• Архив новостей
  • Архив новостей
    ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345

СЕРВИСЫ
Каталог IT 
Разработка сайтов
Интернет-провайдеры

Отправить новость

Сообщите новость, интересную читателям 42.TUT.BY


  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345
реклама

Интервью по понедельникам: замдиректора НИРУП "Институт прикладных программных систем"


Сергей Шавров, замдиректора НИРУП "Институт прикладных программных системСегодня в гостях у IT.TUT.BY – Сергей Шавров, заместитель директора НИРУП "Институт прикладных программных систем", кандидат технических наук, член бюро рабочей группы по земельному администрированию Европейской экономической комиссии ООН. Сергей Алексеевич ранее возглавлял ГУП "Национальное кадастровое агентство", с недавних пор он помогает информатизировать страну на своей должности в "Институте прикладных программных систем" (ИППС).

Что же мешает Беларуси внедрить e-Правительства? Когда белорусы получат единый и актуальный список всех государственных электронных услуг? Так ли нужны государству и людям все те реестры, которые ведет "ИППС"? Все эти вопросы мы не преминули задать Сергею Шаврову.

– Сергей Алексеевич, чем занимается ваш институт?

– Институт входит в структуру Министерства связи и информатизации. В его работе можно выделить три основных направления. Первое – это развитие или создание больших государственных информационных систем для государственных органов. Это система для Министерства юстиции – Единый государственный регистр юридических лиц и предпринимателей, информационные системы для Министерства по налогам и сборам, для Фонда социальной защиты, для Департамента по ценным бумагам Минфина и др. Все это делается на основе продуктов Oracle для систем управления базами данных.

Вторая большая и, я думаю, самая перспективная область деятельности института – это общегосударственная автоматизированная информационная система (ОАИС). Фактически, это ядро инфраструктуры электронного правительства Беларуси.

Третье направление связано с двумя административными процедурами: государственной регистрацией информационных ресурсов и государственной регистрацией информационных систем. Министерство связи определило институт оператором этих двух систем.

Таким образом, мы занимаемся тремя направлениями: "большие системы", общегосударственная автоматизированная информационная система и [выступаем в качестве] оператора двух регистров.



Скачать видео TUT >>>


– Какие интернет-услуги могут упростить взаимодействие человека с государством? Система ОАИС уже работает. Какие услуги через нее может получить простой пользователь?

– Зачем вообще нужны информационные технологии гражданам сегодня? Если предыдущий период был направлен на автоматизацию производства, то сегодня техника и развитие общества достигло такого уровня, что услуги могут получать граждане и бизнес, и эти услуги должны быть намного быстрее, намного дешевле, чем те услуги, которые мы привыкли получать от государства.

При этом люди не должны знать об устройстве государства, они должны знать о своих жизненных событиях: вот у него брак, вот организация бизнеса, вот у него имущественные отношения – он должен получить доступ к услугам государства и решить свои жизненные проблемы. И это необязательно может быть в интернете, потому что часть услуг можно получать через другие корпоративные сети – интранет. Кстати, интернет и интранет можно рассматривать как основу дальнейшего развития информационного общества, при котором граждане и бизнес могут получить доступ к государственным услугам, не выходя из комнаты.

– Какие решения уже внедрены? Я знаю, что в отдельные поликлиники можно записаться на прием, записаться на регистрацию брака через интернет. Есть еще небольшое количество услуг, которые упрощают жизнь. Но все знают, что даже если в госоргане вас обслужат очень быстро, придется все-таки узнать, куда надо идти, постараться выбраться туда в свое рабочее время, отстоять очередь, пусть даже небольшую, – все это время, затраты, усилия. Совсем другое дело – ввести в своем браузере адрес, и через сайт получить какие-то услуги. Какие услуги сейчас работают и какие планируются к введению в ближайшем будущем?

– Хочу сказать про два документа. Первый документ – это постановление правительства N1174 от 9 августа 2010 года. Этим решением правительства одобрена стратегия развития информационного общества, и разделом там является создание электронного правительства. То есть, стратегия только одобрена: это значит, что мы находимся в самом начале пути.

