Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


Интервью по понедельникам: МТИСВ целом ряде регионов Беларуси кабельный интернет – не менее популярен, чем собственно, кабельное ТВ. Однако данные технологии (семейство DOCSIS) постепенно отходят в прошлое, уступая место новым, более скоростным. Каким именно? Об этом нам рассказал Дмитрий Бущик, директор по маркетингу УП «Минские телевизионные информационные сети» (МТИС) –столичного поставщика кабельного ТВ и интернет-услуг.
 
Разумеется, мы не могли не спросить Дмитрия о новинках ТВ – HD– и 3D-телевидении. Но беседу мы начали, конечно, с интернета…

– Недавно пришла приятная для провайдеров новость о том, что с 1 ноября для них снизились цены. «Белтелеком» сделал большую скидку. Как абоненты почувствуют это? Что ожидает ваших клиентов?

– Никакой интриги в данном событии нет, более того, оно было ожидаемым, и, безусловно, приветствуется всеми игроками рынка. Мы ожидали этого события, подготовились к нему еще за месяц. Наши существующие тарифы уже учитывают данную скидку. В этом был определенный риск с точки зрения наших экономистов, но с точки зрения маркетинга это был верный расчет.

Наши абоненты уже получили наиболее выгодную структуру пользования интернетом по Минску в разрезе домохозяйств среднего и выше среднего уровня. Если у вас есть 22-25 тысяч рублей на интернет в месяц, то наши тарифы будут наиболее выгодными – до недавнего времени даже на 30% выгоднее ближайшего конкурента. После официально объявленного снижения этого трафика нас начнут догонять, появятся новые предложения, но чувствуем себя уверенно: безусловно, какой-то запас прочности у нас существует.

Стратегия по предоставлению самых выгодных условий принята и реализуется с начала лета, и я думаю, мы не свернем с этого пути. В конкуренции за средний сегмент домохозяйств мы будем сохранять лидерство и никому не уступим.

Скачать видео интервью

– Как будет изменяться средняя стоимость интернета, которую вы предлагаете своим клиентам? Будет они снижаться, повышаться или, как говорят на рынке, цены зафиксировались, и дальше будет только ускорение, но не удешевление?

– Однозначно ответить сложно. Я выскажу экспертную оценку: будет меняться структура потребления. Будет оставаться традиционное потребление интернета, но также будут появляться совершенно новые и пока еще не привычные для нас модели. Уже на рынке существуют посудомоечные машины, которые обновляют программное обеспечение самостоятельно через Wi-Fi. И утюг с обновлением программного обеспечения через интернет – это тоже реальность нескольких лет.

Точно так же уже сейчас приобретает популярность услуга общения в социальных сетях, почта, мессенджеры через телевизор. Речь идет о цифровом телевидении, когда при просмотре программ можно оставаться на связи, пользоваться услугами телевизионного провайдера по доступу к сети, но при этом быть подключенным к иному провайдеру по традиционному интернету.

Я бы говорил о сегментной стратегии, и проникновение интернета на 120-150% – это еще большая реальность, так же как и то, что проникновение сотовой связи сейчас приближается к 100%, а в странах-соседях – почти 110%. С интернетом будет все то же самое. Будут появляться новые продуктовые предложения, новые модели поведения, различный уровень востребованности интернета.

Традиционные голосовые коммуникации будут переходить в цифровой формат, и skype или какие-то новые решения все равно придут. Когда-нибудь проводные телефоны, построенные на меди, станут предметами музейного интерьера.

– Относительно недавно вы анонсировали «честные» анлимы, в которых нет «звездочек». Как вы будете развивать их дальше? Насколько востребован абонентами этот тип интернет-тарифов? Я знаю, что рынок серьезно изменился с появлением на нем полноценных анлимов без всяких ограничений. Многие пользователи хотели бы, чтобы именно анлимы были доминирующим типом интернет-предложений на рынке. В Беларуси это реально? Как вы планируете развивать свои анлимы?

– Я думаю, будет происходить снижение цены. Пока что мы еще не говорим, что интернет доступен абсолютно всем – есть еще определенные экономические барьеры. Но, действительно, увеличение скоростей и возможностей сети будет происходить в геометрической прогрессии по отношению к снижению цен.

Наш основной и крупнейший игрок, наш уважаемый конкурент уже анонсировал, что дальше снижать стоимость среднего счета он не будет, а будет повышать уровень потребления. Мы идем по тому же самому пути. Всегда есть какой-то барьер, ниже которого уже вся деятельность теряет экономический смысл; мы пока что уверенно работаем на необходимом уровне рентабельности.

