Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


Николай Николаевич Анисимов ОАО ГипросвязьВ традиционной рубрике IT.TUT.BY – «интервью по понедельникам» – директор одного из крупнейших белорусских предприятий в отрасли связи, ОАО «Гипросвязь». Сертификация, стандартизация, разработка и проектирование сетей связи – вот далеко не полный перечень направлений работы подведомственной организации Минсвязи. А руководит ей Николай Николаевич Анисимов – доцент, кандидат технических наук.
 
Именно он – в студии TUT.BY в этот осенний понедельник.

– Николай Николаевич, что означает название «Гипросвязь»? Это «государственный институт проектирования связи»? Или это аббревиатура? Или же это название «сложилось исторически»?

– «Гипросвязь» – это бренд. В СССР была сеть институтов «Гипросвязь» – государственные проектные институты по связи. Московский, Новосибирский, Одесский, Минский, Санкт-Петербургский... Когда СССР не стало, многие институты стали называться по-разному. Думаю, что в Беларуси было принято правильное решение – это бренд, у которого осталось имя, «Гипросвязь», но функции немного изменились, я бы даже сказал – расширились. А «Гипросвязь» – это аббревиатура, которая сегодня практически не расшифровывается.



Скачать видео

 

– В каких основных направлениях работает ваше предприятие? Сколько ему лет? Сколько он уже в Беларуси как бренд?

– Этому предприятию уже больше сорока лет на рынке Беларуси. Тогда это была Белоруссия и Западная часть России: Брянская и Курская области. Смоленскую атомную станцию, связь там, делали в нашем институте.

Что касается направлений деятельности – они расширились и, в какой-то степени, это была вынужденная мера, потому что все научное обеспечение Республики Беларусь, по итогам суверенитета, оказались в Российской Федерации (Институт Радио, ЦИНИИС и так далее). Было принято решение, что на базе проектного института (традиционно этот вид деятельности остался) надо создать научное подразделение. И когда в то время хлынул массовый поток зарубежной техники, были вынуждены создать – и создали орган по сертификации, центр, где производилась оценка соответствия.

На сегодняшний день у нас три направления, «три ноги» (устойчивая конструкция!): проектирование, наука и сертификация.

– В июне прошлого года вы из унитарного предприятия стали открытым акционерным обществом. Что-то изменилось в работе организации? Чем вообще была вызвана такая необходимость смены формата деятельности??

– Акционирование, по моему разумению, было своего рода велением времени. И предприятие такого уровня не может находиться в государственной собственности постоянно. Государство в какой-то степени, дает возможность, шанс этому предприятию двигаться дальше. Акционировали, что изменилось?

Внешне – мало что. Изменилось только название – вместо унитарного предприятия «Гипросвязь» стало ОАО. Внутри перемены идут, конечно. Руководством нашего предприятия приняло стратегическое решение о том, что предприятие должно быть сильным. Предприятие должно быть сильным, прежде всего, не только здесь, в республике – должно быть стратегическое развитие на внешних рынках. А для того чтобы выйти на внешние рынки нужно сделать очень много. Поэтому внутри сегодня идет очень серьезная работа по оценке своих возможностей, оценке каких-то недостатков и движению вперед в этом направлении.

– В том числе на экспорт?

– Обязательно, обязательно экспорт. Я не могу сказать, что сегодня это приоритетное направление. Приоритетным по-любому будет обеспечение связи в Республике Беларусь, потому что все серьезные проекты делаются нашими специалистами. Я бы назвал это так: «шаг за шагом». Мы должны выйти на внешний рынок и мы должны там работать.

– Давайте уцепимся за одну из ваших «ног» – большую и часто склоняемую в обществе. Сертификация. Вот зачем сертификация вообще нужна для человека с улицы, который не понимает, зачем ему покупать аппарат со значком СТБ и со всеми правильными наклейками или он может купить аппарат из-под полы, привезенный непонятно откуда, но значительно дешевле. Почему нужно предпочитать сертификацию?

– Очень хороший вопрос и я благодарен за него TUT.BY. В последнее время идет какое-то активное движение, что «давайте уберем сертификацию и начнем все жить счастливо». Хотелось бы просто поделиться информацией – возможно, это наша вина в том, что мы не даем ее обществу.