Кроме того, есть поручение Президента Беларуси, отраженное в протоколе №13 от 21 мая 2010, которым предусматривается создание "единой точки входа во все государственные услуги через интернет". Эта единая точка входа в поручении называется Единым порталом государственных электронных услуг для граждан и организаций. Аналоги в мире уже есть: например, сайт gosuslugi.ru, egov.kz. Но, я думаю, мы должны сделать лучше, потому что мы немного запоздали, есть что подсмотреть и научиться на ошибках.

Получается, основа только что создана. При этом сегодня нельзя сказать, что услуги не предоставляются. Вы сами сказали: можно записаться к врачу, можно записаться в загс, можно получить сведения о кадастровой стоимости земельного участка – анонимно и бесплатно, кстати. И в чем проблема? Проблема в том, что этого мало! Еще одна проблема заключается в том, что все эти услуги – не административные процедуры, то есть документ вы не получаете. Проблема развития этой индустрии государственных электронных услуг: [нужно] чтобы вы либо получили электронный документ, либо получили внешнюю копию электронного документа, и как можно проще.

Это ответ на ваш вопрос: кое-что есть, хоть и мало, но есть документ, по которому все это должно получить развитие.

– Когда?

– Сама программа направлена на следующую пятилетку. Реализация поручения Президента начнется в этом году и продолжится в следующем.

Наш институт и Министерство связи делают определенные попытки решить или сделать хотя бы один пилотный проект в этом году, чтобы хоть одна административная процедура (вообще их планируется десять) реализовывалась не в сроки, которые установлены для бумажных технологий, то есть за 7-10 дней, а за 20-40 секунд. При этом человек должен получить и электронный документ, и его внешнюю копию, чтобы показать эту выписку для решения вопроса, например, о выделении земельного участка.

Пилотный проект мы уже делаем, в перспективе планируется целая программа в Беларуси. Мы сами заинтересованы всячески ускорить этот момент: мы чувствуем, что чем лучше и быстрее мы это сделаем, тем больше к нам будет интерес.

– О каких десяти услугах вы говорили?

– Об услугах ничего не скажу. Скажу лишь только, что лежат они в сфере имущественных отношений.

– Мы знаем о стоящей перед вами задаче к 1 октября реализовать реестр электронных госуслуг, которые мы сейчас пытались перебрать на пальцах. Я так понимаю, что это – предварительный шаг к созданию единого портала госуслуг?

– Это так. Но ведь цель – не сделать портал, а создать услуги! Во-первых, в связи с реестром государственных услуг нужно сказать, что его у нас никогда не было. Это совершенно инновационный проект. Как в любом инновационном проекте, в нем могут быть ошибки, но его надо начать делать как можно быстрее.

Вы – образованный человек, работаете в системе TUT.BY, у вас есть компьютер, и вы более-менее часто просматриваете интернет. А у меня жена, например, этого не умеет делать, и она не будет часами сидеть в интернете и изучать, как получить какую-то услугу. Значит, первая задача – информировать людей. Причем, они должны быть информированы в одной точке, чтобы по сети больше не искать. Это не значит, что точка входа в эту услугу не может находиться на TUT.BY или на другом портале, но они должны получить навигацию.

Кроме того, процедуры и услуги все время меняются. Одни исчезают, вторые появляются, и что, все время перепрограммировать портал? Портал должен управляться этим реестром, машинами – это называется семантическим вебом. Этот регистр должен управлять человеком, с одной стороны, а с другой – машинами. Таким образом, организуется взаимодействие человека, который находит услугу, и машины, которая этой услугой управляет, используя общегосударственную автоматизированную систему.

То есть это получается своеобразная прослойка, некий интерфейс между человеком и машиной, который понимает и человек, и машина. Это целое направление, развитое в рамках программы Европейского союза, которое называется "Антология государственных услуг и семантические вебы". Эти технологии мы хотим внедрить в рамках общегосударственной автоматизированной системы.

– Запустить реестр планируется к 1 октября. На каком этапе находятся работы? В каком виде это будет? Я так понимаю, что это будет база данных – без нее нельзя – и какая-то надстройка. Появится ли какой-то сложный интерфейс внутри?

– Здесь есть ряд проблем. Первая проблема заключается в том, что в соответствии с нашим законодательством вы в регистр не можете внести все, что вы хотите, – должна быть документальная основа под это. Мы уже сделали временную инструкцию, приказом она принята, и по этой временной инструкции определены источники, из которых мы будем брать информацию для того, чтобы распространить по всей стране и миру. По всему миру нельзя распространять ложную информацию, она должна документироваться.

