Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


В Беларуси прошло ток-шоу "Выбор22 июня в ток-шоу "Выбор" вечернего телеэфира канала ОНТ представители сотовых операторов и регулирующих органов обсудили повышение тарифов на услуги связи, воздействие оборудования на здоровье и меры по противодействию "серому" рынку мобильных терминалов.

Участниками обсуждения были Заместитель генерального директора velcom по продажам и абонентскому обслуживанию Роберт Дашян, Заместитель директора МТС по маркетингу Артем Васильев и Начальник управления маркетинга life:) Андрей Таляр.
 
В Европе с июля мобильная связь становится дешевле. А в Беларуси?

Андрей Таляр:
С момента выхода на рынок оператора life:) белорусы должны были почувствовать, что звонки стали дешевле. С момента выхода на рынок оператора life:), с декабря прошлого года, мы предлагаем революционные и выгодные предложения для наших абонентов.

Тем, кто считает, что платит за связь много, могла бы помочь простая вещь – переносимость мобильного номера, – мы работаем в этом направлении.

И разве ноль рублей в минуту – это дорого?

У нас существует два простых тарифа – один для звонков на внешние сети, другой – для звонков внутри сети. Просто и без абонплаты.

Роберт Дашян: Наверное, вопрос спровоцирует операторов начинать рекламу своих услуг, что мне не очень нравится.

Нет самого дешевого тарифного плана, но есть неправильно выбранный тарифный план. У абонентов заключен договор с мобильным оператором – я рекомендую обратиться к нему, вы партнеры, и в этом смысле никто не даст вам лучшего совета, чем ваш оператор.

Артем Васильев: Вопрос не в том, дорого или дешево, вопрос в том, насколько совпадают мои ожидания о связи и от того, сколько я должен говорить совпадают с тем, сколько я готов тратить. Говорить о том, что с июля мы все "упадем" на 50% и будем торговать чуть дешевле – такого нет.

Как Минсвязи регулирует рынок, большинство игроков на котором частные компании?


Юрий Шпак (начальник Управления электросвязи Министерства связи и информатизации):

С точки зрения законодательства Минсвязи регулирует деятельность юридических лиц по оказанию услуг электросвязи. И с этой точки зрения нет разницы, частное это предприятие или государственное.

Тем не менее, тарифы сотовые операторы устанавливают самостоятельно. Минэкономики как антимонопольный орган имеет соответствующие рычаги, чтобы того или иного оператора отнести по существующей методике к субъектам, занимающим доминирующее положение на рынке. И, соответственно, есть законодательство, которое позволяет в этом случае применять рычаги воздействия на этих субъектов.

Повышение сотовых тарифов после девальвации объяснялось необходимостью инвестиций на приобретение дорогостоящего оборудования. Приобретено ли оно и гарантирует ли это от дальнейшего повышения тарифов?

Роберт Дашян: Никто этого (постоянства тарифов) не может гарантировать. Приобретение оборудования делается для того, чтобы качество связи было на должном уровне. И нет ни одного потребителя в мире, который сказал бы, что у меня низкие расценки (на связь).

Вопрос золотой середины – это вопрос конкуренции – именно для этого в стране и существует более одного мобильного оператора, чтобы тарифы были нормальными.

Артем Васильев: Инвестиции делаются не только в развитие не только существующих сервисов, но и новых возможностей для абонентов мобильной связи, в частности, интернета.

Результаты опроса – "Оплата мобильной связи – это ощутимая трата для вас" – "Да – ответили 86% опрошенных" – получено более 7 тыс. звонков.


Роберт Дашян: Думаю, что Минсвязи могло бы меня поддержать – объективно цены в Беларуси дешевле, чем в большинстве сопредельных стран. Безусловно, показатели надо соизмерять с уровнем доходов населения. И в этом смысле ответ потребителей понятен – всем бы хотелось дешевле, это естественное желание любого потребителя.

Артем Васильев: Напомню, что объем использования услуг абонентов нашей компании – в среднем – 450 минут в месяц – показывает, что люди готовы разговаривать и они разговаривают достаточно много. А то, что реально есть возможность сократить расходы – она есть у всех операторов.

Андрей Таляр: Увидев такое распределение ответов, могу сказать, что есть очень большое поле для работы нашего третьего мобильного оператора life:) и я думаю, что наша доля абонентов будет увеличиваться.

Юрий Шпак: Хочу сказать несколько слов в поддержку наших операторов. Мы анализировали тарифы в сопредельных государствах, в государствах СНГ, в Европе – у нас одни из самых низких тарифов.

Мы анализировали по показателю – величина тарифов как доля от среднедушевого дохода и количество пользователей – это критерии, которые используются Международным союзом электросвязи для оценки доступности услуг – по этому показателю Беларусь находится на среднеевропейском уровне.

