Cisco в России: в последнее время больше шума, чем последствий кризиса как таковогоНа форуме Cisco Expo-2009 редактору TUT.BY удалось взять интервью у директора по развитию бизнеса и работе с партнёрами ООО «Сиско Системс», Михаила Кристева. Несмотря на то, что Михаил отвечает за российский рынок, многие факты и тенденции имеют место и в Беларуси.
 
– Как всё начиналось для вас в Cisco?

– Что меня сразу удивило в компании, так это по российским меркам совершенно невиданные возможности мобильности для сотрудников. В то время широкополосный интернет еще не был распространен вообще никак, и когда нужно было подключаться к корпоративной сети, это делали по модему.

Но, тем не менее, при тех сложностях, которые были, все сотрудники сразу получали ноутбуки и могли по диалапу подключаться к корпоративной сети. Пусть на небольшой скорости, пусть изначально без всякого голоса, но делать свою работу из любого места. Эта идея мобильности – она была заложена с самого начала. После уже появились большие скорости, голос, видео…

– Мобильный интернет…

– Да, интернет, Wi-Fi и т.д. Естественно, это добавило возможностей. Но еще раз хочу подчеркнуть, что идея «мобильных сотрудников», которые готовы делать бизнес там, где они находятся, взаимодействовать с компанией, была изначально.

Работали даже с сотовых телефонов. Вначале, в 1996 году, если помните, были достаточно крупные, тяжелые аппараты.

– NMT-450…

– Да. Уже потом пошли всякие DAMPS-ы, потом GSM.

Все, конечно изменяется. Видео сейчас очень в Cisco широко распространено на рабочем месте, доступны видеоконференции. У нас сейчас есть продукт, называется video intellect in advantage (Cisco Unified Video Advantage) – это, по большому счету, небольшое приложение к IP-телефонии, где вы можете сделать обычный голосовой вызов; в том случае, если у вас и у абонента есть видеокамеры, вы на экране компьютера видите друг друга. То же самое можно реализовать с участием MeetingPlace и WebEx –делается система коллективной работы, можно включить видеокамеру, и показать свое лицо всем остальным. Возможность есть, и люди этим активно пользуются.

Про TelePresence наверняка вы знаете, тоже слышали. Удивительно, как такая технология за достаточно короткое время стала совершенно обыденной, которой все, от вице-президента до инженера или какого-нибудь ассистента, активно пользуются.

Уже очень сложно представить себе, как можно, например, ехать в Америку лишь для того, чтобы поучаствовать на каком-то совещании, которое длится полдня. Получить из-за перелетов головную боль и повышение артериального давления, тогда как можно прийти в хорошо кондиционируемую комнату с TelePresence поблизости от твоего дома.

– Меня удивила упомянутая на пресс-конференции в рамках форума тенденция: у клиентов желание иметь TelePresence ведет к модернизации инфраструктуры.

– Движение идет с разных направлений. С одной стороны, клиентам это нужно, то, что они приходят к нам, а не к нашим конкурентам, видят что-то похожее, и они это хотят.

Они хотят хорошее качество, они приходят к сервис-провайдерам в своем городе, не могут этого получить, и, естественно, расстраиваются. Сервис-провайдеры, как и любая коммерческая организация, могут проигнорировать одного человека, но когда к ним приходят сто человек с просьбой, они начинают задумываться и искать решения.

Для того, чтобы TelePresence хорошо работал, должны быть четкие характеристики канала. От поставщика услуг должен быть продукт, и специализированные каналы для видеоконференций по TelePresence – востребованы.

Другой вид продукта, который относится не только к сервис-провайдерам – создание, например, в гостинице, комплекса TelePresence. «Вы не хотите лететь в Лондон, не хотите лететь в Москву? Приезжайте к нам!» Насколько я знаю, компания Mariott по всему миру разворачивает сеть комплексов TelePresence.

– А в российском Mariott – есть?

– Пока нет. Только недавно объявлено, что такое решение принято, должно пройти какое-то время, прежде чем, естественно, это осуществится.

– Год назад, когда тема кризиса была относительно свежей, все говорили много о кризисе, и в Cisco, я думаю, много делалось прогнозов на этот счет. Вы лично наверняка что-то прогнозировали, что-то думали. Совпали ли ваши прогнозы с действительностью? На ваш взгляд, пройдено ли дно кризиса, о котором много говорят? Пол Бетсис, глава Cisco в России, в интервью заявлял, что рынок близок ко дну, но еще оно не пройдено. Вы это мнение разделяете?