Есть три источника информации. Первый – это государственный регистр информационных систем, так как там предусматривается, что тот, кто регистрирует информационную систему, должен указать, какие услуги она оказывает.

Второй источник – подглядеть в базе данных "Эталон" в отношении административных процедур и сопоставить электронные услуги и административные процедуры. Третий источник мы выдумали, но он самый эффективный: мы создали экспертную комиссию, которая для того, чтобы быстрее заполнить этот реестр, смотрит интернет, находит услуги, по определенной шкале классифицирует, составляет индивидуальное описание услуги и вносит ее в регистр. Первого октября мы планируем принять это в опытную эксплуатацию. А 29 сентября мы планируем испытание первой очереди программного обеспечения, которое эти документы будет превращать в базу данных.

Собрали базу данных – ну и что? Подумаешь, фокус. У нас есть интранет-портал oais.by, прототип единого общегосударственного портала, который эволюционирует в этот портал, и там уже будет размещаться информация. На первом этапе, который мы планируем запустить в ноябре, ты не сможешь кликнуть на строчку и сказать: "Хочу!", но будешь знать все государственные услуги, которые сегодня получают люди в Беларуси. В списке есть точка входа, для поиска которой нужно будет использовать этот реестр. Уже неплохо.

– Сколько услуг уже включено в реестр?


– Мы начали работать в начале сентября, подготовили и к концу месяца хотим внести 50 услуг. Для сравнения скажу: на основе нормативных актов у нас в стране обозначено 1500 административных процедур, в том числе юридическим лицам и гражданам. Мы сами часто набиваем шишки на терминологии. Например: записаться к врачу – это услуга? Услуга, но это не административная процедура.

– Так что список наверняка еще больше…

– Если смотреть на Великобританию, то там в этом списке порядка 20 тысяч позиций. Они начали работать десять лет тому назад, и в реестре услуг, которое оказывает государство своим гражданам, порядка 20 тысяч записей.

Но мы сделали еще одну хитрость: мы одновременно для апробации приняли методику оценки государственных электронных услуг.

– То есть вы будете еще и ранжировать их сами?

– Мы будем ранжировать услуги, базы данных, которые позволяют [оказывать] эти услуги, и государственные органы, чтобы было видно, какие государственные органы у нас передовые, которые уже много сделали, и каким надо подтянуться. Мне кажется, это стимулирует.

– А пользователям вы предоставите возможность ранжировать, выставить оценку? Например, человек не доволен тем, как работает система заявки на получение справки в каком-то министерстве, сможет он это указать?

– Мы об этом не думали, но ваш совет мы воспримем. Это правильно.

– Давайте поговорим о государственных информационных системах и ресурсах. Ваш институт занимается ведением этих реестров. В чем смысл регистрации всех этих ресурсов и информационных систем? Какие преимущества получает простой белорус? Насколько необходимы все эти базы данных и реестры? Может быть, действительно, имело бы смысл создать одну государственную большую БД, которая включала бы в себя все необходимое, или создать распределенную сеть на этот счет?


– Именно эти два регистра мы ведем не из-за того, что мы захотели, а из-за того, что это захотел Парламент. Есть "Закон об информации, информатизации и защите информации", и там предусмотрено создание этих двух регистров.

Эти сведения нужны, во-первых, для того, чтобы государству и гражданам быть информированными о том, что есть. Это простая функция учета. Раньше ее не было: систем было мало, нужды в этом не было, и, по большому счету, когда планировалась разработка, раньше иногда дублировались ресурсы и системы. Это большая проблема сегодня, потому что сопровождение систем очень много стоит.

В государственном регистре информационных систем во втором разделе указаны права, и я заметил, что как только сталкиваешься с правами на информацию, с правами на систему, замечаешь очень много недостатков. Во-первых, иногда просто не знают, чье это! А если не знают, чье это, неизвестно, кто должен нести за это ответственность. "Это" создает информацию, которая распространяется, и если мы оказываем услуги, то можем оказать услуги ненадлежащего качества. Вы начнете действовать, исходя из этой информации, и понесете убытки, а кто будет ответственным за эти убытки? На многие системы до сих пор не определены права. Если вопрос недвижимости регулируется гражданским законодательством, и там обязательно надо зарегистрировать права, то вопрос с правами на информацию и информационные системы регулирует уже Закон об информации, информатизации и защите информации, и это абсолютно правильно. Права – это не только бизнес и доходы, это и обязательства, в том числе и те, которые могут привести тебя в суд. Конечно, суду нужно где-то брать сведения о том, чье это, почему распорядился, и тогда выясняется, кто является должником по этим обязательствам.