Приемопередатчики размещаются и на жилых домах и на магазинах и на поликлиниках. Оказывает ли негативное влияние на здоровье людей сотовое оборудование?

Станислав Кульницкий
(Заведующий лабораторией Республиканского центра гигиены и эпидемиологии, к.м.н.): Да, оказывает.

Вопрос в том, что вред здесь, наверное, резкое выражение, важно время воздействия, и время воздействия на пользователей относительно невелико. Однако если говорить о детях и подростках, то здесь, в связи с тем, что детский организм более чувствителен к электромагнитному излучению, сотовая связь в ряде стран не рекомендована детям и подросткам до 18 лет.

Школы и детские сады насыщаются мобильными телефонами, и это не всегда оправдано. При этом отсутствует культура пользования, за что ответственны взрослые.

Роберт Дашян: Я отчасти попытаюсь подкорректировать высказывание коллеги. Всем, кто занимается мобильной связью серьезно, известно, что уровень излучения мобильного телефона зависит от расстояния до ближайшей станции. Чем ближе к вам расположена базовая станция – тем меньше излучение мобильного телефона. И если мы пугаем людей близостью базовой станции – они начинают (необоснованно) возражать и жаловаться.

Есть мнение, что если разово запретить "серые" трубки, то белорусские операторы обанкротятся.

Роберт Дашян: Непонятна логика – если запретить "серые" телефоны – мы будем продавать в 10 раз больше телефонов и зарабатывать на этом. Но никто не будет это делать разово – это сделают с заблаговременным предупреждением и мы успеем подготовиться.

В Беларуси один IMEI-номер могут иметь до 200 сотовых телефонов...

Артем Васильев: И не только в Беларуси. Ни один производитель телефонного оборудования, насколько мне известно, не гарантирует уникальность IMEI номеров. Номера нескольких телефонов даже одного производителя могут совпадать, и эти телефоны никоим образом не будут являться "серыми".

Как прокуратура взаимодействует с сотовыми операторами?


Салауди Магомадов (Начальник отдела по надзору за дознанием Генеральной прокуратуры): Противостояние незаконному обороту мобильных телефонов возможно только при взаимодействии с сотовыми операторами. У нас продолжается диалог с операторами, он принимает более конструктивные формы.

В Беларуси уже около 4-х лет действует единая автоматизированная база данных и учета похищенных и утраченных телефонов. Органы внутренних дел на уровне УВД областей и ГУВД Мингорисполкома ежесуточно отсылают операторам сотовой связи данные о похищенных и утраченных телефонах. Операторы при появлении в своих сетях разыскиваемых телефонов направляют информацию инициаторам запросов.

Но такое успешное взаимодействие по борьбе с хищениями телефонов – часть похищенных телефонов при перепрограммировании и изменении IMEI-номера пополняет массив "серых" телефонов – не позволяет столь же успешно бороться с незаконным оборотом "серых" телефонов. Из-за такого оборота государство теряет сотни миллиардов рублей в год.

Готовится проект Указа главы государства, с тем, чтобы перекрыть оборот "серых" телефонов.


Салауди Магомадов: Пока идет согласование этого Указа. Он предполагает, во-первых, исключить незаконный ввоз в Республику серых телефонов, а во-вторых – исключить работу "серых" телефонов в сетях операторов сотовой связи.

Но для этого операторам необходимо иметь программно-аппаратные комплексы EIR, которые позволят отслеживать в сетях эти телефоны. Эти комплексы достаточно дорогие – стоят до 2-х миллионов евро.

Роберт Дашян: Есть вопросы, которые еще необходимо решить. Во-первых, до конца сформулировать технического задания – каковы требования к этому комплексу, каков алгоритм взаимодействия. Задание будет сформулировано окончательно только тогда, когда будет подписан Указ главы государства.

Андрей Таляр:
Мы поддерживаем борьбу с "серыми" телефонами, но главное, чтобы в этой борьбе не пострадали невиновные лица. При введении каких-то технически сложных комплексов могут пострадать и те, кто пользуется абсолютно "белыми" телефонами.

Сергей Новиков
(начальник Управления регулирования Министерства связи и информатизации): К сожалению, проект этого нормативного акта составлен таким образом, что страдать при его принятии будут люди, которые законно приобрели товар в магазине или на рынке. Человек приобретает телефон, и он не знает – "серый" он или "черный". В результате каких-то мероприятий выясняется, что товар нелегально ввезен. В результате покупатель лишается оператором права пользования его услугами.

Мы видим выход в том, чтобы прежде всего, регулировать торговлю – так как регулируется рынок ноутбуков или других товаров – и таким образом не перекладывать ответственность на потребителя, который законно приобретает товар, а потом страдает.
 

Нужные услуги в нужный момент
{banner_1133}