– Мои собственные ощущения состоят в следующем. Кризис в Россию пришел позже, нежели чем в другие страны на Западе. Конкретно мы в Cisco почувствовали его в начале этого календарного года – то есть, разница составляет примерно полгода. Если во всем мире начали тормозиться продажи летом, то мы почувствовали, что да, действительно происходит замедление, в январе.

Почему так? Потому что традиционно в нашей стране под конец года, бюджеты утверждаются заранее, бюджеты есть, его надо потратить, и конец года, обычно, – самая горячая пора. И даже если завтра в январе будет потоп, сегодня надо потратить бюджет.

Наверное, это сказалось – прошлый календарный год прошел «на уровне». Хотя наши партнеры говорили, что по консьюмерским линейкам у них уже тогда началось достаточно сильное падение.

Продукты Cisco – корпоративные решения, нацеленный на более крупных заказчиков. В силу специфики бюджетирования и трат бюджета мы это (падение – прим. IT.TUT.BY) начали чувствовать только тогда, когда старые бюджеты закончились.

– Все же, ваши личные прогнозы совпали или нет? Вы думали, будет лучше или хуже? С чем это связано?

– Я не экономист, поэтому мне сложно говорить. У меня не было совершенно драматического ощущения, что будет конец света, и конец света, действительно, не наступил.

Как это часто бывает в последнее время, больше шума, чем последствий самого кризиса как такового. Так что все идет, как идет. Есть определенный спад, цикличность экономики – это законы, которые не я придумал, и с этим приходится мириться. Вопрос, как вы себя ведете в условиях этих спадов, и как вы этим пользуетесь или не пользуетесь, во благо или во вред – это основной момент.  

– Окей, как пользуется компания Cisco Systems в России этим временем? Какие отзывы вы слышите от своих партнеров и клиентов? Что они говорят? В чем проблема? Насколько сильно их затрагивает, или это зависит от отрасли? Какие отрасли пострадали сильнее всего по ИТ-бюджету, например?

– На форуме присутствуют мои коллеги, которые занимаются корпоративными заказчиками. В частности, в их сфере достаточно сильно пострадал производственный сектор. Самые разные предприятия из этой сферы. Не очень сильно пострадал госсектор. Телеком, все-таки, пострадал, и некоторые крупные холдинги, как «Связьинвест», достаточно существенно сократили объемы финансирования в этом году.

Хотя, смотря с чем сравнивать. В прошлом году был существенный рост бюджетов и большие планы, и по сравнению с теми планами, что были, сокращения весьма и весьма существенные. Но, в то же время, все еще сектор телекоммуникаций продолжает играть очень большую роль в нашем бизнесе и в индустрии вообще.

Сектор, который называется Commercial SMB (средние и малые предприятия – прим. IT.TUT.BY), тоже был достаточно существенно задет кризисом. Не секрет, что малым предприятиям, в условиях отсутствия кредитования, приходится очень сложно.

– Одной из стратегий Cisco была стратегия, направленная на предоставление своим клиентам, партнерам рассрочек, в том числе, и финансовых средств.

– Совершенно верно. Это один из важных механизмов и сильных возможностей, которые у нас есть, которые мы можем эффективно использовать во время кризиса. В первую очередь, по отношению к нашим партнерам и по отношению к нашим крупным заказчикам.

Cisco располагает большим объемом свободных средств, и, естественно, во время кризиса мы должны этим пользоваться для того, чтобы упрочить свое положение на рынке. Но должны делать это осмотрительно, поскольку, когда деньги есть, их проще всего потратить, и вопрос, потратить их с толком или дать в долг тем, кто потом их вернет.

Поэтому наряду с увеличением объема финансирования, мы, с одной стороны, проявляем в этом меньшую жесткость, чем традиционные финансовые институты – банки, но, в то же время, выделяем финансовые кредиты и даем свое финансирование только тем организациям, которые проходят проверки, и на основании проверки мы делаем вывод, что они эти деньги вернут.

– По итогам года, насколько эта стратегия эффективна?

– Она очень эффективна. У нас в разы повысился процент бизнеса, который делается с привлечением финансирования Cisco. Это показатель востребованности.

– Какие ещё меры предпринимает Cisco в таких непростых условиях? Как изменилась стратегия компании на рынке? Например, в НР Беларусь считают, что поменялась парадигма: от постоянного роста продаж в абсолютных величинах они сейчас фокусируются на сохранении и увеличении доли рынка...