С помощью регистра государственных информационных систем мы стали знать, сколько иностранных лицензий у нас покупается. Это большая проблема в развитии информационных систем, потому что сегодня для того, чтобы создать такую систему, нужно заключить лицензионные договоры. Когда знаешь, сколько этих лицензионных договоров, на какую сумму, становится ясно, сколько стоит сопровождение. Становится видно, какие системы у нас аттестованы, а какие еще предстоит аттестовать.

Но самое главное – это та часть регистра, которая связана с услугами. У меня есть сведения о зарегистрированных информационных системах, из которых видно, какой процент занят в административных процедурах. Как вы думаете, сколько?

– Тридцать пять…

– Восемнадцать. О чем это говорит? Мало! Весь предшествующий период был направлен на автоматизацию, грубо говоря, производства. Автоматизируем конвейер, автоматизируем банк, автоматизируем какой-то государственный орган. Это надо, но эту стадию мы прошли.

– И как побочный продукт – информационная система, которую мы зарегистрировали.

– Да, у нас есть информационная система, но сегодня она показывает, что граждане ничего от этого не имеют, и программа, которая принята Постановлением №1174, должна это устранить. Раз мы создали эти системы, то они должны работать не только на производство, но и на услуги населению тоже.

– То есть, можно сказать, что принят курс по переходу с автоматизации на информатизацию? Какова цель?

– Перевести курс на информатизацию общества, которая бы носила социальный эффект.

– Какие самые интересные проекты и информационные системы, самые крупные и неоднозначные, зарегистрированы сейчас в тех реестрах, которыми управляет ваш институт?

– Таких проектов много, но мне нравятся три. В одном из них я сам принимал участие. Может, это и нескромно, но мне нравятся автоматизированные информационные системы ведения "Единого государственного регистра недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним". Это очень мощная система, которая объединяет 125 структурных подразделений в стране. В эти структурные подразделения приходят люди с заявлением на государственную регистрацию недвижимого имущества и прав на него, и все это в момент регистрации появляется в Минске. К этой системе подключено свыше 10 тысяч пользователей, которые получают информацию в реальном времени. Она собирается в масштабе времени, близком к реальному, и распространяется в виде электронов по всей стране. Этим пользуются налоговые инспекции, нотариусы, государственные и правоохранительные органы. Это очень хорошая система.

От этой системы много производных ресурсов, например, реестр цен государственного земельного кадастра – Интернет сайт pr.nca.by, где можно узнать цены на недвижимость. Разумеется, данные обезличены, не совсем точны по адресам, но, тем не менее, мы можем иметь информацию о том, сколько и что примерно стоит. Вы можете самостоятельно оценить собственное имущество для принятия жизненного решения.

Мне нравится большая система, разработанная нашим институтом для Фонда социального развития. Там есть самое большое количество записей – больше по размеру, чем эта база, у нас нет.

Третья система, которая мне очень нравится, – это информационная система Мингорисполкома. Неожиданно я там нашел очень много хорошего. Там можно записаться к врачу, получить консультации; эта система мне действительно очень нравится.

– А сколько всего информационных систем сейчас зарегистрировано?


– Около шестидесяти. Это очень мало. Появился этот регистр, и мы увидели, что у людей есть проблемы. Некоторые не могут определиться с правами, некоторые звонят и спрашивают: "Что такое “обозначение информационной системы”?". А государственные стандарты говорят, что обязательно надо присвоить обозначение системы, и под этими обозначениями выпускать всю документацию.

Так если у людей нет обозначения, это значит, что у них нет системы, ее надо довести до определенного состояния. Этот процесс стал регулировать не только информационную часть: люди стали разбираться с правами, выяснять, где это сделано и стоит на балансе, кто должен за это отвечать. Этот процесс затянулся, но государственному регистру информационных систем всего один год. Мы поторапливаем, пишем напоминающие письма, стараемся быстрее его наполнить, но я думаю, что там сегодня должно быть около трехсот записей.

