СЕРВИСЫ
Каталог IT 
Разработка сайтов
Интернет-провайдеры

Отправить новость

Сообщите новость, интересную читателям 42.TUT.BY


реклама

Интервью по понедельникам: HP в Беларуси


Николай Щетько, /

Константин Леонов | Фото: HPКомпания Hewlett-Packard 23 июля 2008 года объявила об открытии своего дочернего предприятия в Республике Беларусь, а 23 сентября провела масштабную его презентацию. О том, что сделано за первый год работы на новом уровне, IT.TUT.BY в этот понедельник беседует с Константином Леоновым, главой НР в Беларуси.

– Чего достигла НР на белорусском рынке за время, прошедшее с открытия офиса?

– За первый год работы офиса, во-первых, мы увеличили рыночную долю (по тем отчетам, которые нам доступны) практически во всех сегментах, где мы представлены. Во-вторых, мы укрепили партнерский канал, как с точки зрения повышения качества существующих партнеров (мы проводили обучение и сертификацию), так и в количественных показателях – у нас появились новые сильные партнеры. 

Это, наверное, основное из того, что мы видим на рынке. А остальное связано с внутренними процессами, организацией, логистикой, комплектованием компании людьми. Мы нанимаем людей, растем, в ноябре будем еще людей брать... В этом плане развитие идет нормально.

– А какого рода специалисты сейчас работают в офисе? 

– У нас есть разработчики, программисты, которые разрабатывают программное обеспечение НР. У нас есть, естественно, технические консультанты, продуктовые специалисты, которые помогают партнерам готовить сложные решения, делают презентации для заказчиков. Есть группа технических специалистов, занимающихся поддержкой заказчиков, внедрением решений, другими профессиональными сервисами. Конечно, есть коммерческие представители, которые совместно с партнерами работают с наиболее крупными заказчиками Республики Беларусь. 

Мы конкретных цифр не открываем, но сейчас в офисе работает больше 10 человек.

НР – большая компания, мы работаем и в сегменте персональных систем, и в сегменте управления изображениями, и корпоративных решений – все эти направления в той или иной степени укомплектованы собственными специалистами. Но тут есть еще куда развиваться, мы много людей набираем. Это будут технические консультанты, будем усиливать группу инженеров по поддержке. Нужны люди, скажем, по финансам, логистике.

– Выполнены ли годовые планы развития, которые ставятся перед каждым офисом?

– Я пока не готов комментировать просто потому, что год не закрыт. 

– А будут ли выполнены?

– Пока я оптимистично смотрю в будущее. Думаю, мы будем довольны результатами. В частности, за минувший год реально изменилась структура продаж нашей компании. До открытия дочернего предприятия НР в Беларуси доминирующий объем продаж был связан с ходовыми типовыми решениями – обычный сервер, простая система хранения, еще что-то… В этом году намного большую долю имеют программные решения, консалтинговые проекты. У нас есть несколько больших сделок по интеграции сложных информационных систем. То есть их доля выросла в общем портфеле. Мы видим в этом хороший импульс и потенциал рынка. 

– Что вы можете сказать по итогам третьего финансового квартала?

– В третьем квартале мы закрыли большую сделку, связанную как раз с интеграцией комплексной информационной системы. Это была сделка, напрямую заключенная заказчиком с компанией НР, которую мы успешно сдали, запустили в промышленную эксплуатацию и сейчас всё нормально работает. 

– Как увеличился бизнес партнеров НР в республике? Структура продаж изменилась, а в целом какие-то цифры вы можете огласить?

– Ситуация динамичная, и говорить о "средней температуре по больнице" тяжело. "Средняя температура по больнице" – всегда 36,6 и все хорошо (улыбается. – Прим. ред.) У каких-то партнеров есть рывок, какие-то партнеры взяли паузу и чем-то значимым в этом году не смогли отметиться… 

Мы в начале этого года, с началом кризиса, должны были решать для себя, что такое хорошо, а что такое плохо, какие цели мы перед собой ставим. 

Когда начался кризис во всем мире, мы изменили внутреннее целеполагание: если раньше, до кризиса, основной целью офисов был объем продаж в абсолютном выражении, то в кризисных условиях – это, в первую очередь, доля рынка. Здесь мы чувствуем себя победителями – мы отвоевали все те рыночные сегменты, которые мы хотели отвоевать в Беларуси. 

Например, у нас существенно выросла доля в серверных решениях. Опять-таки мы в разы увеличили объемы по консалтинговым проектам, по программному обеспечению, сетевому оборудованию, где мы были представлены, но не доминировали, скажем так, несколько лет назад. По этим главным направлениям мы достигли и даже перевыполнили те цели, которые ставили перед собой. 