– Это достаточно общие вещи, они применимы ко всем, и наша стратегия привлечения свободных финансовых средств для финансирования партнеров и заказчиков нацелена именно на это, для того, чтобы в условиях кризиса, когда общий объем не растет, повышать нашу долю, закладывать базу для последующего роста. Тем не менее, мы не делаем каких-то краткосрочных изменений в нашей долгосрочной стратегии на основании текущей экономической ситуации. Я считаю, мы находимся в хорошем положении для того, чтобы пережить кризис и перейти к следующей фазе роста.

Говорить, что мы ничего не делаем, тоже неправильно, и в условиях снижения объемов продаж нам приходится сокращать свои собственные расходы. К счастью, наши собственные технологии нам это позволяют. Тот же WebEx, TelePresence и тому подобные.

Я могу сказать на собственном примере. Раньше я ездил в командировку, наверное, минимум три раза в месяц. Теперь я езжу в командировки два раза в квартал. Это весьма существенное сокращение расходов, добавление к продуктивному времени, которое я могу потратить как на свою компанию, так и на свою жизнь, свою семью. Так что, в принципе, это всем во благо.

– Если мы абстрагируемся немного от кризиса, какие самые серьезные вызовы времени видит Cisco в своей компании и у партнеров? Какие основные проблемы вы видите сейчас, кроме финансовых?

– Какие-то проблемы решаются, какие-то возникают. Достаточно долгое время была проблема с признанием 802.11n. Была проделана большая работа, в результате которой признали, и сейчас идет процесс сертификации оборудования. Еще не все в порядке, но хотя бы можно организовать ввоз оборудования, и дальше частоты выделяются под конкретный проект для конкретного использования. Не знаю, как в Беларуси обстоят дела с ввозом криптосредств, в России пока это достаточно больная тема.

– Поэтому вы собираетесь производить решения, связанные с информационной безопасностью в России?

– Не совсем. В России есть проблема с ввозом криптосредств, которые были разработаны за пределами РФ. Государство говорит, что нужно использовать те средства, которые были разработаны в России.

– У вас же есть компания «С-Терра», которая предлагает решения для вашей продукции?

– Совершенно верно. Есть криптомодуль, который был разработан в Cisco – фактически, персональный компьютер. На эту платформу «С-Терра» ставит свое программное обеспечение, которое было разработано в России, ГОСТовский криптоалгоритм.

Тем не менее, шифрование очень часто является неотъемлемой частью продукта, на сегодняшний день, практически любого. Для чего оно используется, это другой вопрос, и здесь нужно четче расставить точки над i. Во всем мире уже поняли, что на сегодняшний день в любом устройстве в том или ином виде шифрование используется. В телефоне, в любом бытовом приборе оно есть. Нужно разделить сферы использования этого шифрования. Когда мы говорим о холодильнике или какой-то другой бытовой аппаратуре, где пользователь никак не может воздействовать на использование этого шифрования, – это одно. Когда мы говорим о специализированном высокопроизводительном шифраторе – это совершенно другое.

И здесь регулятор должен для себя и для всех органов, включая таможенные и прочие, четко это разграничить. На сегодняшний день есть много различных постановлений и указов, но четкой процедуры, которая устроила бы по своему документообороту как самого регулятора, так и производителей, нет. Дискуссия об этом идет достаточно давно, и давно ожидаем изменений с точки зрения законодательства. Надеюсь, что они все-таки состоятся, и лучше раньше, чем позже.

– Можно сказать, что лояльность ваших партнеров и клиентов повысилась?

– В условиях кризиса сложно вообще говорить об улучшениях лояльности, потому что все пытаются экономить, и не секрет, что заказчики часто пытаются перейти в проекте на какие-то low-end решения. Сложно их винить: у каждой организации свой бюджет, своя логика принятия решений, но я думаю, что мы находимся не в худшем положении, чем в прошлом году.

В этом году мы по плану проводим еще одно достаточно большое изменение – переходим на другую систему ввоза оборудования, которая называется DDU – Deliver Duty Unpaid. Cisco не занимается растаможкой, мы оборудование теперь присылаем на таможенный терминал в России, где его растамаживают наши партнеры. Так совпало, что это мы делаем как раз в период кризиса, но я думаю, ничего плохого в этом нет, и в условиях, когда бизнес немного уменьшился в объемах, сделать это проще, нежели когда бизнес растет как на дрожжах, и любое уменьшение темпов роста кажется концом света.

