107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  2. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  3. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  4. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  5. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  6. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  7. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  8. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  9. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  10. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  11. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  12. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  13. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  14. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  15. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  16. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  17. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  18. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  19. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  20. Минское «Динамо» проводит третий матч Кубка Гагарина против СКА. Онлайн
  21. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  22. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  23. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  24. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  25. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  26. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  27. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  28. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  29. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  30. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей


Региональный протокол: технологии идут в глубинку | Фото: etc/СетьЧерез два года белорусские райцентры могут обогнать Минск по уровню проникновения интернета. Согласно последним социологическим исследованиям, сегодня в городах с населением больше 100 тысяч человек 12,2% жителей пользуются доступом в Сеть ежедневно. В Минске аналогичный показатель составляет 30,8%. Участники проекта «100 дорог» Радио TUT.BY и журнал ET CETERA проинспектировали районные центры и лично убедились в том, что до вручения им символического переходящего знамени осталось недолго.
 
В Старые Дороги (Минская область) скоростной интернет завезли относительно недавно вместе с IP-TV и наклейками byfly на окошках местного узла связи. Еще два года назад о мировой паутине не знали ни в Старых Дорогах, ни в расположенных рядом дорогах поновее (поселок Новые Дороги). Интерес к Сети проявляли разве что местные энтузиасты и замеченные в удаленных связях с банками главбухи. Сегодня технический прогресс бодро шагает по двум дорогам сразу. Руководство местного исполкома начинает утро с новостей TUT.BY и заканчивает короткими сообщениями в «Одноклассниках». Оба ресурса – двигатель регионального прогресса и, почему-то, единственные сайты, которым принято верить. В коридорах стародорожской власти уверены, что новые технологии пришли всерьез и надолго. Но, правда, пока лишь во взрослый мир. Позволять своим чадам засиживаться в Сети государственные мужи не спешат.

– Дома компьютера у меня нет, – уверяет энергичный работник исполкома. – Ни к чему он там, пусть дети лучше на улице в мяч поиграют. Хватит им компьютера у меня на работе. Интернет домой я тоже не проводил, разве что IP-TV. Смотрим, нравится, дешево.

В городских домах культуры и ремесла, а также на местных госпредприятиях о компьютеризации только задумываются. На крыльях byfly интернет легко «впорхнул» лишь в общеобразовательные учреждения, но все так же бьется в стекла цехов и локальных оплотов мастерства и культуры. На острие стародорожской технической революции пока лишь местный консервный комбинат. Благодаря серьезным инвестициям на предприятии появились компьютеризированные линии и возможность современного планирования. Интернет, сервера и прочие телекоммуникационные изыски среди помидоров и грибной солянки пока не объявлялись.

Полесский провод

В Ельском исполкоме об интернете «что-то слышали», а бренд TUT.BY о чем-то напоминает. О прогрессе в кабинетах власти свидетельствуют только мобильные телефоны и древние стационарные аппараты с автоматическим определителем номера. Энергичная секретарша в приемной терзает единственный «публичный» компьютер.

Местная мебельная фабрика хоть и гордится новыми моделями стульев, столов и патриарших тронов, но предпочитает работать по старинке с бумажными чертежами и инструкциями. Новые станки – кризисная роскошь и в большом количестве пока не позволительна. Единственный привет темному прошлому от светлого будущего работает с древесиной в глубине просторного цеха. Новую технику осваивает молодежь. Пожилые работники процессорных технологий сторонятся, предпочитая живучий советский станок.

В соседнем Лельчицком районе технологический коммунизм уже наступил. Причем не только в головах жителей и местных чиновников, но даже в городских клубах и туалетах. Последние не гнушаются японской автоматики и разливают жидкое мыло порциями, дозированными программой. К унитазам и финским писсуарам интернет уже крадется компьютерными столиками и полочками для DVD. В Лельчицах компьютеры уже подразумевают интернет, а прогрессивные технологии не ограничиваются мобильными телефонами да стойкой в отделении связи.