Что-такое сертификация, если по-простому. Я спрашиваю – зачем нужен в театре билетер? Что он делает?

– Проверяет билеты…

– Да, проверяет билеты. А давайте мы его уберем?

– Давайте.

– В первом случае – что обеспечивает билетер? Он механически проверяет билеты. Но на самом деле – он создает комфорт зрителям. Зритель приходит за полчаса, за пятнадцать минут, опаздывает на две минуты… Но он знает, что его место там есть. Это комфорт зрителя.

Теперь убираем билетера. Думаю, в обществе есть люди, которые захотят прийти без билета – комфорт исчезает. Но если это будет постоянно, то наверное, комфорта в принципе не будет. Кто будет страдать прежде всего? Зрители, а потом, наверное, сам театр, который на этом зарабатывает.

Теперь вернемся к сертификации. Это то же самое: как бы мы этого не хотели, возможно, это грубое слово, но это контрольный орган, который стоит на страже. Вопрос: на страже чьей? Прежде всего, потребителя. Если это касается оборудования, то в качестве примера можно привести оборудование потребителя – например, сотовый телефон и технологическое оборудование, которое операторы связи включают в сети.

Первый аспект – телефонные аппараты. Плохие телефонные аппараты могут взрываться. Плохое технологические оборудование, если его много завозить и подключать к сети, обращаю внимание, «общего пользования», оно может «положить» сеть. То есть страна оказывается без связи. Поэтому мы выполняем функции контроля того, чтобы на территорию Республики Беларусь завозилось и эксплуатировалось проверенное оборудование с заданными характеристиками.

Николай Николаевич Анисимов ОАО Гипросвязь – Окей, сертификация нужна. Мы поняли, в том числе – из вашего комментария. Слышатся другие голоса: сертификация – это очень дорого, очень долго, «а давайте признавать российские или европейские сертификаты». Насколько это действительно дорого, долго? Может ли Беларусь признавать сертификаты других государств?

– Скептики сразу скажут: сейчас начнет сыпать цифрами, которые далеки от правды или ещё что-нибудь. Тем не менее… Я, конечно же, готовился к этому интервью. Вот статистика. Полугодие 2010 года – 116 сертификатов. То есть, за первое полугодие 2010 года произошло 116 процедур сертификации. По 75 – заявители иностранных государств, 26 – заявители из Республики Беларусь, 15 – страны СНГ. Из 75 иностранных заявителей ни от одного мы не услышали, что у нас «дорого и медленно». Они сертифицируют у нас, потому что есть такое требование, они это понимают и никаких нареканий нет. Они даже говорят, что это достаточно дешево.

Я беседовал с одним высокопоставленным чиновником Российской Федерации, который участвует в этих процедурах сертификации. Когда я назвал ему наши цифры, допустим, за оценку состояния производства, он сказал: «Николай Николаевич, к вашим цифрам можете ноль смело прибавлять, а вот цифру – как совесть позволит». Понимаете? Наши процедуры для серийной продукции, по сравнению с миром, недорогие.

В Республике Беларусь за последние полгода выдано 26 сертификатов, в том числе отечественные производители. Большая часть из них – это сертификация партий продукции. Дорого или дешево? Все, конечно, относительно. Есть такой пример. Когда вы приходите в салон автомобилей, хотите купить автомобиль и спрашиваете: «сколько стоит?» Вам скажут, например, три тысячи. А потом вам покажут и расскажут, какие там есть функции. С ними уже получается шесть тысяч, и так далее. Поэтому здесь все зависит от аппарата.

Чтобы не быть голословным, приведу конкретную цифру – телефонный аппарат. Оценка технического состояния (испытания) – приблизительно от тысячи долларов – в эквиваленте, если это простой аппарат, до двух тысяч долларов – если там достаточно много функций. Дорого это или дешево? Если партия вводится объемом в сто штук, то конечно, я буду считать, что это дорого. Потому что эту тысячу надо будет разложить на эти сто штук. Если это серийное производство, когда сегодня сертификат выдается на пять лет и ввози сколько хочешь, то основные производители считают, что это достаточно дешево для них.