– Где бы вы хотели усилить свои позиции, в каких сегментах?


– Мне лично, как Константину Леонову, было бы максимально интересно принести максимальную пользу рынку, стране, государству – как угодно это назовите, – используя те возможности, которые даны мне на этой позиции, ресурсы компании, которую я представляю. В НР работает более 300 тысяч человек, и это – самая крупная IT-компания в мире. Нам по плечу любые проекты любого масштаба: начиная от электронного правительства и заканчивая модернизацией аэропорта "Минск-2" как пример. 

Мы можем такого рода проекты выполнять "под ключ". Понятно, что для этого должен быть не только доступ к мировым ресурсам, но и какая-то локальная рабочая сила, которая существенную часть работ сможет выполнять здесь, в Беларуси. Мы пока больше стараемся двигаться в этом направлении, но, как говорится, это долгий путь. Мы сейчас только начинаем заниматься интеграционными проектами, достаточно крупными для белорусского рынка, не очень большими по мировым меркам – несколько миллионов долларов. Мы больше движемся в этом направлении и в этом видим интерес для компании. 

– Вы делаете ставку на проекты по интеграции?

– Да. Но эти проекты всё равно делаются партнерами, как правило. Намного более эффективно, когда задачу решает партнер, а мы осуществляем, скажем, поддержку второго уровня и решаем какие-то особо сложные задачи. Например, в любом интеграционном проекте часто возникает необходимость доработать продукт, например, запрограммировать какие-то специфические требования заказчика – понятно, что мы должны в этом участвовать непосредственно, а не полагаться на случай, что кто-то где-то решит и эта функция сама появится в нашем продукте. 

Я думаю, что максимальная польза для страны, которую можно измерить, будет исходить от нас как раз в этой части, а не просто в продаже принтеров, ноутбуков или еще чего-нибудь. 

– Вы уже говорили о том, что критерии оценки успешности бизнеса переосмысливались. А как вообще повлиял кризис на белорусский рынок, компанию НР на белорусском рынке? Что вы видите по итогам этих 8-9 месяцев?

– Влияние от него простейшее, оно как раз совпало с окончанием календарного года. 31 декабря у подавляющего большинства заказчиков были сформированы бюджеты на 2009 год в белорусских рублях. Соответственно, девальвация уменьшила валютный эквивалент бюджета, что привело к некому хаосу в первые месяцы года. Решения, находившиеся в разной степени реализации, пошли на переработку, уменьшение стоимости и т.п. 

Несколько первых месяцев царил такой легкий переполох. Даже не переполох, а беспорядок, потому что многие партнеры разместили заказы, ориентируясь на один курс, а заказчик платил уже по другому курсу… И несколько месяцев мы разбирались, что делать с этими убытками, как их закрыть, кто должен нести за это ответственность, является ли это форс-мажором или нет... Такой переполох имел непосредственное влияние на продажи. 

Все это стабилизировалось к весне, началась уже нормальная работа, все проекты были пересчитаны на новые экономические условия. Те партнеры, которые были в убытках, связанных с девальвацией, оправились, бизнес пошел по своим накатанным рельсам. По крайней мере, крупные заказчики не прекратили свою деятельность. 

Этот маховик, как я сказал, реально начал раскручиваться где-то весной, летом набирал обороты не очень быстро – это связано с сезоном отпусков. Сейчас, ближе к осени, он вышел на обороты, примерно соответствующие прошлогодним, при условии параллельного легкого изменения структуры спроса от ходового простого оборудования к более интересным решениям. 

– А если говорить о розничном рынке?

– В рознице своя история. Там была пауза, связанная с паникой, которую пытались посеять средства массовой информации (улыбается. – Прим. ред.).

Многие заняли выжидательную позицию: смотрели, что будет дальше. Объем продаж розницы действительно упал. Некоторое время мы распродавали складские запасы, успешно с этим справились. К весне население составило свое мнение о текущей экономической ситуации и объем продаж фактически восстановился.

– Как развивается серверный рынок? IDC назвала второй квартал "худшим кварталом для серверного рынка". Насколько это справедливо для Беларуси? Как вообще обстоят дела?

– Серверный рынок в мире, серверный рынок в Америке, серверный рынок в Европе – это разные рынки. Наверное, не буду говорить о нем в Беларуси. Но, скажем, в Америке, где ИТ уже много лет является кровеносной системой бизнеса, объем потребления серверов как средств обеспечения бизнеса упал незначительно, буквально на несколько процентов. Примерно то же самое в Европе. 

В развивающихся странах ИТ пока еще не находятся в такой стадии развития. Часто это мелкий бизнес (по мировым меркам). И эти компании могут спокойно "стать в паузу" на полгода, скажем, не обновлять свои почтовые серверы, рассмотреть возможность аутсорсинга. 

