• Архив новостей
  • Архив новостей
    ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345

СЕРВИСЫ
Каталог IT 
Разработка сайтов
Интернет-провайдеры

Отправить новость

Сообщите новость, интересную читателям 42.TUT.BY


  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345
реклама

Интервью по понедельникам: Группа IBA


Интервью по понедельникам: Группа IBA На прошлой неделе в Беларуси прошёл Software Engineering Forum, а за несколько дней до него мы обсудили перспективы развития отечественной ИТ-индустрии с Кириллом Дегтяренко, директором центра по развитию бизнеса Группы IBА:
 
– Насколько важны для индустрии Беларуси мероприятия, подобные SEF? Много ли форумов такого плана проходит в Европе?

– В Европе и по нашему IT-миру есть широкое разнообразие различных форумов и предприятий, которые имеют различную направленность. Некоторые из них направлены на поиск совпадений интересов между клиентами и потенциальными исполнителями и их запросов. Есть профессиональные форумы, которые служат для общения между собой профессионалов той или иной отрасли. Есть форумы, которые проходят под патронажем крупных консалтинговых организаций, таких как Gartner, Forrester и т.д.

– Что мы можем «подсмотреть» за рубежом для внедрения в отечественных событиях?

– Учитывая размеры нашего IT-рынка, мне кажется, в плане профессионального общения между IT-специалистами, форум, подобный тому, что будет происходить в ближайшие дни, будет оптимальным, как и по количеству участников, так и по повестке дня. Это будет хорошая площадка для того, чтобы обменяться мнениями и тем, кто уже давно и профессионально работает в этой индустрии, и между профессионалами и молодыми специалистами, которые только входят в этот бизнес, для обмена опытом.

– Насколько сложным для вашей индустрии был прошлый год? В каких регионах вам, как человеку, работающему на разных рынках, влияние кризиса ощущалось сильнее всего? Можно ли говорить о кризисе в прошедшем времени?

– На этот типичный вопрос я дам довольно парадоксальный ответ. Все зависит от компании. Для некоторых компаний кризис и не начинался. А для некоторых то, что называют кризисом, начавшимся в 2009 году, стало временем нахождения новых возможностей, временем роста, а также временем, когда стоит обратить более пристальное внимание на те сегменты рынка, в которых та или иная компания еще не работала до начала кризиса по причине занятости и плотности конкуренции.

И такие кризисные явления, как своеобразные перекосы в индустрии, образуют разрывы. Они могут быть заполнены при наличии соответствующих знаний, умений, поворотливости и желании участвовать в конкуренции.

Кто не был готов к кризису, для тех кризис не закончился. Возможно, и не закончится. Для тех, кто нашел во время этого кризиса, в 2008-2009 году, возможности по поиску новых клиентов и новых рынков – кризис еще и не начинался. И надеюсь, что не начнется.

– С кем чаще всего приходится бороться на тендерах за проекты?

– Тендеры – это только один из каналов по поиску новых партнеров, проектов и сотрудничества. Есть еще и каналы общения один на один, поиск через интернет-каналы, представление себя в интернете, печатных изданиях и т.д. и т.п.

На самих же тендерах приходится бороться либо с компаниями, которые намного крупнее, те, которые контрактируют ту же Tata, Capgemini. Или крупными консалтинговыми западными компаниями, которые участвуют абсолютно во всех тендерах, интересных для них и, естественно, пытаются все подмять под себя. Или с компаниями, которые подпадают под специфику данного тендера – они меньше, но более специализированы под область тендера. К примеру, если тендер определяет Хорватская компания, то более чем вероятно, что победит тоже местная компания. Любое государство этим занимается, поэтому к этому надо быть готовым.

– Если говорить о нерыночной борьбе в тендерах, кроме компетенции, объема знаний, ноу-хау, бытует мнение, что на соседнем рынке до 90 процентов суммы заказа может составлять «откат». На европейских рынках насколько распространены такие меры?

– Я не специалист, чтобы ответить на данный вопрос, поскольку лично с таким не сталкивался. Мне кажется, что это преувеличенное мнение для русского рынка, а особенно – для рынков Западной Европы.