– Насколько сложно взаимодействовать с госорганами в части работы с реестром, получать дополнительные данные?

– Есть определенный административный механизм. Мы направляем письма, нам на них отвечают, и особых проблем в части регистра информационных систем нет. Но есть другая проблема, которая связана с созданием электронного правительства, – это вопросы взаимодействия. Эта проблема носит мировой характер.

8-9 июня 2010 этого года в Минске была очень большая конференция рабочей группы по земельному администрированию, членом бюро которой я являюсь. Называлась она "Государственный кадастр и регистр прав, и воздействие на него электронного правительства". На этой конференции выступал представитель Швеции, который рассказывал о своих проблемах, очень похожих на наши. И в Швеции и в Беларуси существует много регистров и систем. Они сами по себе создавались, у них свои форматы и классификаторы – я про это не говорю.

Но у всех из них есть владельцы. И как в Швеции, так и в Беларуси владелец не всегда очень-то хочет делиться данными! А электронное правительство построено на том, что оно какую-то информацию должно взять в одном месте, другую – в другом, проверить и совместить. Тот, кто делает электронное правительство, должен уметь договориться с теми, кто уже владеет этими ресурсами, чтобы совместно использовать их на благо людей. Но здесь затрагивается много интересов.

– То есть проблема не только в унификации всех этих систем, но и проблема соблюдения всех интересов.

– По моему мнению, это и есть самое сложное в построении электронного правительства – налаживание взаимодействия многих владельцев информационных систем. И подчеркиваю, что это проблема мировая. В Швеции, например, для преодоления этой проблемы правительство создало "электронную группу". Туда вошли заинтересованные в создании электронного правительства, они консультируются со всеми владельцами, принимают обоснованное решение, и это решение утверждает правительство. Тогда все это начинает действовать.

– Как у нас обстоят дела с правовым обеспечением всего этого взаимодействия? Вы говорили о двух нормативно-правовых актах, которые были приняты совсем недавно. Есть ли какие-то планы по обеспечению взаимодействия?

– Я не знаю, что планируется в этом смысле. У нас есть Постановление Правительства №673, оно регулирует многое из того, что определено законом, но я думаю, что законодательство должно закреплять хорошую практику. Поэтому надо сначала выработать практику в рамках того, что законодательство не запрещает, и предложить это сделать правилом.

Не договорами регулировать отношения в электронном правительстве – зачем нам столько договоров? Пусть у нас будет нормативный акт, единые правила для всех. Но для этого нужно делать пилотные проекты, надо выработать какие-то регламенты, и потом их закреплять законодательством. Иногда принимается нормативно-правовой акт, но он не продуман и мешает всем работать. Я считаю, нужно как можно быстрее делать практику, а потом хорошую практику закреплять законом.

– Можно сказать, что мы еще в начале пути к электронному правительству?


– То, что мы в начале, подтвердило правительство решением 1174. Если бы этой стратегии развития не было, правительство не приняло это, можно было бы думать, все у нас уже реализовано.

– Стратегия – это хорошо, но важнее тактика, она больше ощущается...

– Я вижу стратегию так. Вот – портал, вот – соглашение многих пользователей, вот – реестр электронных услуг. Вы знали о пятидесяти услугах, через два месяца узнали о двухстах, вот такое-то министерство решило себе добавить семь новых услуг, потому что его рейтинг в этом случае повысится…

– Вы коснулись такого момента, что пользователю нужен бумажный документ с печатью и росписью. Когда мы можем уйти от этого? Насколько здесь нам не хватает необходимого законодательства?

– Электронное правительство – это айсберг. На этом айсберге виден только портал, верхушка, но много чего не видно. Одной из существенных проблем в электронных технологиях является идентификация заявителя. Все административные процессы построены на том, что кто-то должен что-то попросить. На нашем языке он называется "заявитель". Попросить может только этот заявитель или доверенное лицо. Он должен вынуть паспорт и показать кому-то. А кому ты покажешь паспорт в компьютере? Браузеру? Браузеру не можешь, значит, у тебя должно быть средство индивидуальной идентификации.

– А электронный ключ?

