• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  2. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  3. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  4. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  5. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  6. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  7. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  8. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  9. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  10. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  11. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  12. Водители жаловались, что после поездки по М-10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  13. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  14. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  15. Получающих зарплату «в конвертах» планируют привлекать по «административке»
  16. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  17. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  18. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  19. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  20. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  21. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  22. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  23. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  24. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  25. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  26. Наказание за зарплаты «в конвертах», ответ Латушко жене Макея, звание сына Лукашенко — все за вчера
  27. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  28. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  29. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  30. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши


Изображение с сайтаУголовное дело, завершившееся на днях в суде Железнодорожного района Гомеля обвинительным приговором, для Беларуси можно считать дважды беспрецедентным. Во–первых, статья «Компьютерный саботаж» по отношению к разработчикам программного продукта до этого никогда не применялась. Во–вторых, сложно припомнить столь длительный срок рассмотрения дела: около двух лет оно разбиралось в суде.
 
История — нетипична. На скамье подсудимых — 43–летний преподаватель одного из гомельских вузов, доцент кафедры математики и информационных технологий. В поле зрения правоохранительных органов — его профессиональная деятельность, связанная с обслуживанием программного обеспечения.

Все началось два года назад с проверки предприятий и организаций, которая проводилась совместно с управлением департамента финансовых расследований КГК Гомельской области, — о предыстории необычного дела рассказывает Александр Кулага, начальник отдела по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий областного УВД. — Тогда и выявили факты установки нелицензионного программного обеспечения «1C: Предприятие», которым широко пользуются бухгалтерские службы. Оно позволяло при необходимости вмешиваться в программу и вести двойную бухгалтерию. Разумеется, возникли вопросы: кто и как предоставляет подобные услуги? Ведь речь шла о нарушении авторских прав разработчика программы, уклонении от уплаты налогов и, образно говоря, незаконной работе самих предприятий, использующих этот продукт.

Преподавателя взяли с поличным, заказав установку «бухгалтерской» программы. Возбудили уголовное дело. Следствие доказывало «модификацию компьютерной информации, незаконное использование объектов авторского права и компьютерный саботаж». Последнее действие трактовалось так: специалист, внедряя подделку, использовал другие программы, предназначенные для обхода ключей защиты лицензионного продукта, то есть блокировал их (другими словами, чинил саботаж разработчику).

В суде прошло свыше 50 эпизодов. Столько организаций и предприятий обратилось за помощью к профессионалу, который, к слову, был зарегистрирован предпринимателем и мог их обслуживать. Но внедрять программы не мог — на то требовалась лицензия.

— Почему обращались именно к этому специалисту? — поинтересовалась я у одного из экс–пользователей.

— Мы не знали, что программа нелицензионная, — руководитель теперь кается в компьютерной безграмотности.

Сыграла роль и цена. Если фирмы просили 1,2 — 1,5 тысячи долларов за установку программы, то преподаватель, если исходить из материалов дела, — гораздо меньшие суммы.

Чтобы разговаривать на одном языке с кандидатом технических наук, суду пришлось в процессе разбирательства назначать компьютерно–техническую экспертизу, растянувшуюся на долгие месяцы. Сложность заключалась в том, чтобы доказать в этом деле конкретный «человеческий фактор». Ее результаты и указали на преподавателя вуза. Решение суда первой инстанции — 3 года лишения свободы в ИК усиленного режима плюс удовлетворение исков московского разработчика программного продукта и минского правообладателя в общей сложности на 60 миллионов рублей.

Впрочем, в этой ситуации все еще может измениться. Осужденный настаивал в суде на том, что ничего противоправного не совершал, а применял свои знания в поле закона. Так это или нет, решать теперь — удел вышестоящих инстанций, где может быть обжалован приговор.

Другое дело, что прецедент заставляет о многом задуматься. К примеру, для большинства пользователей вопрос — лицензионная программа или нет — вообще не стоит. Только бы она действовала безотказно. Фактура этого уголовного дела лишний раз подчеркивает компьютерную безграмотность управленцев предприятий и организаций. Опасно даже задаваться вопросом, сколько в реальности сегодня используется программного контрафакта... С другой стороны, а кто информирует пользователей? Я, к примеру, для себя так и не выяснила, хотя и обзвонила множество инстанций.

Похоже, стоит по–иному посмотреть и на вольготно чувствующее себя пиратство компьютерных программ. Ведь за этим явлением проблемы стоят серьезные: финансовые потери для разработчиков и бюджета, уязвимость самих пользователей, нездоровая конкуренция «теневиков» и легально работающих программистов.

Виолетта ДРАЛЮК


-15%
-50%
-23%
-10%
-30%
-20%
-10%
0072641