Я думаю, что если такого рода аргументы и становятся определяющими для того или иного тендера, то обычно это не известно тем компаниям, которые по тем или иным причинам участвуют и проигрывают этот тендер.

Тендер настолько сложная процедура, что есть десятки других причин называть ту или иную компанию, к сожалению, не победившими в этом тендере.

– Чем же заинтересовывает белорусский разработчик? Цена у нас, мягко говоря, не самая низкая. И, думаю о белорусах еще не сложилось мнения, как об очень качественных разработчиках. Какие же ваши основные аргументы при общении с зарубежными заказчиками?

– Иногда помогает, иногда мешает в подборе аргументов то, что западный заказчик еще пока не выделяет нас среди русских программистов, то есть иногда это является плюсом, иногда – минусом, все зависит от того, как относятся к русским программистам. Человек, который принимает решение и имеет право подписывать тот или иной контракт – уже более свободен от предрассудков, которые есть на более низком уровне. И обычно в расчет аргументов идет только сам бизнес.

Что касательно того, чем мы можем выделяться, и отчасти, чем российский программист может выделяться? Это и позитивный имидж, и качество образования. Конечно, в образовании у нас и есть и будут проблемы, многие из которых решаются и в белорусской, и в российской образовательной системе. Процесс идет. Что касается цены, я бы не сказал, что у нас дороже, чем у индусов или даже китайцев. Тут необходимо смотреть, какая работа предполагается к исполнению.

В адрес вопроса массивного применения индусов и китайцев, то чаще всего это не обязательно разработка, а даже больше поддержка первого и второго уровней, когда исполнители имеют четкие инструкции на выполнение тех или иных действий или объясняют пользователю, как работать и перечитывают инструкцию, которую обязаны знать наизусть. Если подходят к IT-разработке, поддержке кода, производству фиксов, то есть это уже третий уровень поддержки и четвертый уровень расширения функциональности того или иного приложения, то здесь уже потребуются высококвалифицированные, подготовленные специалисты, как правило, с университетским образованием. Поэтому разница есть, но чаще всего, она не определяющая. Ну и последнее, особенно для европейских заказчиков – одинаковый менталитет. Белорусские, российские программисты, менеджмент, понимание бизнеса – все это у нас с Европой одинаково.

На Западе бытует такое мнение, что подписанный контракт со стороны индусской компании может содержать в себе некоторые вещи, которые возможно, потом придется оплачивать отдельно. И, исходя из первоначального контракта, это не всегда может быть хорошо видно. Конечно же, такими вещами могут заниматься любые компании. Но я слышал это относительно наших индийских партнеров.

– По рейтингу цена/качество в IT-сфере среди основных стран IT-экспортеров, куда бы вы поставили Беларусь?

– Мне бы очень хотелось поставить нас в первую десятку, и если мы берем непосредственно европейский рынок IT, то мы однозначно в первой десятке. Если же брать IT-рынок в планетарном масштабе, то здесь мы можем смело считать себя в первой двадцатке именно по соотношению цена-качество. Но считать себя или быть – это совсем не то, как тебя воспринимают потенциальные заказчики. Всё зависит от того, насколько компании Беларуси, работающие на зарубежных рынках, или само белорусское государство, сколько они прикладывают усилий для пропагандирования нашего IT-сектора.

– Как воспринимают Беларусь и наших разработчиков за рубежом и какой у нас имидж? Мы уже столкнулись с тем, что нас то ли к счастью, то ли к несчастью путают с россиянами и, быть может, даже и с представителями других стран восточной Европы...

– Восточная Европа уже достаточно давно сепарировалась, поэтому Польшу с Беларусью уже не путают. А Беларусь воспринимают совершенно нормально и, например, у меня не было никогда проблем по поводу того, что приходилось при прочих равных преимуществах бизнеса в глазах заказчика приходилось убеждать, что Беларусь – это хорошо. Если мы по бизнесу лучшие для данного проекта, то мы будем выбраны на этот проект и то, что мы из Беларуси – не имеет никакого определяющего значения.
В общих чертах – к нам относятся хорошо, как европейские заказчики , так и мировые в том числе. Естественно, если брать США, то здесь иногда необходим маленький географический ликбез.