Проводник в мировую паутину все тот же – РУП «Белтелеком». Местные жители уверены, что других провайдеров в стране нет. Впрочем, удаленные от столицы районы никто из частников особым вниманием не жалует: здесь сложнее собрать нужную для рентабельности кассу. В свою очередь «Белтелеком» даже на безрыбье делает деньги и приучает Лельчицы к новым скоростям.

Байнет в Полесье олицетворяет опять же TUT.BY, который по узнаваемости обогнал даже местную печатную прессу. Местные уверяют, что читать газеты «не модно», и стараются угнаться за подростками, которые живут и дышат проводами. В Глушкевичских гранитных карьерах byfly «свил гнездо» меньше года назад. Смуглые водители БелАЗов открывают душещипательные подробности первого полесского похода в интернет и в кассы узла связи. На самом Глушкевичском щепзаводе компьютеры и скоростной доступ в Сеть появятся летом, аккурат к визиту главы государства. Но уже сегодня byfly живет в домах простых работяг, помогая взращивать молодое поколение. В Глушкевичах, где полноценная семья – это 7-8 детей, Сеть строить и жить помогает.

Молочные реки, цифровые берега

В Каменецком районе Брестской области компьютерные технологии докатились до ферм и сельских школ. На примере TUT.BY школяры постигают азы электронной почты и блогов, а тщедушный Pentium руководит на ферме процессом доения.

Доярки такому раскладу искренне рады и верят, что еще чуть-чуть – и массировать нежное коровье вымя можно будет не выходя из дома. Дескать, заезжий специалист РУП «Белтелеком» обещал при случае настроить процесс «удаленного доения». На другом краю страны – в Витебской области – волна новых технологий захлестнула медицину. Если в Минске фамильные хвори еще живут в бумажных буклетах, то в Поставской поликлинике рукописные отчеты – дань Минздраву и делопроизводству.

На территории дворца Тызенгауза медики творят чудеса и славят сетевые протоколы. Оцифровка анализов теперь занимает минуты. Локальную сеть врачи настраивали своими руками: автоматизированный процесс диагностики и передачи данных даст фору любому столичному медцентру. При этом за внеурочный труд врачи не берут ни копейки. Они уверены, что прогресс неизбежен и в пещере от него не спрячешься. Аналогичного мнения придерживаются и в Толочине. Безжизненный ноутбук Lenovo на столе у председателя райисполкома – тому прямое доказательство. Чиновники верят, что интернет уже где-то рядом и с его приходом останется лишь нажать на кнопку «Пуск».

Бобруйская фауна

В Сети Бобруйск прославился с легкой руки «падонков» и ползучих гадов (очевидно, имеются в виду «удаффы» – прим. ред.). Отголоски сетевого сленга видны на заборах и стенах домов. Увы, технологической Меккой город не стал, хотя отдельные его жители повинны в масштабной компьютеризации страны.

На тридцати сотках земли в центре города живет Галина Андреева. В ее 62 года компьютер, интернет, Skype и ICQ увлекают пенсионерку больше, чем последние новости и мыльные оперы по ТВ.

– Когда столкнулись с первым компьютером?

– Компьютеры в моей жизни появились очень давно – в 1964-65 году, еще в школе, когда мы учились в математическом классе в Нальчике. Практику проходили тогда в университете на так называемых аналоговых компьютерах, мы были программистами. Компьютер представлял собой чемодан с определенным количеством ячеек, в которые могло быть скоммутировано определенным образом какое-то уравнение, неравенство, и не более того. Те компьютеры назывались «Сетунь». Потом я училась в Минском радиотехническом институте по специальности «Электронно-вычислительные машины», где мы уже продолжали знакомство с компьютерами на уровне «Минск-22». Это были первые ламповые машины, ой какие интересные! Одна такая машина занимала машзал площадью в 70-80 кв. метров. Информация для этих «компьютеров» готовилась на перфокартах. Когда в 1971 году мы заканчивали институт, только появились наметки на «Минск-32».

Потом я трудилась в Витебске на заводе радиодеталей (теперь это НПО «Монолит»). Там мне пришлось работать на машине вильнюсского завода «АТ-80». У нее было 512 килобайт памяти, память барабанного типа на лампах.

