Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


Специалист: требования к базовым станциям в РБ соответствуют мировымБазовые станции мобильной связи, даже построенные с учетом санитарных норм, могут представлять угрозу для здоровья, но чем их больше, тем выше уровень вашей безопасности. Как вам парадокс? Вершина логики, правда? Но не спешите крутить пальцем у виска. Все обстоит именно так. И разобраться в этом нам поможет заведующий лабораторией электромагнитной совместимости локальных группировок радиоэлектронных средств Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники кандидат технических наук Владимир Мордачев – известный специалист в области системной экологии сотовой радиосвязи.
 
— Владимир Иванович, вы были привлечены в состав созданной по поручению Межведомственного экспертного совета рабочей группы для разработки методических документов, которыми с середины 2010 года будут руководствоваться белорусские операторы сотовой связи при проектировании базовых станций. В чем суть нововведения?

— Согласно новым санитарным нормам и правилам, которые сейчас проходят процедуру согласования, будет учитываться воздействие на окружающую среду не только конкретной базовой станции, которую решено установить в каком-то районе города, но и суммарная интенсивность электромагнитного поля от других базовых станций сотовой связи и систем широкополосного беспроводного доступа в этом месте. Такой подход, и это можно поставить в заслугу Минздраву, который оперативно реагирует на возникновение проблем с «электромагнитным загрязнением», поможет точнее оценить соответствие электромагнитной обстановки санитарно-гигиеническим критериям и в итоге снизить уровень риска.

— Стало быть, это, например, не позволит разместить на каком-нибудь доме базовую станцию, которая при действующих санитарных нормах, не учитывающих суммарное воздействие разных источников, была бы установлена без проблем?


— Если станция нужна, то она должна быть установлена, но ее излучающая мощность будет снижена до уровня, соответствующего санитарно-гигиеническим требованиям. Кстати, снижать этот уровень операторы будут не только потому, что нужно соответствовать экологическим требованиям, но и потому, что новая станция может создавать помехи соседним сотам. Все это делалось и ранее, но теперь более полно будут учитываться ограничения на допустимую суммарную интенсивность электромагнитного поля, а в наиболее сложных случаях предусматривается дополнительная процедура более глубокого изучения ситуации с оценкой риска возможного неблагоприятного влияния электромагнитных полей на людей.

— Эти экологические требования у нас в стране жесткие?

— Норматив вынужденных рисков в области электромагнитной экологии в Беларуси составляет 10 микроватт на квадратный сантиметр. Это достаточно жесткий критерий, по сравнению с некоторыми странами, хотя в мире есть города, где он ниже. Например, в Париже и Москве – по 2 микроватта на квадратный сантиметр. Количество базовых станций у нас на том же уровне, что и в большинстве городов Европы. Но если говорить об опасности, то дело, по большому счету, не столько в излучении самих станций, сколько в излучении мобильных телефонов, которые тем более опасны, чем меньше станций обеспечивает их работу. Парадокс объясним. Дело в том, что излучающая мощность мобильника определяется не его конструкцией, а тем, насколько близко во время звонка вы оказались от базовой станции. В первые 2–3 секунды после начала вызова телефон посылает очень мощный сигнал, и когда он связывается со станцией, та отдает ему команду снизить уровень сигнала до минимального, соответствующего условиям приема на этот момент. Таким образом, близость станции как раз и позволяет снижать вредное воздействие телефона. При этом надо только постоянно помнить об опасности первых секунд звонка и подносить аппарат к голове, выдержав паузу.

— Как соотносятся по силе излучение телефона и базовой станции?

— Станция излучает гораздо более сильный сигнал, но он долетает до вас очень ослабленным, а более слабое излучение телефона достается вам почти полностью. Более того, в местах скопления людей суммарное воздействие нескольких мобильников может оказаться существенно выше воздействия базовых станций. Со студентами мы проводили эксперимент: замеряли в аудитории уровень электромагнитного поля от базовых станций и уровень излучения их мобильных телефонов. Оказалось, что если в аудитории мобильные телефоны не используются, то совокупное электромагнитное поле в этой комнате, сформированное мобильниками, работающими на улице и в соседних помещениях, почти в 1000 раз слабее суммарной интенсивности поля базовых станций. Но когда всего 14 человек одновременно позвонили, то суммарная интенсивность поля от мобильных телефонов в аудитории примерно на порядок превысила уровень, создаваемый базовыми станциями.

— Что бы вы могли порекомендовать тем, кто борется против установки на своих домах антенн базовых станций?

— Побеждая, они не улучшают ситуацию для себя. Ведь излучение антенны существенно ослаблено по вертикали, и расходится оно горизонтальным лепестком под углом 5–8 градусов по отношению к горизонту. Самое безопасное место в таком случае – дом, на крыше которого стоит антенна. Поэтому, добившись переноса станции на соседний дом, можно получить более высокий уровень воздействия, хотя оно и будет вписываться в рамки допустимого. Кстати, в проекте новых санитарных норм и правил отсутствует запрет на установку базовых станций на крышах жилых зданий и зданий общежитий. Но в то же время с целью оптимального выбора размещения базовых станций в документ была внесена процедура оценки риска возможного неблагоприятного влияния электромагнитных полей на людей при установке оборудования связи на крышах социально значимых объектов – детских дошкольных и образовательных учреждений, лечебно-профилактических организаций. При этом должны рассматриваться и альтернативные варианты.

— Чем вызваны ваши исследования по обеспечению безопасности мобильной связи и в какой мере вы независимы?

— Это инициативная работа. Я не медик, я инженер. И, как специалист, работающий в области электромагнитной совместимости, я изучаю процессы формирования электромагнитной обстановки и понимаю, что такое излучение не может не оказывать на человека негативного воздействия, так как оно существенно изменяет физические характеристики среды. Неангажированные исследователи фиксируют многие отрицательные эффекты, но, к сожалению, объективная информация о росте заболеваемости из-за применения сотовой связи, подтвержденная статистикой, практически отсутствует. Для того чтобы она появилась, медикам очень важна помощь со стороны специалистов по электромагнитной безопасности. И я надеюсь, что результаты моих исследований, изложенные, кстати, в книге «Системная экология сотовой радиосвязи», вышедшей в 2009 году, будут им полезны.

Но во многих странах ученые оказываются в большой зависимости от производителей оборудования сотовой связи и операторов, и их исследованиям, обосновывающим отсутствие экологических проблем, доверять нельзя. С одной из моих работ, посвященной исследованию зависимости между безопасностью сотовой связи и объемом выделяемого операторам радиочастотного ресурса, я в 2004 году был на Европейском симпозиуме в Эйндховене. После выступления ко мне подошел профессор одного из европейских университетов и спросил, за какие деньги я провел исследования. И когда узнал, что работа была выполнена на небольшой грант Минобразования, то удивился. В Евросоюзе такие темы заказывают только фирмы, связанные с телекоммуникационным бизнесом, на что ими ежегодно тратится 80 – 100 миллионов евро. Разумеется, результат должен устраивать заказчика. Не случайно поэтому в Европе допускаются совершенно сумасшедшие нормы воздействия, достигающие 500—1000 микроватт на квадратный сантиметр, то есть уровня, когда живая ткань уже начинает заметно нагреваться. В Беларуси же и во многих других странах действуют предельно допустимые уровни, которые на два порядка меньше, и это заслуга ответственных и грамотных чиновников и специалистов, понимающих что к чему.

 
Нужные услуги в нужный момент