– У меня с точки зрения потребителя вопрос, что значит сертификация по партиям и сертификация производства? Производство за пять лет может достаточно серьезно измениться... Может и брак какой-то попасть. Производители постоянно меняют что-то в своих устройствах, несмотря на то, что модель остается одной и той же. Получается, что одна из функций сертификации как-то нивелируется: один раз нам привезли аппарат или показали завод, а дальше – уже на совести производителя… Делаете ли вы какие-то дополнительные измерения? На чьей это совести?

– По правилам, процедурам сертификации, есть нормативные документы, которые это определяют, мы обязаны проверить технические параметры – это то, что называется испытанием в лабораториях. И обязаны проверить состояние производства.

Конечно, сегодня современные производства, модели могут меняться каждые полгода-год. Но, поверьте, само производство так быстро не меняется. Меняются марки, функции этого изделия. Если мы были на производстве, то мы имеем возможность в течение пяти лет это производство не посещать. Если появилось нарекание по этой модели – а мы собираем такую статистику от пользователей, от операторов связи, – конечно, тогда мы вне плана проводим инспекционный контроль.

А так… Мы имеем такое право, но не каждый раз этим пользуемся – проводить инспекционный контроль самого производства. Но опять же, я повторюсь – если возникли проблемы, то мы его проводим, если нет, если телефонный аппарат достаточно уверенно ведет себя на рынке и нареканий нет – то нет смысла это делать и мы это не делаем.

– Еще один момент. Опять таки, многие скептики говорят: «за что платить такие суммы, тысячи долларов?» Чтобы кто-то на осциллографе советских времен мерял? Насколько хорошо, действительно, оснащено ваше предприятие и лаборатория, которая производит сертификацию и различные исследования в этой области?

– Тоже очень хороший вопрос, потому что да, я тоже слышал подобное. «Да что вы там проверяете, какие вы там параметры проверяете»... В наших лабораториях стоит измерительное оборудование ведущих производителей измерительного оборудования. Лучшее! Есть образцы, которых в республике больше нету нигде, ни в каких других лабораториях. Чтобы не быть голословным, я вышлю вам по электронной почте фотографии этих приборов, информацию по ним, что и по каким параметрам измеряется в наших лабораториях.

(фотографии представлены ниже – IT.TUT.BY)

– Спасибо. Думаю, что многим это будет достойным ответом…

– Если специалист посмотрит на эти приборы, он просто оценит. Дополнительно к этому у нас сейчас развивается услуга, которой активно пользуется наши производители оборудования, когда они приходят и используют наше измерительное оборудование для того, чтобы провести предсертификационное испытание.

Человек приходит со своей моделью и говорит: «Я не знаю, будет оно соответствовать или не будет, потому что у меня нет приборов». В частности, грозозащита – есть требования Международного Союза электросвязи. И мы проводим такие работы, и люди приходят. Я бы хотел акцентировать внимание, что у наших испытателей накопился огромный опыт. Они знают про оборудование – через них проходит лучшее оборудование зарубежных фирм. И они, в качестве консультаций, выдают нашим производителям информацию, что надо сделать так и так, чтобы этот параметр соответствовал требованиям.

По нашему статусу мы должны быть независимыми экспертами, и кто бы к нам не пришел, все проводится в совершенно одинаковых условиях. Кроме того, у нас есть договоренность, которая обязательно прописана в контракте, с заявителем о конфиденциальности информации. Мы не выдаем информацию о том, как это было выполнено в другом оборудовании. Но у специалиста, который просмотрел 10 или 20 типов оборудования, как это решается, у него просто складывается целостная картина – как это может быть и он может просто провести консультацию с производителем оборудования.

Или же, сейчас это довольно часто встречается, когда завозят оборудование из какой-то страны, и мы не знаем, где и как это было сделано, но есть сомнения, – мы проводим такие испытания.

– В феврале вы представили услугу предварительной экспертизы. Как она повлияла на рынок? Она действительно была хорошо воспринята?