– Возьмите Эстонию, которая в области построения электронного правительства страна номер один. При рождении государство дает человеку электронный ключ. На Форуме по разработке программного обеспечения в Минске, SEF-2010, представитель Эстонии рассказывал, как всего этого они достигли, как устроили. Выясняется, что бумажных документов нет: даже у правительства их нет – все в электронном виде. Я спрашиваю: "А если тебе понадобился бумажный документ, например, чтобы поехать за границу?". Отвечает: иди к нотариусу, тот удостоверит внешнюю форму электронного документа, и ты можешь ехать, куда хочешь. И у нас так можно сделать.

В построении электронного правительства много проблем, но одна из самых крупных – это идентификация. Может показаться, что это неразрешимая проблема. Но посмотрим на опыт России. Для того чтобы ускорить этот процесс, Россия начала создавать многофункциональные центры обслуживания населения. Вы имеете возможность показать паспорт авторизованным лицам, которые имеют возможность воспользоваться электронными технологиями, в реальном времени получить электронный документ, распечатать, удостоверить внешнюю форму и вам отдать. В сельской местности, например, это удобно: там не каждый имеет широкополосный канал и компьютер.

Такой опыт мы хотим поддержать, чтобы люди, которые не имеют доступ к интернету, могли все же воспользоваться электронными услугами. Например, в Казахстане можно решить часть проблем, находясь на лечении в клинике, в стационаре: клиника является авторизованным пользователем многих регистров. Идентифицирует себя не гражданин, а доверенное лицо.

Так получается проще: пока мы дойдем до стопроцентной идентификации населения, когда у каждого будет ключ, основанный на криптографических методах? Вы будете знать, что для получения справки или сведений о чем-либо вам надо вставить электронный ключ в компьютер, и он вас распознает. Если же вы его потеряете, вам нужно будет заявить об этом так же, как и при потере паспорта. Этот ключ аннулируется, и вы получаете новый.

Многие считают, что самое главное – это портал. Такое мнение распространено и в нашем обществе...

– Ведь его можно посмотреть!

– Вы – молодец! Да, его все видят, он всем доступен. Но я думаю, что это стоит где-то на седьмом месте. На первом месте стоит реинжениринг административных процедур.

Например, вы пишите заявление. Будем считать, что строка, записанная в браузере, – это заявление. Но в административных процедурах есть понятие о регистрации. Что такое регистрация в электронном правительстве?

– Присваивание номера…

– Мало присвоить номер: надо записать дату, потому что с этой даты начинается исчисление срока исполнения административных процедур. Если срок не исполнить, могут наказать людей. А если машина начнет подписывать электронные документы в режиме реального времени – это можно или нельзя? А кто будет складывать это все в архив? Электронному правительству необходимы архивы, потому что оно должно доказывать кому-то, кто пострадает, что ему давали такую информацию, а не другую.

Поэтому необходим реинжениринг административных процедур. Надо сказать, что бумажные правила, выработанные всем человечеством, сегодня надо менять. Это надо менять в законах, а это очень тяжело.

– Получается, что ни один институт, ни министерство не могут в одиночку создать "электронное правительство"?

– Не могут. Более того, существует проблема и в реинжениринге: юристы не могут решить эту проблему, потому что не знают технологию. Я – специалист в информационных технологиях, тоже не могу решить проблему – я не юрист. Тогда нужно готовить людей, которые являются хорошими специалистами в области информационного права. Они должны знать и законодательство, и технологии. И они должны для этих технологий написать правила, которые примет Парламент. Где вы таких людей видели?

– Вот я и хотел спросить: много ли их в Беларуси?

– Очень мало, считанные единицы. Я думаю, что просто юристам нельзя писать законодательство в сфере информационных отношений. Здесь обязательно должно участвовать информационное общество: либо Инфопарк, либо Парк высоких технологий. Обязательно должны быть специалисты в области информационных технологий, и они должны сотрудничать. Что касается информационного права, то ИТ-сообщество должно принимать самое активное участие в его создании. Без его авторитетного мнения эти законы не должны приниматься.

– У нас в Беларуси есть такая ассоциация, которая занимается лоббированием интересов ИТ и телекоммуникационных компаний. У "Белинфокома" зачастую это получается, и будем надеяться, что они на верном пути.