Пропорциональная доля таких мелких заказчиков в развивающихся рынках больше, чем в той же самой Америке. Поэтому последствия на развивающихся рынках в абсолютных числах падения спроса и продаж – больше.  

В Беларуси на это наложился эффект от девальвации – рублевый бюджет никто не пересматривал, техника, как правило, импортная, оплачивается за валюту, и элементарные вычисления показывают, что это означает уменьшение в штуках. Результат – более трепетное и тщательное планирование, что привело к увеличению доли более сложных проектов, а не просто ходовых серверов. Например, белорусские заказчики всерьез занялись проектами по виртуализации своих инфраструктур вместо того чтобы, как раньше, купить ещё несколько серверов. 

– Скажите, повлияли ли государственные инициативы, направленные на сокращение импорта, на рынок, ощущает ли это влияние НР?

– Мы можем судить по объемам продаж. Наш объем продаж нас вполне устраивает. 

Из того, что мы "видим на нашем радаре", по ближайшим сделкам для госсектора, мы не замечаем сколь-нибудь гигантского эффекта от этих мер. По логике, он должен быть, безусловно, для этого это все и делалось. Делалось, в принципе, правильно. Мы понимаем мотивацию и мы ее поддерживаем. 

Но если техника необходима для функционирования государственной системы, то на факт покупки или непокупки необходимого программного обеспечения и оборудования инициатива не повлияет. Даже если сейчас время "затянуть пояса", то но на хлебе экономить вы все равно не будете...

– На ваш взгляд, пройдено уже "дно кризиса" в ИТ-секторе Беларуси? 


– Я не экономист, не специалист в макроэкономике, поэтому не считаю совсем уж правильным верить каким-то моим прогнозам. 

Я, скорее, нейтральный наблюдатель и не собираюсь волноваться по тем причинам, которыми управлять не могу. Моя задача – минимизировать риски и не доводить ситуацию до такой стадии, когда у партнеров появятся большие проблемы. 

Безусловно, экономическую ситуацию мы мониторим, разные агентства нам в этом помогают, международные и местные, мы держим руку на пульсе, даем рекомендации партнерам, на что стоит обратить внимание. 

– И что же вы рекомендуете своим партнерам на вторую половину года? Есть ли какая-то генеральная линия?

– Они сами все прекрасно знают. Как я сказал, пауза в начале года была, но компании сейчас есть и работают, зарплату платят, поэтому объяснять им не надо, они сами смогут наверстать упущенное. 

– А как изменилась партнерская сеть?

– Это десятки компаний. По-моему, за год всего одна компания потеряла партнерский статус, и две его получили. 

– Какие социальные и образовательные инициативы проводит НР в Беларуси? Усилилась ли деятельность компании в этом направлении с созданием офиса?

– Несколько месяцев назад мы вместе с Белорусским государственным университетом делали презентацию учебного класса в рамках
учебной программы Get IT, к которой мы подключили и Беларусь. Эту активность мы не собираемся сворачивать, будем продвигать ее и дальше в следующем году. В следующем году и поговорим о конкретных результатах программы и ее дальнейшем развитии. 

До конца года у нас запланированы семинары в Минске и региональных городах, для партнеров, заказчиков, для всех желающих. Мы будем рассказывать о новых тенденциях в ИТ и о той пользе, которую приносят эти технологии бизнесу. Что касается социальных активностей, то подобных мероприятий до конца года у нас не будет. 

– Сформулируйте, что бы вы хотели донести до наших читателей в Беларуси?

–Мы здесь затем, чтобы технологии, информационные технологии приносили пользу всем и каждому в стране. Мы делаем все от нас зависящее, чтобы это было наиболее эффективно.

– И ваше им пожелание?..

– Я бы пожелал всем смотреть вперед и вверх. И не останавливаться перед трудностями!



Досье

Константин Леонов – глава представительства НР в Беларуси. Отвечает за развитие бизнеса компании в Республике Беларусь. 

До июля 2008 года Константин Леонов занимал пост советника Генерального директора НР в странах СНГ.
До начала работы в компании Hewlett-Packard Константин Леонов был начальником управления информационных технологий ЗАО "Белорусская сеть телекоммуникаций".

До 2005 года Константин Леонов на протяжении семи лет занимался системной интеграцией и развитием новых бизнес-направлений в компании, которая являлась партнером НР, а до этого несколько лет возглавлял ИТ-службы в различных организациях финансовой сферы.

Константин Леонов – гражданин Беларуси, закончил Белорусский государственный университет.




 
Отправить новость
Сообщите редакции новость, интересную читателям 42.TUT.BY