– Она была хорошо воспринята, но именно нашими производителями и теми добросовестными поставщиками, партиями завозящими продукцию, которым, прежде чем покупать большую партию или завязывать какие-то долгосрочные деловые отношения с поставщиком, интересно проверить, что это оборудование представляет из себя на самом деле.

– Почему не признаются российские сертификаты? Часто можно слышать, что страны-то родственные, и наверняка у нас какие-то технические регламенты и кодексы похожи... Почему бы компаниям, особенно тем, которые работают на нескольких рынках, работать без сертификации. С чем это связано?

– Первое, что я хотел бы сказать зрителям, слушателям, читателям о том, что такая процедура существует и любой производитель российского оборудования связи может подать заявку через свой госстандарт. Госстандарт России пересылает эту заявку в госстандарт Беларуси. Если там все это прошло, то у нас происходит процедура подтверждения и мы выдаем белорусский сертификат на основании российского. Но обращаю внимание, что эта процедура распространяется только на российских производителей. Для третьих стран данная процедура не распространяется.

Прошло уже много лет с момента распада СССР и некоторые технические аспекты уже разные. Уже стоит вопрос гармонизации наших технических правовых актов, чтобы были одинаковые требования.

По опыту своей предыдущей работы мне приходилось сертифицировать оборудование в разных странах, в том числе – и в российских. Я обратился в российский орган по сертификации и сказал, что у меня есть протоколы российских, белорусских лабораторий и еще ряда лабораторий других стран. Я спросил, какие лучше дать для того, чтобы вам проще было оценить. На что мне ответили: «Лучше давай белорусские. Знаешь, как-то доверяем». Было приятно, что лабораториям доверяют. И я хочу сказать, что те испытания, которые мы здесь проводим, это действительно реальные испытания.

Мы спокойно спим, потому что знаем, что проверили и знаем, что это нормальное или ненормальное оборудование. По статистике около 10% по всем испытаниям – отрицательные испытания. Такая статистика существует.

– А какие основные испытания проводятся для тех же мобильных телефонов?

– Это технические характеристики, соответствие требованиям, которые существуют, безопасность и электромагнитная совместимость. Это основные параметры, которые проверяются. Ну а вопрос технических характеристик – вопрос функций, которые в нем заложены.

– Может ли частное лицо, у него есть аппарат, может быть он сертифицирован в Беларуси, а может – нет, но каким-то образом он оказался у человека. И он хочет узнать – действительно ли препарат безопасен для него и окружающих. Может ли этот человек обратиться к вам или ваши услуги представляются только для юридических лиц?

– Нет, услуги мы оказываем всем желающим. Если у вас есть тысяча долларов и вы готовы ее вложить, чтобы проверить этот несертифицированный телефон… Кстати, в начале необходимо убедиться, действительно ли он несертифицированный, потому что у нас есть база данных, которая заполняется и ведется в БелГИСе. Можно просто посмотреть – сертифицирован он или нет. Ежедневно, обращаю внимание, ежедневно к нам приходит около 3-4 писем с таможни, где просят подтвердить, прошел тот или иной аппарат сертификацию или нет. И если не прошел, то что с ним делать. Мы отвечаем, что это достаточно дорого, если один-два телефонных аппарата и лучше использовать их для запчастей или каких-то других целей. Если же партии приходят большие – тогда да, мы проводим такую сертификацию и выдаем сертификат именно на эту партию и именно на этот тип оборудования.

– Какие основные проблемы и неполадки возникают в описанном вами случае 10% устройств, которые не сертифицируются, получают отрицательный результат. Что чаще всего вызывает проблемы?

– На сегодняшний день существует два аспекта. Первый – радиоустройства малого радиуса действия. Фактически, у них имеются два основных параметра: мощность излучения и побочное излучение. Там есть передатчик, в котором нужно замерить два параметра: мощность, которая должна составлять не более 10, 5 или 2 милливатт, и побочное излучение. Недобросовестные производители экономят на фильтрах, поэтому побочное излучение иногда становится в несколько раз больше основного!

Что такое побочное излучение? Для этого устройства определены частота, полоса частот, в которых он должен работать. Если появляются частоты в других полосах, диапазонах, это означает, что обязательно будет помеха другим устройствам, работающим в этих диапазонах. А диапазоны очень разные: и специальные, и военные, и промышленные, и гражданские, и автоматика и так далее.