– Из всей линейки, на ваш взгляд, кроме видео, TelePresence, что «выстрелит»? Очень широкая линейка решений, что станет сильным вектором в ближайшее время?

– Заканчивая тему видео, я бы хотел добавить еще одно направление «Видеонаблюдение и физическая безопасность». Я считаю, что здесь, в краткосрочной и среднесрочной перспективе, для нас достаточно хорошее будущее. Этот рынок уже есть, на рынке видеонаблюдений есть тенденция, которая похожа на то, что было 8 лет назад на рынке IP-телефонии.

Рынок начал трансформироваться, старые производители, кто привык делать свои системы либо на аналоговых технологиях, либо на цифровых технологиях, начинают трансформировать решения. Весь мир идет в IP, и людям и большим компаниям нужно перестраиваться и интегрировать IP в свои решения, которые изначально к этому совершенно не были приспособлены. Это очень хороший момент для такой компании, как Cisco, которая приходит полностью к IP-решениям, с самого начала разработанных для сетевого использования.

Я считаю, что для нас – это отличный момент, чтобы внедриться на этот рынок. Потенциал большой, и при хорошем подходе, я надеюсь, нам удастся взять, как это принято в Cisco, первое или второе место.

То, что касается Unified computing (унифицированные вычисления), эта тема тоже очень актуальная. Здесь мы не ожидаем такого роста продаж, начиная со следующего месяца, потому что это новая технология.

Тем не менее, я думаю, что в среднесрочной перспективе это огромный потенциал. Даже если мы не увидим в течение полугода каких-то больших продаж в России, это совершенно нас не расстроит, потому что все аналитики как внутри Cisco, так и вне ее, считают что cloud-computing, unified computing, оптимизация вычислений и связь вычислений по сети в одно целое – это будущее. Сколько нужно будет вычислений, это сами можете себе представить, если в геометрической прогрессии растет объем передаваемых данных и мощности всех компьютеров.

 

Кристев Михаил Юрьевич

Директор по развитию бизнеса и работе с партнёрами ООО «Сиско Системс».

Родился 1 октября 1970 года в городе Москва. В 1987 г. окончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта им. Ф.Э. Дзержинского по специальности «Прикладная математика».

Михаил Кристев занимает должность директора по развитию бизнеса корпорации “Cisco” в России . Михаил отвечает за разработку и реализацию стратегии корпорации по продажам всех решений системы унифицированных коммуникаций, систем обеспечения информационной безопасности, беспроводных решений, продукции для центров обработки данных, решений для построения оптических сетей, а также инновационных решений Cisco в России.

С января 2009 года Михаил возглавляет департамент по работе с партнёрами.

Ранее Михаил возглавлял подразделение технического обеспечения деятельности корпорации Cisco в России и странах СНГ. Одним из достижений Михаила стало создание высокоэффективной службы системных инженеров Cisco, которая несмотря на ограниченные кадровые ресурсы обеспечивала устойчивое увеличение объема бизнеса (более 25% в год) в течение многих лет. Под руководством Михаила служба системных инженеров развилась из группы, в которую входили несколько человек, до иерархической структуры, объединяющей более 40 квалифицированных экспертов в области сетевых технологий.

Михаил Кристев начал работать в корпорации Cisco в 1996 году в должности системного инженера в московском офисе. В 1988 году Михаил был назначен руководителем группы системных инженеров. До начала работы в корпорации Cisco Михаил занимал технические и руководящие должности в российских компаниях, занимающихся системной интеграцией. Стаж работы Михаила в сфере информационных технологий составляет более 20 лет.

Женат, трое детей.

Хобби – горные лыжи, велосипед, фотосъёмка.

О компании Cisco

Cisco – мировой лидер в области сетевых технологий, меняющих способы человеческого общения, связи и совместной работы. Информация о решениях, технологиях и текущей деятельности компании публикуется на сайтах www.cisco.ru и www.cisco.com.

Cisco, логотип Cisco, Cisco Systems и логотип Cisco Systems являются зарегистрированными торговыми знаками Cisco Systems, Inc. в США и некоторых других странах. Все прочие торговые знаки, упомянутые в настоящем документе, являются собственностью соответствующих владельцев.
 

{banner_819}{banner_825}
-30%
-15%
-20%
-10%
-50%
-10%
-15%
-70%
-20%