108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  2. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  3. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  4. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  5. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  6. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  7. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  8. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  9. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  10. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  11. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  12. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  13. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  14. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  15. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  16. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  17. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  18. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  19. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  20. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  21. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  22. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  23. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  24. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  25. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  26. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  27. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  28. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  29. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  30. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе


В субмикронное производство на "ИнтегралеНПО "Интеграл" известно еще с советских времен. И без малого с того же времени за предприятием тянется шлейф проблем.
 
Электроника (микроэлектроника) – одна из самых самых модных профессий в ХХ веке. В Советском Союзе были десятки тысяч таких специалистов и только 3 завода, где они создавали свои уникальные интегральные микросхемы: белорусский «Интеграл» и «Микрон» и «Ангстрем» – под Москвой.

В начале 60-х на окраине Минска стали возводить первые корпуса «Интеграла», тогда он ещё назывался «Завод полупроводниковых приборов имени Дзержинского». В 1963 году выпустили первые диоды, в 1965 освоили транзисторы, а уже через 4 года начали серийное производство интегральных микросхем. На просторах Союза разработки белорусских электронщиков – самые популярные и востребованные. А в 70-х в магазинах появились первые наручные часы «Электроника», на долгие годы ставшие брендом белорусского «Интеграла».

Это одна из самых знаменитых проходных времен Советского Союза. На работу в НПО «Интеграл» тогда приходило под 20 тысяч человек. Микроэлектронщики – специалисты высшего класса. Сегодня их осталось только 8 тысяч.

Тогда они были гордостью советской промышленности. А сегодня рынок сбыта уверенно занимают другие. В микроэлектронике идти в ногу со временем – это значит думать такими микрокатегориями, как субмикрон, а не ломать голову над тем, как раздать макродолги.

Сергей Ткачев, помощник Президента Республики Беларусь:

– Самое главное – это, конечно, закредитованность. Она составляет уже под 200 миллиардов. Кредиты банков – 122, кредиты поставщиков – 66.

Научно-производственное объединение сегодня находится в сложном положении, хотя последние годы работало за счёт существенных денежных инъекций со стороны государства. Из различных источников было выделено около 300 миллиардов.

Предыстория финансового вопроса – в начале 2000-х. На совещании в 2005 году глава государства собирает у себя ученых, Правительство и руководство НПО решают, что микроэлектронику необходимо поддержать и вывести на новый, мировой, уровень.

Александр Лукашенко:

– Это не значит, что мы завтра акционируем «Интеграл» и кому-то его отдадим. Мне такие предложения не нужны. И руководители, которое сегодня ратуют за то, чтобы мы акционировали это предприятие, мне не нужны.

Продукция под маркой «Интеграл» будет исключительно белорусской и этот бренд продаже не подлежит – позиция, четко озвученная Президентом в 2005 году и подтвержденная в ходе пятничного посещения предприятия.

«Утром — деньги. Вечером — стулья». Перефразировав это известное высказывание Остапа Бендера, на «вчера деньги – сегодня субмикронный чип 0,35 микрон» глава государства задался логичным вопросом, а где товар? Четкого ответа не дал никто.

Александр Лукашенко:

– Вы сорвали сроки, это ваша проблема. У вас должны были тогда остаться деньги. Вам деньги выделили, чтобы поднять процесс. Я еще колебался долго, большие деньги были, была тысяча предложений, в том числе, по продаже «Интеграла». Приходили ко мне, большие деньги давали за этот завод — отдайте, мы им будем заниматься, мы здесь сделаем игрушку. Я его не продал, под аплодисменты Семашко, выделил вам деньги, вы мне сказали: есть три проекта, спасибо за деньги, через определенный срок мы будем платить налоги, мы будем давать в казну. Так было? Иначе быть не могло, вы бы не получили деньги. Прошло время. Где товар?

Михаил Мясникович, председатель Президиума НАН Беларуси:

– Они сделали пока только несколько образцов, не опытных, а рабочих. Но это не коммерческие образцы, не продано пока что ни одной микросхемы.

Неэффективный менеджмент или обычная нерасторопность директората? Президент пытался выяснить, в чем причина сложившейся ситуации. Ведь и руководство завода сменилось – 6 месяцев назад сюда пришел Виталий Солодуха, промышленник со стажем.

Александр Лукашенко:

-Я сюда приехал не деньги раздавать. Я приехал сюда спрашивать, я три раза сюда приезжал по одному и тому же вопросу. За эти деньги мы могли бы создать новое производство и трудоустроить все восемь тысяч работников.

Интегральная микросхема – товар весьма востребованный. А субмикронная – тем более. Без нее не обходится современная бытовая техника (телевизоры, мониторы, холодильники). Связь и телекоммуникация полностью держится на этих маленьких умных пластинках. Энергоснабжение – ещё одна сфера-потребитель такой электронной продукции. И ещё область применения, где без интегральных микрочипов не обойтись – электронные документы и пластиковые карты.

Если верить официальной статистике «Интеграла», то белорусские микросхемы прочно закрепились на рынках близких и далеких стран. В структуре экспорта – Россия, Китай, Корея и европейские страны. Чуть меньше, но всё же покупают нашу продукцию Индия, Иран и Япония. Если мы такие продаваемые, то почему такие нерентабельные – ещё один вопрос от Президента. И он тоже остался без ответа.

Александр Лукашенко:

– Мы вам выделили деньги для того, чтобы вы развивали производство — очень сложное, как вы говорите,— покупали оборудование. Под это вам были выделены средства, и определены сроки. Мы пришли к финишу, и на финише оказывается, что государство должно сейчас ещё за вас заплатить? Вы набрали кредитов, вы не освоили продукцию, которую должны были продать, чтобы погасить кредиты и вернуть государству ссуды. Вы это не сделали и сегодня говорите: нам нужно ещё столько. Ну, и что вы от меня хотите? Я что, Дед Мороз? Пришёл перед Новым годом и из мешка буду миллиарды вам раздавать?

Предприятие спасать и уникальный коллектив сохранить – такое резюме от посещения завода. Спасение и сохранение будет делом исключительном белорусским, речь об акционировании или продажи иностранному инвестору не идет. Ведь такие предприятия – не только бренд, они часть, и немалая, суверенного государства и национальной экономики. Жёсткий разговор на Интеграле – это не точка, а многоточие — подобная проверка с пристрастием ожидает и другие отечественные заводы.

Александр Лукашенко:

– И этот разговор касается всех в стране. И разговор о том: пересажаем, не пересажаем — по закону будет. По закону должны сидеть – будете сидеть. Не виноваты – сидеть не будете. Вот и все. Есть закон. Потому что обнаглели – президента ведут на завод, экскурсию мне организовали. Поэтому сегодня ночью садитесь, во главе с Семашко, и думайте, что будете делать. И, не дай бог, я приеду еще на какой-то завод. Следующим будет ваш «Азот», там тоже примерно такая ситуация.
 

-10%
-30%
-20%
-50%
-20%
-5%