Вторая проблема – это грозозащита и защита от сверхвысоких напряжений. Рекомендации МСЭ есть, производители серьезные. Предусматривают место и функцию эту в своем оборудовании. Наверняка это оборудование в их странах стоит, но, с точки зрения экономии есть факты, когда нам привозят оборудование, мы проверяем – а этого устройства там просто нет. Для чего оно нужно? Это технологическое, как правило, оборудование – защита для обслуживающего персонала.

Например, гроза. И если в это время находился персонал, где сверхвысокое напряжение – это проблема. В рекомендациях МСЭ написано, что всё должно быть защищено. По этому параметру за последние полгода 40 изделий у нас не прошли испытания.

– Это не абонентские терминалы?

– Нет, не абонентские.

– Пользователи могут спать спокойно! Какие группы товаров сертифицируют чаще всего? Понятно, скорее всего, это мобильные телефоны. Как за время кризиса, с середины прошлого года, изменилась ситуация? Стали больше или меньше сертифицировать? С чем это связано?

– Сертифицируют, естественно, то, что продается. Это означает, то, что покупается. Больше покупается (в штуках) абонентских устройств – телефоны, модемы и так далее. Здесь, соответственно, больше процедур сертификации. Технологическое оборудование реже меняется или обновляется, соответственно, меньше процедур.

Упало ли количество сертификаций? В начале 2009 года все волновались, потому что кризис и думали, что будет некий спад. Нет. На 2009 год было выдано около 450 сертификатов. В этом за полгода – 213 сертификатов. Эта картина нормальная. Мне кажется, что здесь основную роль играет то, что Министерство связи прикладывает достаточно много сил к тому, чтобы убрать серый и черный импорт.

Меньше становится недобросовестных игроков на этом рынке, которые привозят партии в чемоданах и которые шумят, что «очень дорого».

Объем сертификационных работ стабилен и определяется рынком.

– Если говорить о технических нормативах, стандартах, и других основополагающих документов, которые разрабатываются в вашем ведомстве – что из интересного вы готовите сейчас? Я знаю, что в недрах «Гипросвязи» зреет ГОСТ по оформлению государственных сайтов, не так давно была информация в Сети. Может быть, разрабатываются еще какие-то интересные документы?

– Одно из научных направлений, которые у нас есть, это информационное обеспечение отрасли и, собственно говоря, пользователей, операторов. В рамках этой деятельности мы, действительно, головные, по разработке стандартов в области телекоммуникаций.

Что касательно стандарта «сайт органов госуправления». Мы должны быть скромными – это не наша заслуга, стопроцентная. Здесь работала группа экспертов – и ОАЦ, и другие организации, заинтересованные в этом: «Гипросвязь», департамент информатизации. То есть, рабочая группа работала и нам просто поручили все это собрать воедино, потому что у нас есть опыт по оформлению, по продвижению этих стандартов.

Сейчас этот стандарт находится в Госстандарте на согласовании, но это – исключение из правил, потому что в составе Министерства связи есть еще один институт – это Институт прикладных программ и систем, кажется, в 2005 году он вошел в состав Министерства, вопрос информатизации решает он. Мы традиционно решаем вопросы электросвязи – стандарты, нормативные документы, связанные с электросвязью.

Какие основные? Их очень много, потому что отрасль связи – очень динамично развивающаяся отрасль. Стандарты опаздывают, опаздывают. Нормативных документов, которые нужно принимать, очень много, но… Конечно, сами мы ничего не придумываем, основа их – рекомендации Международного союза электросвязи и стандарты Европейского института по стандартизации (ETSI). Мы только в какой-то части, если это необходимо, перерабатываем по национальным особенностям, если они существуют у нас.

Николай Николаевич Анисимов ОАО Гипросвязь – Какие значительные проекты крупных сетей разрабатываются «Гипросвязью»? Может, NGN-сети, 3G-сети?..

– Фактически «Гипросвязь» делает все серьезные проекты. Последняя – это сеть передачи данных «Белтелеком» – наш проект, сеть WiMAX по территории Республики Беларусь «Белтелекома». И последнее, на что мы получили заказ – проектирование ЦОД «Беларусбанка». Я считаю, что это наша заслуга – мы убедили уважаемую организацию, что можем делать очень хорошие вещи.