Безусловно, нам способствует то, то у нас нет необходимости нести большие расходы по развитию инфраструктуры, соотносимо с традиционными и новыми провайдерами. По большому счету, наш интернет передается по телевизионному кабелю: изначально инфраструктура строится под телевидение, под передачу телевизионного сигнала, а самая последняя миля для нас – от щитка до модема пользователя.

Более того, есть такая услуга как установка Wi-Fi-модемов, и если у вас защищенный тамбур, вы можете поставить Wi-Fi-модем даже без высверливания отверстия, прокладки кабеля в квартиру. Люди с дорогими ремонтами такой услугой пользуются.

Скорости будут наращиваться, пропускная способность, безусловно, будет наращиваться, сети будут модернизироваться. Но в первую очередь, мы – поставщик телевизионных услуг, кабельный оператор кабельного телевидения, а интернет – это дополнительная возможность, дополнительный частотный спектр, который есть в нашем кабеле и который мы можем использовать как провайдер. Поэтому расходная часть у нас значительно меньше, а значит, и конкурировать мы можем гораздо увереннее.

Сегодня уровень конкуренции на рынке интернет – это, по большому счету, конкуренция расходов. Цены устанавливаем не мы, не регулятор: при том уровне конкуренции, при десятке провайдеров, которые работают на минском рынке, цены устанавливает потребитель. Поскольку сейчас у нас монополия на поставку внешнего канала, цены на закупку этого канала примерно одинаковы.

Расходы на строительство и поддержание инфраструктуры, прокладку кабеля, монтажные и ремонтные работы тоже известны. Поэтому выигрывает тот, кто снижает издержки и кто оптимально выстраивает свою клиентскую работу, технически совершенствует и держит в актуальном состоянии сети. Важно подчеркнуть, что мы – нишевый провайдер, не определяем этот рынок, не претендуем на лавры и не пытаемся влезть на уровень игрока, который определяет рынок, цены, тренды.

Нам совершенно незачем проводить лабораторные испытания новых технологий: мы используем массовые, известные технологии, используем оборудование, которое производится в массовом количестве, а значит, и цены на это оборудование, расходные материалы и инфраструктуру сбалансированы. Даже в части конкуренции издержек мы чувствуем себя достаточно уверенно. Мы можем позволить себе честные тарифы, мы можем себе позволить поставить звездочку и написать: «И никаких звездочек».

– А можете позволить себе ускорить анлимы, как иногда делает наш большой любимый оператор – широким жестом ускоряет анлимы в два раза без увеличения цены. Стоит ли ждать такого абонентам МТИС до конца года?

– Еще раз подчеркну, что нам трижды удавалось предвидеть такое развитие ситуации, и два раза мы выходили лидерами по снижению цены и улучшению условий – увеличению трафика, предоплаченного трафика, скоростных возможностей. Безусловно, мы анализируем рынок очень плотно, очень внимательно, за всеми конкурентами ведется мониторинг.

– Для кабельного телевизионного интернета используется технология DOCSIS. У нее, насколько я знаю, есть свои ограничения. Насколько эти ограничения по скорости, по требованиям к каналу сдерживают ваше развитие? Планируете ли вы переходить на новые ступени развития этой технологии?

– Мы уже переходим на технологию Metro Ethernet: у нас уже построены две опытные зоны. В ближайшее время одну будем вводить в коммерческую эксплуатацию, и все новые модернизации, вся существенная перестройка нашей инфраструктуры будет происходить с использованием технологии Metro Ethernet.

– То есть от DOCSIS вы отказываетесь?

– Мы продолжаем на нем работать, продолжаем оказывать услуги, и пока что DOCSIS вполне позволяет выполнять функции массовой технологии. Это то же самое, что и в сотовой связи, где есть и LTE, и какие-то альтернативные стандарты, Китай усиленно разрабатывает свои собственные стандарты, пытается повернуть мир… Кроме того, идет противостояние GSM и CDMA, есть WiMAX. Тем не менее, самый массовый ассортимент услуг предоставляет самая массовая мировая технология – GSM. И никого не сдерживают ни пропускные способности, ни определенные ограничения, ни недостаточная эффективность по сравнению с параллельными технологиями.

Как я уже говорил, нет смысла проводить лабораторные исследования, что-то испытывать и пытаться идти впереди всего мира. Мы – массовый оператор, предоставляем клиентоориентированные услуги, и наших абонентов DOCSIS вполне устраивает. Я уверен, что многие из них даже не задумываются о том, что это за технология. Возможно, технически продвинутые готовы вести дискуссии на форумах, но есть элементарные потребности – скорость, трафик, устойчивость соединения, возможности телефонной линии. В нашем случае она не используется. Будущее нашей сети – это Metro Ethernet и совершенно другие скорости.

