108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  2. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  3. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  4. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  5. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  6. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  7. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  8. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  9. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  10. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  11. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  12. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  13. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  14. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  15. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  16. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  17. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  18. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  19. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  20. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  21. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  22. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  23. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  24. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  25. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  26. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  27. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  28. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  29. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  30. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе


FIDOКак жили белорусы, когда не было интернета? Только ли избранные имели доступ к Фидонету? Чем он отличался от интернета? Об этом и не только в прямом эфире Радио TUT.BY рассказал адепт Фидонета, технический директор компании "Атлант Телеком" Олег Гаврилов.
 
– Что собой представляла сеть Фидо?

– Сейчас, по прошествии времени, эту сеть можно описать как тематические форумы, сконцентрированные в одном месте. То есть теперь, если человек хочет общаться на тему компьютерных игр, он идет на соответствующий сайт, находит ссылку на форум этого сайта, идет по ней и общается. Если ему нужно общение на другие темы, он идет на другие сайты и другие форумы. В случае же с Фидонетом, все было сконцентрировано в одном месте. Не было такого понятия – сайт. Был, грубо говоря, форум с разными тематическими ветками – они назывались эхоконференциями.

– Как развивалась сеть Фидо в Беларуси? Насколько широко она была распространена?

– Самое начало Фидонета я не застал. Я пришел туда в 1997 году, к этому времени белорусский сегмент Фидонета был уже достаточно распространен – насчитывалось около тысячи активных участников. Хотя сейчас эта цифра, конечно, кажется смешной.

– А что нужно было сделать, чтобы "прийти" в белорусский сегмент сети Фидо?

– Для того чтобы что-то написать в сети Фидо, не достаточно было простой регистрации, как сейчас на форумах. Фидонет была, скажем так, домашней сетью. Необходимо было личное знакомство с человеком, который мог предоставить возможность пользоваться сетью. Этакие мини-провайдеры, у которых были домашние модемные станции, к которым и подключались обычные участники. В Фидонете их называли нодами. А личное знакомство с ними тоже было, как правило, ритуализировано и сопровождалось как минимум совместным распитием пива.

– Какие возможности предоставляла сеть Фидо кроме общения?

– А кроме общения ничего и не было. Причем сейчас на форумах общение какое-то поверхностное, и контингент на форумах за год, за два меняется практически полностью. А в Фидонете одни и те же люди сидели годами. Когда неофиты подтягивались, они сразу были видны издалека…

– Ну а почту-то через Фидонет можно было переслать?

– Да, конечно, кроме форумов были еще и личные сообщения. Их, в общем-то, можно считать аналогом нынешней электронной почты. Потом, когда интернет уже начал развиваться, появилась возможность написания писем из Фидонета в интернет, чем многие активно пользовались, так как коммутируемый доступ в интернет был дорогим.

– Была ли распространена сеть Фидо в регионах Беларуси?

– Конечно, во всех региональных центрах были свои представители, свои узлы. В Минске, естественно, их было наибольшее количество. Но, по сути дела, для регионов тогда это был единственный способ связи с внешним миром: люди звонили по межгороду в Минск, забирали свою почту и тоже участвовали в глобальной сети.

– Были ли какие-то специфичные темы обсуждения у участников Фидо в Беларуси?

– В принципе, нет. Так же, как и сейчас на форумах, в тематических эхо-конференциях говорили обо всем.

– Были ли тогда актуальны вопросы безопасности информации? Нужно ли было как-то защищать информацию на своих компьютерах?

– Тогда единственной проблемой были вирусы (против них точно так же использовались антивирусы) и те участники, которые писали всякие гадости в эти эхоконференции. Сеть Фидонет, как я уже сказал, отличалась тем, что для того, чтобы подключиться, нужно было личное знакомство. По технической информации легко вычислялся тот узел, через который пользователь входил в сеть, и тогда ему уже шла официальная заявка: мол, так и так, прошу разобраться. Кроме того, при регистрации пользователь должен был указать свое паспортное имя. И если его отключали от одного узла, а он хотел продолжать делать гадости, то его никто уже не подключал. Это была самая страшная угроза в мире Фидо – быть экс-коммуницированным.

– Какое компьютерное оборудование, программное обеспечение требовалось для подключения к сети Фидо?

– Нужен был сам компьютер, модем и софт. Этот софт существовал в виде пакетов, которые включали в себя все необходимые вещи: "звонилку", которая забирала почту, так называемый "тоссер", который почту раскладывал по эхоконференциям, и саму "читалку". Именно за настройку этого софта пивом обычно и платили.

– А сколько стоило содержание собственной станции Фидо? Соизмеримо ли это с сегодняшними затратами?

– Особо нет. Можно сказать, что это ничего не стоило. Это просто компьютер с модемом, включенным в телефонную сеть. Была просто абонентская плата за телефонную сеть – какие-то совершенно смешные деньги. Но обычно все звонки шли внутри Минска, деньги забирали только регионы за междугороднюю связь.

– Был ли какой-то элемент престижа? Можно ли было козырять наличием собственной станции?

– Ну конечно! Собственно говоря, ради этого узлами и становились. Это было не так просто. Я, к примеру, пытался стать им на протяжении года. Один раз мне не дали разрешение: мол, стаж в Фидо у меня маленький, рано мне еще узлом быть. А потом, когда я уже стал узлом, то был своеобразный рейтинг: у кого номер короче, тот в Фидо дольше, того все уважают.

– Вы можете вспомнить дату, когда Фидонет в Беларуси уступил место современному интернету?

– Для меня это было году в 2003-04-ом году. Я связываю это с тем, что я перестал там общаться. Те вопросы, которые были интересны для обсуждения мне (а в первую очередь это профессиональные вопросы), стали слишком специфическими, и людей, разбирающихся в них, там не было. Либо они сидели, читали, смеялись и молчали.


-20%
-20%
-10%
-20%
-15%
-50%
-10%
-25%
-20%
-20%
-10%