. Зарплаты программистов замерли в своем казавшемся неудержимом галопе.

Впрочем, полная смерть и закрытие этим компаниям не грозят: ведь почти у каждой из них есть внедренные уже используемые программы, которые нужно сопровождать. С другой стороны, это далеко не те объемы, которые нужны для сохранения штата сотрудников. Поэтому более "старые" и крупные компании, за годы бурного роста и процветания успевшие накопить "жирок", будут его расходовать для сохранения команды разработчиков, чтобы те не разбежались. А вот фирмы, которые только начали работать над чьим-то одним крупным заказом, несут максимальные риски: вероятность их закрытия из-за отказа стратегического заказчика весьма высока, и вряд ли государство в лице Администрации Парка высоких технологий сможет изыскать средства и возможности для их спасения.

Услуги связи и интернет-реклама

Этот сектор экономики наименее подвержен кризису. Неэлитные услуги в принципе мало подвержены экономическим катаклизмам. Никто не откажется из-за кризиса от доступа в интернет или междугородних (а тем более местных) телефонных звонков. Естественную убыль клиентов с лихвой компенсируют новые и существующие потребители. Проблема в том, что может быть затруднено приобретение нового оборудования передачи данных в кредит, и тогда некоторые провайдеры не смогут расширять свои сети. Впрочем, явно не пострадает РУП "Белтелеком", поскольку строит сети передачи данных за собственные средства, а его доходы состоят исключительно из услуг, спрос на которые кризису не подвержен и, более того, будет расти.

Не предвидится трудностей у операторов мобильной связи. Наш "крупняк" и без того прибылен, сети в основном построены, а масштабы использования услуг мобильной связи и мобильного интернета имеют тенденцию к росту. Возможны затруднения при строительстве малыми операторами сетей связи, однако эксперты утверждают, что нынешние инвесторы "БеСТ" заказывают рекламу, что свидетельствует об их хорошем положении, обеспеченном, очевидно, хорошим положением их учредителя Turkcell, положение которого в своей стране аналогично положению нашего мобильного "крупняка". Не должен претерпеть особых изменений и импорт мобильных телефонов, который в силу "серости" не связан с банковским кредитованием. Этот рынок, похоже, сильнее пострадает от "борьбы Минторга с серыми телефонами", чем от кризиса.

Хуже дело обстоит с услугами интернет-рекламы. Явно откажутся от рекламы автодилеры и банки. Им больше не понадобится рекламировать кредиты, а депозиты (и все остальные банковские услуги), видимо, приносят и без рекламы. Перестанут рекламироваться импортные производители компьютерной техники и оргтехники, не имея кредитов для ввоза оборудования в страну (а отечественных и без того раз-два – и обчелся). А для привоза оборудования под заказ реклама не нужна. Впрочем, по свежим прогнозам, на фоне предсказанного общего падения мировых объемов рекламы на несколько процентов рынку интернет-рекламы все равно сулят двузначные цифры роста. Так что наши немногочисленные интернет-компании должны пережить кризис вполне благополучно. Правда, о сделанном на конференции "Деловой Интернет" прогнозе двукратного роста рынка интернет-рекламы скорее всего придется забыть. Хотя целый ряд экспертов и в Беларуси, и в России предрекает, что из-за кризиса, наоборот, сократится расточительная "стрельба по площадям" в виде рекламы на ТВ и радио, и рекламодатель предпочтет целевые экономичные рекламные кампании в интернете, в результате чего рынок интернет-рекламы может вырасти даже выше прежних прогнозов.

Когда конец?

По сути, весь нынешний кризис – это кризис доверия, повлекший за собой цепочки взаимных неплатежей. Даже ипотечный кризис не имел под собой фундаментальных причин: недвижимость, приобретенная через механизм ипотеки, никуда не исчезла. Она как стояла на земле, так и стоит в целости и сохранности. Корпорации, акции которых обесценились в несколько раз, благополучно функционируют, и в них с материальной точки зрения ничего не изменилось. У многих банков деньги есть, но они не дают кредитов из страха. Должно пройти продолжительное время, чтобы страх исчез. Так что природа нынешнего кризиса абсолютно иррациональна и состоит в смене эйфорических настроений паническими. Следовательно, лучшая антикризисная тактика – борьба с паникой и "эффектом толпы", стимулирование рационального поведения и ответственности всех участников рынка.

Впрочем, в пределах Беларуси это лишь частично решит проблему: мы существуем не в вакууме, и когда иностранные (прежде всего российские) инвесторы изымают свои средства из Беларуси, а работающие у нас иностранные (опять же чаще всего российские или совместные) банки выводят средства в Россию для спасения своих головных банков, одна лишь борьба с паникой не поможет. Проще всего было бы взять стабилизационные кредиты на два-три года, чтобы пережить финансовую "зиму", но где?

Исходя из истории кризисов, нынешний должен продлиться 1-2 года. Как обычно, подъем начнется в тот момент, когда дела пойдут настолько плохо, что все кругом будут уверены: хуже просто не может быть. Только такое состояние сознания вызывает в человеке веру в лучшее – и фондовые индексы, как по волшебству, начинают расти. Выздоровление экономики происходит в том же порядке, что и заболевание: сначала начинает выздоравливать американская экономика, за ней следует европейская, и лишь затем наступает черед остального мира. Восстановится доверие банков к предприятиям, вернутся связи и банковские капиталы, начнут выдаваться кредиты… Но до этого светлого времени гражданам и особенно предприятиям еще предстоит дожить. Не всем суждено.

Комментарий

Валентин Казан, заместитель генерального директора IBA:


Мы живем не в изолированном мире, и естественно, что происходящие в мировой экономике процессы оказывают на ИТ-компании определенное влияние. Если говорить о рынке оффшорного программирования, то степень этого влияния будет определяться многими факторами:

– во-первых, умением ИТ-компании адаптироваться к изменяющимся условиям, диверсифицировать свою деятельнось, умением предложить свой сервис на другой технологии, востребованной менее затронутым кризисом заказчиком;

– во-вторых, соотношением между продуктовой линией и услугами, возможностью гибкого переключения деятельности;

– в-третьих, областью предоставления сервиса: компании, которые предоставляют свои услуги в финансовом секторе, в первую очередь и в большей степени будут затронуты надвигающимся кризисом;

– в-четвертых, географией предоставления сервиса;

– и, наконец, мощностью заказчика, имеющего "запас", позволяющий ему использовать кризисную ситуацию во благо, извлечь максимальную выгоду из происходящего.

О влиянии на нашу компанию я бы сказал, что мы чувствуем изменения в мире, но нынешний кризис, к счастью, существенно не повлиял на нас. Причины разные: возможность и умение диверсификации, специфика пакета заказов, география оказания услуг и т.д.


Игорь ПРОВОДНИКОВ