– Какую максимальную скорость вы фиксировали в своей DOCSIS-сети? Какую скорость сможете предложить с Ethernet, что видно в опытных зонах?

– Есть оптический кабель и есть его пропускная способность. Передача сигнала в кабеле – это примерно то же, что и передача сигнала в воздухе: точно так же все распределено по частотам, точно так же есть частоты МЧС, технические частоты, телевизионные, и определенный спектр выделяется на интернет-канал.
Есть просто частота, и на ней может быть GSM, CDMA, WiMAX... Разумеется, промышленные решения разрабатываются под разные частоты, потому что они заняты, но были эксперименты построить тот же GSM на 450-й частоте (450 МГц – прим. IT.TUT.BY), там, где работает CDMA.

Мы не хотим быть испытательной базой, а будем использовать проверенные, коммерчески состоявшиеся, с массово производимым оборудованием технологии. На сегодняшний день это DOCSIS, но завтрашний день для нас – это Metro Ethernet. Оптическая инфраструктура остается фактически той же самой. Если будут какие-то необычные, новые технологии с хорошей пропускной способностью, будем использовать их. Единственное, что мы не пойдем в «воздух» – мы будем работать по кабелю, и, уверяю, городская инфраструктура без кабельной сети немыслима: никогда воздушная пропускная способность по передаче сигнала не сравнится с кабелем.

– Видите ли вы какие-то признаки насыщения рынка интернетом? Для Минска провайдеров очень много, технологий очень много: и мобильные операторы предлагают свои технологии, и фиксированные. Какова емкость рынка? Сколько абонентов у вас сейчас? Сколько вы можете подключить в теории? Какие планы строите?

– Емкость рынка я бы предложил рассматривать несколько шире. Есть емкость рынка по провайдерам, и, действительно, я считаю, что число провайдеров, независимых юридических лиц, оказывающих данные услуги, зашкаливает. Нас ждет этап поглощения и слияния – он уже происходит: уже сейчас крупные, сильные игроки пытаются присоединять менее удачные бизнес-модели, и это будет происходить. Даже для десяти провайдеров места мало. В этом плане есть перенасыщение.

Я начинал уже говорить о том, что и 150% проникновения интернета – это нормально: холодильник заказывает продукты по одной линии, а новости и события мы смотрим по совершенно другой линии. Специализация провайдеров будет происходить даже в этом направлении. Провайдеры для бытовой техники, мессенджеры через телевизор – это реальность. Я не буду преподносить это как анонс наших будущих услуг, но мы это уже просчитываем. А холодильники, «умный дом» – вся эта система уже существует, ее уже демонстрируют. В Японии и Корее это уже давно никого не удивляет.

По провайдерам – перенасыщение, по потребителям – еще расти и расти: еще раза в три мы должны вырасти. Емкость рынка есть, рынок будет развиваться. Что касается нашего проникновения, то за время, которое я возглавляю маркетинг МТИС, – с февраля этого года, – абонентская база выросла вдвое, трафик, который мы закупаем, тоже вырос вдвое и продолжает расти. Основной рывок у нас произошел летом, и сходить с верной дистанции мы не собираемся.

Сейчас 20-22% домохозяйств Минска могут пользоваться нашими услугами, из них охвачено менее 10%. Есть куда расти, есть куда развиваться, и в ближайшее время это станет для нас приоритетом.

Пожалуй, МТИС действительно долго находился в тени и как интернет-провайдер, и как оператор, о нашей компании узнавали, скорее, когда возникали какие-то проблемы с телевизором. При наших, на мой взгляд, успешных показателях роста в сегменте интернет-услуг мы должны еще предоставлять обслуживание, сервис, и компания не может расти быстрее, чем она может расти.

На самом деле, мы сейчас растем даже на каком-то пределе, и, безусловно, необходимо выдерживать баланс. Нужно работать и с жалобами, и с абонентами, которые отключаются. Конечно, каждый уходящий от нас абонент – это неприятно, но текучка у нас составляет менее 1%. Поэтому мы растем, развиваемся, и темпы будут только наращиваться.

– Давайте от интернета сдвинемся в сторону телевидения. Вы как поставщик телеуслуг и интернета наверняка можете активно использовать технологии IPTV, когда интернет и телевизор «объединяются». Есть ли у вас какие-то планы по предложению подобных услуг? Например, возможность с использованием вашего интернета смотреть каналы «с задержкой», перематывать, организовывать видео по запросу? Мощности у вас для этого есть…

– Мощностей – технических узлов и оборудования – по IPTV у нас нет, и в ближайшее время такие возможности мы не рассматриваем. И лицензии у нас нет: уже сейчас IPTV выводится как отдельная кабельная услуга, требующая отдельного лицензирования. У нас этой лицензии нет, и мы не планируем ее получать, по крайней мере, в самое ближайшее время.