– Вы, насколько я знаю, достаточно серьезно занимаетесь веб-услугами и у вас есть специализированная лаборатория…

– Подразделение есть, но чтобы понять, что происходит – надо немножко истории. Когда в 2005 году Министерству связи передали программу «Электронная Беларусь» оказалось, что нужны специалисты по информатике и информатизации. На базе института начало формироваться подразделение. В то время мы начали очень активно этим заниматься, были не очень опытные. У нас в том числе были работы, связанные с разработкой сайтов. Собственный сайт, собственный портал, сайт Министерства связи (несколько его вариантов) – это все делали мы. Потом появился Институт прикладных программ и систем, эта функция перешла ему.

На сегодняшний день мы этих людей не потеряли – они у нас работают, так как совершенству нет предела. Они работают по другим направлениям, но я бы не сказал, что это такое ключевое направление, которым мы занимаемся.

– В самом начале интервью мы говорили об экспорте, одном из следующих этапов вашего развития. По каким направлениям экспорт будет наиболее перспективным? Какие услуги будет экспортировать наиболее выгодно?

– Делать и предлагать надо то, что ты умеешь делать хорошо. Мы хорошо можем делать проекты. Поэтому на первом этапе мы предполагаем, что будет экспорт услуг по проектированию. Прежде всего, клиентом будет Российская Федерация. Есть несколько серьезных контактов, договоренности с которыми (я очень на это надеюсь) перерастут в конкретные шаги. Это одно направление, и второе – весь мир сегодня работает для оказания услуги «под ключ». Второе направление – мы будем искать (и мы двигаемся в этом направлении), вступать в союзы, холдинги со строительными компаниями. В частности, пример с Венесуэлой, строительной компанией, с которой было несколько контактов. Появился интерес. И теперь мы будем предлагать, они – строители, мы – проектировщики именно связи, Министерству коммуникаций Венесуэлы. Этим я хочу сказать, что основным направлением будет проектирование, но оно будет переходить в комплексный подход, «под ключ»: построил и, возможно, поставил оборудование «под ключ».

– Николай Николаевич, как будет развиваться ваше предприятие, если оставить за скобками экспорт? В каких основных направлениях? Может, вы планируете охватить какие-то новые сферы?

– Я не думаю, что будут какие-то принципиально новые направления для предприятия. Еще раз повторюсь, нужно делать хорошо то, что ты умеешь делать хорошо. И делать это с каждым днем лучше. Возможно, появится направление внутри, здесь, в Республике Беларусь, и вот этот комплексный подход под ключ. Это много работ, которые нужно делать. А каких-то принципиальных направлений мы пока не видим.

– То есть вы будете концентрироваться на проектировании?

– Да.

– Как будет развиваться рынок связи в нашей стране? Вы, как человек, который очень плотно со всем этим взаимодействует, на ваш взгляд – куда пойдут технологии? Может быть, вы уже сертифицируете оборудование для следующих поколений сетей связи?

– Здесь может быть только мой взгляд, взгляд человека, который видит эту ситуацию.

– Сколько лет вы работаете в отрасли?

– Лет восемь, наверное. Думаю, что платформа IMS, которая сейчас внедряется – она позволяет оказывать услуги, независимо от того, стационарный это или мобильный оператор. На платформе IMS, который сейчас внедряется, будет [происходить] развитие услуг связи в Республике. К этому все движется.

Коммуникационные станции, как таковые, в мире уже перестали выпускать. Выпускают компьютер, в котором интерфейс позволяет всем этим управлять и все это решать.

Следующее направление будет очень активно развиваться, потому что сама технология становится более открытой. А раз более открытой, то, значит, и более уязвимой. Безопасность предоставления услуг и безопасность информации – это два основных направления. Наверняка, есть и какие-то другие. Наверное, я что-то не увидел…

– Финальный, традиционный вопрос нашим гостям – что бы вы пожелали читателям, слушателям, зрителям TUT.BY?

