• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  2. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  3. Голосование на сайте ВНС и обвинительный приговор Шутову. Что происходит в стране 25 февраля
  4. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  5. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  6. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  7. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  8. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  9. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  10. Адвокат Статкевича отказался дать подписку о неразглашении, теперь его могут лишить лицензии
  11. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  12. Помните дом на Хоружей, где был магазин «Звездочка»? Там капремонт, вот как теперь выглядит фасад
  13. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  14. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  15. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  16. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  17. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  18. У кого на стопе появляется «шишка»? Врач — о вальгусной деформации первого пальца
  19. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  20. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  21. В Беларуси начинают делать особые тесты, чтобы проверить иммунитет после вакцины от COVID-19
  22. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  23. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  24. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги
  25. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  26. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  27. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  28. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  29. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  30. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле


Как в Беларуси рождался аутсорсингОдин из белорусских ветеранов IT-бизнеса поведал etc/Сети о том, как минские программисты начинали работать на Запад по заказу крупных компаний на аутсорсинговой основе.
 
В начале 90-х годов западные IT-компании начали делать первые робкие шаги в СССР по созданию совместных предприятий с отраслевыми НИИ. В 1993 году с участием легендарной американской фирмы IBM впервые на просторах уже бывшего Союза такое предприятие появилось в Минске. При этом региональное представительство IBM находилось в Москве, и привлечь внимание западных бизнесменов дальше столицы СССР было очень непросто.

Минский проект IBM состоялся благодаря напору белорусских программистов с уникальными организаторскими способностями, ставших впоследствии топ-менеджерами коммерческих IT-компаний. После свертывания в СССР программ создания отечественных компьютеров и с наступлением кризиса 90-х специализировавшиеся на разработках вычислительной техники научно-исследовательские институты бросились искать новые ниши своей работы для выживания. В условиях прекращения союзных программ по вычислительной технике большинству IT-специалистов и управленцев виделось два основных пути дальнейшей деятельности в пучине нахлынувшего свободного рынка. Первый – заниматься сервисом ранее разработанной для многочисленных предприятий и организаций вычислительной техники, поставленной и эксплуатирующейся по всему Советскому Союзу. Второй – коммерческая деятельность по развертыванию новых вычислительных систем нуждающимся заказчикам, по большому счету – продажа и пуско-наладочные работы для современных на тот момент зарубежных компьютеров.

Во всех бывших соцстранах стал очень популярен бизнес по сбыту и развертыванию бывшей в употреблении на Западе фирменной компьютерной техники для тех предприятий, которые хотели отказаться от советских ЕС ЭВМ, СМ и ДВК. В Беларуси соответствующие НИИ и появляющиеся на их базе совместные предприятия пытались заниматься тем же самым. К сожалению, в жестких рыночных условиях у белорусских разработчиков вычислительной техники быстро перестроиться на новые экономические рельсы не всегда получалось. На этапе реорганизации специализированных конструкторских бюро и возникновения малых предприятий спрос на системотехников и программистов был небольшим, доходы в этой сфере – низкими. Одно время даже наблюдались увольнения программистов и приобретение ими новых специальностей из-за маленьких зарплат (до 40 долларов в месяц). Большую надежду найти применение своим способностям и разбогатеть айтишники из Синеокой возлагали на запуск совместных бизнес-проектов и сотрудничество с западными IT-гигантами.

Но когда американские специалисты IBM, самого известного на тот момент IT-бренда, стали приезжать в гости к минским коллегам-компьютерщикам для изучения деловых перспектив, ощущение уникальности интеллектуального потенциала белорусских разработчиков быстро разбилось о реальность. Активно предлагаемые услуги наших проектировщиков-электронщиков и схемотехников американцы встречали в штыки, давали понять свою незаинтересованность в сотрудничестве такого рода. Попытки организовать совместное производство компьютеров в Минске с участием иностранных инвестиций проваливались одна за другой.

Для создания выгодного бизнеса по сбыту, развертыванию и сервису компьютерной техники IBM у белорусских партнеров не хватало серьезных оборотных средств, а потенциальные заказчики, крупные местные предприятия, пребывали в затяжном финансовом кризисе.

В таких непростых условиях у дальновидных минских специалистов появилась идея обратить внимание представительства IBM на высококвалифицированных программистов, которые могли бы создавать качественный прикладной и системный софт. В то время многие отраслевые руководители не видели перспектив у идеи разработки белорусами программного обеспечения по заказам от зарубежных компаний и считали ее утопией в долгосрочной бизнес-стратегии.

Однако в результате изучения особенностей белорусского IT-наследия от СССР представители IBM сказали, что, мол, белорусские специалисты по разработкам схемотехники компьютеров им не нужны, производственные предприятия им не подходят (проще построить заводы заново), а вот в области программирования американцы готовы поискать возможность сотрудничества.

К сожалению, деловой интерес иностранной компании в то время не являлся определяющим для расторопных ответных шагов с белорусской стороны по заключению контрактов. Тогда – еще по традиции Советского Союза – все управлялось централизованно, а представительство IBM находилось в Москве. Там же располагался и сильный кадровый состав советских специалистов по ЭВМ. Было понятно, что определяющие ключевые договоренности по дальнейшему сотрудничеству IBM с отраслевыми НИИ бывшего СССР происходят в московском пространстве. У белорусских руководителей складывалось ощущение, что специалистов по программированию из Минска могут оставить на обочине выстраивающихся на постсоветском пространстве совместных бизнес-структур.