– На ваш взгляд, чего не хватает белорусской IT-индустрии для полноценной конкурентоспособности на мировой IT-арене?

– Здесь необходимо сразу сделать оговорку – с кем мы себя сравниваем и кем мы должны себя чувствовать или воспринимать. С географической точки зрения, мы должны всячески поддерживать наш имидж поставщиков программного обеспечения или IT-партнеров. Довольно часто мы смотримся в выигрышном свете и, исходя из необходимого набора и доступности специалистов, набора их области знаний – по сравнению, по цене, географической близости, доступности посещения нашей страны – мы должны быть лучше Восточной Европы.

Мы не должны и не будем конкурировать по данному вопросу ни с Китаем, ни с Индией по очень многим причинам. Надо возделывать свою нишу и углублять, расширять.

– Есть ли потенциал у белорусского внутреннего рынка для IT-компаний? И насколько он велик?

– Конечно. И я думаю, что он существенный. Можно сравнить Беларусь по территории и населению с Чешской Республикой. Мы немного владеем ситуацией на чешском рынке, поэтому могу заметить, что Беларусь находится еще в начале (становления) IT-рынка.

– Насколько остро стоит проблема IT-образования в Беларуси и достаточно ли специалистов?

– Нам очень повезло. В наследство от Советского Союза нам досталась фундаментальная и довольно большая по объемам система IT-образования. Во время Советского Союза Беларусь относилась к IT-региону. Это и было причиной того, почему на нашем белорусском рынке сейчас действуют несколько крупнейших европейских компаний по предоставлению сервисов IT, такие как наши компании EPAM, SAM Solutions и так далее.

Естественно, образование не стоит на месте. Образовательные методики просто обязаны идти вперед. Другое дело – куда они идут и насколько понимание развития образовательного процесса со стороны Министерства или ректоратов университетов закрывает потребности бизнеса. Эта проблема решается несколькими путями.

Во-первых, есть некая обратная связь. На уровне государства, так как государство интересуется, что потребуется белорусскому IT-бизнесу в некотором будущем, когда будет готова та или иная волна специалистов.

Второе – многое могут сделать и сами компании. Например, через организацию сотрудничества с университетами. И IBA в этой области делает многое и давно. Мы спонсируем наши команды на олимпиадах по программированию и думаю, что белорусские IT-компании должны и будут продолжать заниматься этим вопросом все более и более серьезно. Это в том числе и некие совместные лаборатории, курсы, семинары, где компании могут специально подстраивать обучающихся новых специалистов под конкретные потребности бизнеса, в том числе и конкретной компании. Это взаимовыгодный процесс.

– Как вы относитесь к проекту по состоянию в Беларуси IT-академии с очень активным участием Индии?

–Намерение не означает, что это уже создано. Люди учатся в Индии, а не в Беларуси. Мы должны понимать, что если белорусы учатся в Индии, то они работают на потребность индийского рынка и индийских компаний, а не белорусских. Чтобы закрывать потребности белорусских компаний молодые специалисты Беларуси должны повышать свое IT-образование в Беларуси.

– Очень часто в компаниях слышу, что специалисты приходят, но они не очень разбираются в IT-процессах, слабо представляют себе промышленное программирование, знают немного алгоритмов, математики, философии и других вещей, которые преподают в университетах и поэтому приходится за свой счет их «доучивать». В то же время университеты говорят, что они не могут сделать факультеты EPAM-а и IBA, а могут дать лишь фундаментальное образование, выпустить хорошо подготовленного специалиста широкого профиля. Где здесь золотая середина?

– Золотая середина, несомненно, есть. И я думаю, что пока она достижима только теоретически. Она характерна для всего мира и для любого образования. Если помните, была такая древняя юмореска, где показан приход молодого специалиста на производство и мастер тут же говорит ему: «Забудьте университет как кошмарный сон! Не надо индукции, давайте продукцию!» И поэтому я думаю, что стремиться с обеих сторон к взаимовыгодному пониманию того, необходимо и это делается. Но идеала не будет никогда.