– Спокойно разбираться во всем. Спокойствия в душе, чтобы не возникало – если что-то увидели не так – крика «Все плохо! Все не так! Все надо делать по-другому!»…

Я хочу пожелать зрителям и читателям того же, что я желаю и своим сотрудникам, когда приходят: «есть проблема? Приходи. Но если ты не видишь решения, одного, а лучше – двух, тогда лучше не приходи», потому что пошуметь с проблемой – значит, создать еще одну проблему. Поэтому, желаю спокойствия, вдумчивости и благополучия. Что еще нам хочется?


Оборудование, используемое в ОАО «Гипросвязь»

Фотографии и комментарии предоставлены ОАО «Гипросвязь».

Аппаратно-программный комплекс для исследований и измерения параметров оборудования телевизионных кабельных распределительных сетей

Функциональные возможности комплекса позволяют проводить испытания оборудования телевизионных кабельных распределительных сетей по следующим характеристикам:

– параметры аналоговых телевизионных сигналов;
– параметры цифровых телевизионных сигналов стандарта DVB-С;
– коэффициент двоичных ошибок (BER, bit error ratio);
– коэффициент ошибок модуляции (MER, modulation error ratio);
– диапазон рабочих частот;
– уровни входных и выходных сигналов;
– неравномерность амплитудно-частотной характеристики;
– эффективность автоматической регулировки усиления;
– стабильность несущих частот;
– избирательность;
– затухание несогласованности;
– размах полного цветового видеосигнала;
– отношение радиосигнала изображения к шуму;
– измерение интермодуляционных сигналов.

 

 


 


 

Аппаратно-программный комплекс для исследований и измерения параметров оборудования приёма, передачи и формирования сигналов цифрового телевидения и радиовещания

Функциональные возможности комплекса позволяют исследовать и измерять следующие параметры:

– подавление несущей (Carrier suppression);
– отношение сигнал/шум (Signal-to-Noise Ratio – SNR);
– интерференция (Interference);
– BER vs. Eb/N0;
– анализ транспортного потока интерфейса ASI;
– измерение ошибок первого, второго и третьего приоритета;
– диапазон рабочих частот;
– уровни входных и выходных сигналов;
– неравномерность амплитудно-частотной характеристики;
– эффективность автоматической регулировки усиления;
– избирательность;
– измерение интермодуляционных сигналов при цифровой трансляции;
– задержка сигналов звука и видео.

 


 

Аппаратно-программный комплекс для исследований и анализа протоколов оборудования сетей IP

Данный аппаратно-программный комплекс позволяет проводить анализ детализированных трасс с возможностью фильтрации при тестировании протоколов оборудования, применяемого или предполагаемого к применению на сетях IP, VoIP, включая возможности оценки качества речи.

Функциональные возможности комплекса позволяют проводить анализ следующих протоколов:

– протоколы VoIP (H.323, H.450, SIP, SIGTRAN и др.);
– протоколы передачи данных IP (PPP, TCP, HTTP и др.);
– протоколы передачи видео IP (Н.261, Н.263 и др.).

 


 

Универсальный лабораторный комплекс для испытаний оборудования NGN:

Функциональные возможности комплекса позволяют использовать его для задач имитации работы оборудования в сетях, ориентированных на самые со-временные технологии связи на основе IP, включая:

– широкий диапазон различного оборудования доступа на основе IP;
– оборудование транспортных сетей на основе IP;
– оборудование SoftSwitch на уровне транспортных протоколов;
– оборудование уровня услуг VoIP и IPTV.

 


 

Аппаратно-программный комплекс для исследований и измерения параметров радиооборудования поколений 2G+ и 3G

Комплекс позволяет измерять основные технические параметры радиоинтерфейса абонентского оборудования стандартов GSM/GPRS/EDGE, UMTS, cdma2000 1x/EV-DO, в соответствии с действующими техническими требованиями и стандартами международных организаций.

Комплекс имеет широкие возможности модернизации под актуальные стандарты связи UMTS HSDPA, WiFi, Bluetooth и разработан с учетом возможности реализации перспективного стандарта WiMAX.

 


 


 


 


Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-20%
-20%
-30%
-25%
-50%
-20%