Один из авторитетнейших сотрудников НИИ ЭВМ ездил в московское представительство IBM на переговоры и призывал иностранцев обратить внимание не только на Москву, но и на Минск. Из московского НИЦЭВТ – головного НИИ по вычислительной технике, где работала советская IT-элита, весьма ревностно относившегося к любым сторонним успешным коллективам IT-разработчиков – даже звонили жаловаться в НИИ ЭВМ о «несогласованных поездках белорусских представителей в IBM». Несмотря на это, в Минск удалось привезти высококвалифицированных специалистов из IBM, принимающих ключевые решения, а позже – уговорить их на реализацию первых небольших совместных проектов в сфере разработки ПО.

Первую пробную работу по созданию заказанного компанией IBM программного обеспечения программисты-выходцы из НИИ ЭВМ начали в 1993 году. Похоже, это был первый в Беларуси опыт аутсорсинга для компании такого масштаба (справедливости ради отметим, что в 1993 году открылся и второй белорусско-американский IT-гигант – компания EPAM Systems, – прим. ред.). Проект был небольшой, но в задействованный коллектив программистов набирали по высокому конкурсу из самых талантливых специалистов в стране. Создание ПО велось в удаленном режиме. Мейнфрейм, на котором проводилась программная разработка, находился в Голландии, куда белорусские программисты получали доступ, дозваниваясь по телефону через аналоговый низкоскоростной модем. Тогда в НИИ ЭВМ был единственный телефон с автоматическим набором международного номера, находившийся у директора. Директор ради первого невиданного эксперимента совместной разработки белорусов с западной корпорацией пожертвовал программистскому коллективу эту телефонную линию для работы. Проблем было много. Через каждые 30 минут связь обрывалась, и ее требовалось возобновлять. Это уже не говоря о запредельной стоимости международных телефонных переговоров, которая существовала в то время!

Бюджет, который был выделен по контракту на оплату белорусской программистской работы, составил 10 тысяч долларов, и из них 6 тысяч ушло именно на оплату международной телефонной связи. Этот первый аутсорсинговый заказ заключался в модернизации вспомогательной программы, разработанной самой фирмой IBM для своих внутренних потребностей, связанных с продажей компьютеров. В таком первом совместном проекте IBM с белорусской стороны работали четыре профессиональных программиста, которых выбирали очень пристрастно на фоне многочисленных желающих. Они успешно сделали эту работу, затем поехали в Голландию и уже там вместе со своими иностранными коллегами провели окончательную модернизацию. К слову, это начинание открыло глаза участникам зарождающегося в Беларуси IT-рынка на еще одну тенденцию в мире – электронный документооборот.

Если с 70-х годов те же минские разработчики вычислительной техники пытались добыть документацию на технику IBM в бумажной форме для своей производственной деятельности, то в 90-е компания IBM перевела всю информацию в свои компьютерные базы данных, с которыми можно было работать в режиме удаленного доступа. Первый опыт, несомненно, повлиял на направление приложения усилий последователей – других софтверных компаний Беларуси.

Нельзя не отдать должного компании IBM, рискнувшей поработать с неизвестными белорусскими программистами, а затем сделавшей стратегический выбор для развития и налаживания масштабного делового сотрудничества с минскими партнерами. Этому способствовал ряд потрясающих совпадений. В компании IBM как раз взяли курс на расширение аутсорс-практики. Все больше заказов по программированию передавалось контрагентам. Одновременно компания IBM в начале 90-х проводила кампанию по созданию совместных предприятий в странах Восточной Европы. Тот факт, что американская фирма предпочитала работать с теми предприятиями, куда она инвестировала свои собственные средства, привел к возникновению в Минске совместного предприятия IBA (СП ЗАО «Международный деловой альянс»). Основное направление деятельности – заказная разработка программного обеспечения.

Партнерство с IBM открыло путь ко многим выгодным проектам. Например, к созданию комплектов программных продуктов специально под бывшие в употреблении мейнфреймы производства IBM, позволяющих уменьшить стоимость подобного софта для отечественных заказчиков. Белорусскую IBA начали активно привлекать к самым разнообразным программным проектам IBM. В Берлине появилась партнерская структура от IBM, которая искала заказы по программным разработкам и передавала их в Минск. Причем если сначала программистские работы белорусские специалисты выполняли лишь для собственных нужд фирмы IBM, то с течением времени все чаще минчан стали подключать к коммерческим программным разработкам уже для клиентов IBM. К клиентам, которым IBM предоставляет массу сервисных услуг, программистов из Минска привлекали особенно осторожно. Тогда, в 90-х годах, к разработчикам из стран бывшего Советского Союза западные заказчики относились очень настороженно. Далеко не все клиенты были в восторге от того, что для программирования по контракту с IBM привлекаются специалисты из Беларуси. В связи с этим партнеры из IBM на первых порах даже «прикрывали» минских программистов и говорили заказчикам, что, мол, «с вами работают специалисты из Восточной Германии», а не из Беларуси.

Впоследствии, выполняя все большее количество разработок для самых разнообразных заказчиков, программисты из нашей страны завоевали заслуженный авторитет на Западе, а бурно развивающийся рынок IT позволил IBA организовать целый ряд новых масштабных проектов.


-50%
-21%
-15%
-20%
-40%
-25%
-10%
-10%
-10%
-7%
-15%
0072641