Лампы в процессе работы теряли свои параметры, сбоили и т.д. Однажды мне – молодому еще специалисту – доверили почистить ламповые контакты, заменить то, что надо. По своей неопытности я достала все лампы разом, все почистила и вставила. Но не учла порядка ламп до чистки. Все пошло вразнос. Потом пару недель мы всей машиносчетной станцией налаживали машину. Сразу после этого мы переходили на «Минск-32». Это полупроводниковая машина, на которой появились накопители на магнитных лентах: сначала советские, потом болгарские.

Позже пришли и накопители на магнитных дисках. Хотя дисками их назвать можно с натяжкой: этот накопитель был как две-три сегодняшние тумбочки, составленные вместе.

Со временем стали появляться машины «ЕС», а потом и «СМ-1», «СМ-2», «СМ-3» – более мощные компьютеры, которые у нас продержались достаточно долго. Сочетание этих двух серий машин давало хороший результат и в планировании деятельности, и в автоматизированном управлении технологическими процессами. Только в 80-х годах мы в производстве впервые столкнулись с персональными компьютерами.

– В свое время вы работали на передовой фронта всеобщей компьютеризации страны. Можно сказать, что в какой-то степени компьютеризация Беларуси начались с вас?

– Не знаю, как она началась: с меня или не с меня. Но она началась с моего
поколения, которое в 66-м начало активно использовать вычислительные машины. Мне кажется, именно тогда началось массированное освоение вычислительной техники.

– Ваш компьютер сегодня сравним с машинами тех времен?

– Сравнивать сегодняшний мой ноутбук с теми компьютерами, которые были тогда, просто некорректно! Чтобы выполнить одну операцию сегодняшней техники на той, нужно было бы завязать в одну систему несколько мощнейших машин, и все равно получить сегодняшний результат было бы невозможно. Там же память исчислялась в килобайтах, а сегодня – в гигабайтах. В 70-е мы и думать не могли о технике, которой пользуемся сегодня, это было на уровне фантастики.

– Вы представляете свою жизнь без компьютера?

– Было бы очень скучно.

– Когда освоили интернет?

– С интернетом довелось поработать, когда начала сотрудничество с общественной организацией по борьбе с наркоманией и наркобизнесом. Тогда понадобилось быстро и корректно собрать информацию по проблеме.

– Зачем вам интернет сегодня?

– В основном я хожу в интернет, когда мне нужно что-нибудь найти: информацию для сына, для семьи.
Игры качаю, но не стрелялки, а карточные. Переписываюсь с друзьями, одноклассниками. Слушаю в интернете Радио TUT.BY. Я ж пенсионерка, мне этого хватает.

– Как относится ваша семья к увлечению Сетью?

– По-разному! Когда комуто что-то нужно, это очень хорошо воспринимают. А когда я свободное время провожу у компьютера, муж относится очень ревностно. Он заявляет: «Твой второй муж отнимает у тебя больше времени, чем я».

– Чего вам не хватает в интернете?

– Это сложный вопрос. Я занимаюсь всем этим эпизодически, не профессионально, поэтому иногда мне кажется, что мне достаточно того, что я знаю и умею. А так обо всех новинках и интересных программах, сайтах, веяниях мне сообщает дочь: я теперь ведомая.

Соединение восстановлено

Считается, что белорусская глубинка в техническом развитии отстала от столицы на несколько лет. На самом деле новые технологии на удалении от столицы приживаются проще и легче. Для стимуляции роста не хватает конкуренции и желания провайдеров и продавцов техники встать с кресел и выйти навстречу людям. Увы, райцентры пока не значатся в списках частных провайдеров (кроме локальных) и их интернетизация, по сути, отдана на откуп РУП «Белтелеком». И надо честно признать, что государственный оператор вот-вот станет народным Прометеем, а регионы затмят собой столицу.


Александр НИКОЛАЙЧУК, Алена ШЕРЕМЕТ


 

-50%
-10%
-10%
-23%
-10%
-25%
-50%
-10%
-20%
-60%
-30%
-20%