– Какого рода специалисты в области IT сейчас востребованы? По уровню квалификации больше нужны гении или кодеры – выпускники «программистского техникума», которые знают, как запрограммировать точку на экране или что-то простое, без особых притязаний?

– Как и для любого сложного производства, каковым сейчас и является производство, сопровождение и сервис программных продуктов, требуются и специалисты-гении, и специалисты посредственные. Конечно, в идеале было бы просто великолепно, если бы все были гениями, а платить им можно было бы как обычным специалистам – такого не бывает. И люди, и их запросы – индивидуальны. Правила соответствуют тому, что человек из себя представляет. Поэтому в процессе нужны и аналитики, и бизнес-аналитики, которые должны понимать не столько понятие слова программист, сколько понимать сам бизнес, то есть быть бизнес-аналитиками.

Должны быть аналитики, которые способны воспринять этот бизнес и перевести его на технические требования. Должны быть исполнители, тестировщики, которые, прежде всего, должны быть терпеливыми. И вплоть до того, что должны быть люди с педагогическими задатками, чтобы они могли обучить пользователей. Менеджеры нам тоже нужны.

– Как растут в Европе и будут ли расти зарплаты на местном рынке IT? Прошло ли время перегретого рынка, когда специалисты практически метались между компаниями в поисках более высокой зарплаты?

– Сейчас хорошая ситуация для рынка труда программистов. Нет той перегретости, о которой было упомянуто в вопросе. Ведь надо понимать, что перегретость вела к дополнительным проблемам в отношении заказчика не только потому, что сам специалист прыгает из компании в компанию. Она вела к текучке не в рамках человека, а в рамках проекта. И одной из основных проблем в так называемые, «тучные годы» не на нашем, а на индийском рынке являлось недовольство заказчиков работой на индийском рынке, исполнением своих заказов, потому что текучка доходила до 25 процентов в год.
Любой проект требует инвестиций и зачастую многих инвестиций со стороны заказчика. Прежде всего, людей надо обучить. И это обычно делается за счет заказчика, который потом рассчитывает на некоторые бенефиты, прибыль. И если каждый год надо учить четверть команды заново, то бенефита дождаться не реально. Так что сегодня специалист может спокойно заниматься своей работой, а не скакать по сайтам и не смотреть, не мучиться по поводу того, не продешевил ли он себя, придя в данную компанию, и спокойно заниматься своей работой и расти в пределах одной компании.

– Достаточно ли господдержки белорусским IT-компаниям и вам, как специалисту по международным отношениям в сфере IT, насколько действительно уникальны льготные условия для IT-компаний в Беларуси и приняты ли какие-то ноу-хау меры в других странах, которые Беларуси следовало бы перенять? Или все-таки лучше не мешать работать?

– Любая отрасль промышленности, если ей кто—то мешает, работает менее эффективно. По второй части вопроса могу ответить, поскольку я действительно вижу примеры других стран. Многие страны пытаются закрепиться в качестве страны, куда стоит обращаться за подобного рода услугами, где такая отрасль есть, развивается и показать, что правительство поддерживает данную отрасль на государственном уровне. На некоторых существенных мероприятиях, таких как CeBIT, хотя сейчас он уже вышел из моды, но зато все знают, что это такое, многие страны финансируют страновые стенды, где компании-участники данного стенда имеют некоторые льготы по размещению своих стендов под какой-то общей крышей. Это может быть и не физическая крыша. Но этот страновой стенд все-таки оформлен.

Конечно, это вопрос, который решается, но пока еще слабо – пропускные способности наших каналов. Вопрос инфраструктуры.

Есть и некоторые мелочи, которые существенно нам мешают. Например, когда наших зарубежных коллег заставляют покупать государственную страховку. Не то, чтобы там этого доллара жалко. Но люди-то не на курорт приезжают, а с бизнесом и, как правило, они привозят нам этот бизнес. И они имеют международную страховку, свои социальные карточки. И вот вроде как и мелочь, но она реально мешает. А ведь устранить эту мелочь довольно-таки просто. И, думаю, это бы помогло. И не только IT-бизнесу.


Отправить новость
Сообщите редакции новость, интересную читателям 42.TUT.BY