– Под "айсбергом" есть еще проблема. У нас приблизительно 60 ресурсов использует адреса и идентификационные сведения. Ии в каждый из этих ресурсов они вводятся отдельно. Вводятся они с ошибками, потому что человек не может не допускать ошибок. Оказывается, что целостность этих ресурсов, интероперабельность их – низкая: их невозможно использовать вместе! Значит, данные в отношении идентификационных сведений и адресов должны вводиться только один раз. Все остальные информационные ресурсы должны брать данные из базовых информационных ресурсов. Например, из баз данных Единого государственного регистра юридических лиц и предпринимателей или регистра граждан.

– В общем-то, эта проблема связана с унификацией и созданием единственной базы…

– Это техническая проблема.

Есть еще одна проблема, и она тоже злободневная. Это качество данных. Если мы собираемся оказывать электронные услуги, мы должны быть уверены, что база – полная и достоверная. Скажите, у нас много информационных систем, в которых существует система управления качеством? Всего две на страну. Государство может разориться, когда его будут привлекать за предоставление недостоверных данных в суд. Нужна система управления качеством. Есть международные стандарты ISO 9000, и их надо внедрять в эту отрасль.

– Сергей Алексеевич, совсем недавно проходила новость, связанная с "Институтом прикладных программных систем", где говорилось о том, что бывшее руководство попало под следствие, были возбуждены уголовные дела в их отношении. Можете ли вы это официально прокомментировать? Информация в новости приводилась со ссылкой на силовые структуры...

– Официально комментировать я не могу, потому что следствие я не веду. Могу лишь изложить свои мысли.

Первое – это действительно так. Второе – эти люди в институте не работают. Третье – никакого отношения, насколько я знаю, к программе "Электронная Беларусь", о чем говорилось в СМИ, это не имеет. Четвертое – этот процесс начался давно, когда эта структура была под другим именем и в другой принадлежности.

Больше я комментировать не могу, потому что следствие не закончено. Я в этом деле точно участия не принимал (улыбается).

– Давайте помечтаем: когда белорус сможет получить максимум электронных услуг? Когда мы дорастем до среднего уровня западных стран? Это будет пять, десять лет, или что-то мы начнем получать уже в ближайшее время?

– Было бы правильно, и мы будем просить наши компетентные органы об этом, чтобы была поставлена задача как можно быстрее, в течение двух лет, развивать услуги в двух сферах. Во-первых, в области административных процедур: для получения справок это просто сделать.

В электронном правительстве граждане должны знать, где находится заявление, на какой стадии рассмотрения, когда и кто принял решение и где этот документ находится. Это уже неплохо для сложных процедур, вопросы по которым решаются долгое время и несколькими инстанциями.

Вторая сфера – это пространственные данные. Люди многую информацию хотят видеть в виде двумерного изображения – в виде карты, плана, территориального планирования. Люди хотят знать, какие планы составило государство на конкретную территорию или каким образом освоен определенный земельный участок. Многие хотят знать, где расположены придорожные сооружения и места отдыха. Пусть они не покупают путеводитель, а получают это в том числе в форме файла, который они могут распечатать или поставить в навигатор.

Если судить по опыту Запада, как только население узнает, что такое возможно, катастрофически быстро растет спрос на эти услуги. Учитывая то, что в Беларуси реализуется космическая программа, и станут доступны снимки страны из космоса, и что эта система должна быть самоокупаемой, то гражданам было бы интересно получать снимки с белорусской космической системы и накладывать на них другую информацию. Например, границы земельных участков. Раньше это было возможно только специалисту. Сегодня это становится реальным для граждан.

– Спасибо! Ваше пожелания нашим пользователям? Может, краткое резюме нашей беседы?

– Граждане должны захотеть получать электронные услуги, но для этого их надо информировать, создать инфраструктуру, постараться сделать это доступным.

Это наш профессиональный интерес, и мы постараемся отличиться в нем.



Сергей Алексеевич Шавров

Кандидат технических наук по специальности "Теория информации и техническая кибернетика", член бюро рабочей группы по земельному администрированию (WPLA) Европейской экономической комиссии ООН (UNECE), кавалер ордена "Знак почета", полученный за разработку информационной системы в период работы в Институте технической Кибернетики АН БССР (ОИПИ НАН РБ), автор семи изобретений и более чем 100 научных работ.

P.S. Как нам рассказали в Минсвязи, совсем скоро в Институт будет организован "Пресс тур" и все наработки предприятия покажут журналистам.


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Отправить новость
Сообщите редакции новость, интересную читателям 42.TUT.BY