– Это вам не интересно?

– Мы используем технологию DVB-C, которая пока что более устойчива, способна предоставлять более качественный сигнал, рассчитана на более широкий ассортимент телевизионных приемников. IPTV – это более новая технология, и, пожалуй, послезавтра будет за ней, если не появится что-то новое. Но именно качественные параметры и ассортимент мы прекрасно сможем реализовать и по технологии DVB-C, то есть с помощью цифрового телевидения по кабелю.

Кабель имеет частотный ресурс. Все делится по частотам, и на одной аналоговой частоте можно запустить до десяти цифровых каналов: там, где сейчас идет один канал, в теории может быть запущено до десяти цифровых. На первом этапе мы планируем запускать не более восьми. По большому счету, цифровое телевидение – это просто расширение ассортимента. Сейчас у нас в самом широком ассортименте присутствует 41 канал; большинство абонентов смотрит 25 каналов, и запустить туда еще сто каналов можно элементарно. Было 40, стало 140, и поверьте – все равно «смотреть нечего» (улыбается – IT.TUT.BY). «Нечего смотреть» и в Европе, где есть 400 каналов, нечего смотреть по спутнику – это абсолютно нормальное абонентское восприятие.

Конечно, мы планируем развивать ассортимент, создавать пакетные предложения и подавать и 3D-сигнал, и HD-сигнал. Я уверен, что у наших ближайших конкурентов, которые развивают IP-телевидение, пока что пропускная способность, технические и качественные характеристики не способствуют развитию рынка таких специфических, адресных услуг: все-таки, если покупается дорогая плазма, хороший, качественный телевизор, хочется посмотреть и HD-сигнал. Пока что единственная возможность – это Blu-ray-диски или спутник. Со спутником тоже вопросы: тарелки у нас не запрещены, а вот провайдеров, которые предоставляют услуги спутникового телевидения официально, на территории Беларуси нет.

Мы, соответственно, будем развиваться и работать по той технологии, которая нам хорошо известна, оборудование которой у нас в сети присутствует. В данном случае проводить эксперимент и переключаться на IPTV пока смысла нет.

– Насколько я знаю, DVB-C у вас еще тестируется. Когда технология будет работать полноценно? Сколько будут стоить услуги?

– Цифровое телевидение в Беларуси есть. Мы не первые, и, к сожалению, не вторые, кто будет оказывать данные услуги. Именно поэтому мы хотим максимально сконцентрироваться на ассортименте, каких-то дополнительных сервисах, премиальных каналах, востребованных за более высокую цену, но с качественными показателями, содержательным составляющим. Для этого сейчас идет установка биллинговой системы, ведется тестирование на узлах, передающих системах, вплоть до квартир абонентов: наши специалисты приходят выборочно по определенному графику в квартиры и проверяют уровень сигнала, качество.

Все это надо отстраивать, и, безусловно, пока мы не выйдем с необходимым качественным уровнем, запускать «цифру ради цифры» смысла нет. Хотя мы могли бы сделать это прямо сейчас. Все же те качественные стандарты, определенные параметры работы, которые сейчас выстраиваем, мы хотим поддерживать и в данном направлении. Точной даты, когда технология будет работать полноценно, не назову. Пожалуй, до конца года она будет отстроена.

– А как быть с абонентским оборудованием? Вы планируете предоставлять тюнеры абонентам, дотировать их или предлагать приобрести самостоятельно?

– Здесь тоже от нашего желания и наших предпочтений ничего не зависит. Всю эту ситуацию определяет рынок, и уже сегодня наши уважаемые конкуренты дотируют абонентское оборудование, предоставляют в пользование. Мы не будем изобретать ничего нового, а пойдем по тому же самому пути. Безусловно, оборудование будет дотироваться на конкурентоспособных условиях.

– Сколько будут стоить терминалы для конечного пользователя?

– Скорее всего, будет какая-то условная стоимость, терминал будет передаваться в пользование. По большому счету, если вы не абонент, вам этот тюнер в дальнейшем не понадобится. Поэтому мы будем предоставлять их для возможности воспользоваться этой услугой. По законодательству, конечно, какая-то стоимость должна применяться, но пользователь будет получать оборудование за символическую сумму. Мы же будем получать абонентскую плату непосредственно за пользование услугами цифрового телевидения. Кроме того, сейчас уже ассортимент тюнеров и дополнительных услуг, которые обеспечивают эти тюнеры, довольно широк. Уже сейчас производятся изделия с жесткими дисками, куда можно записывать, что-то загружать и просматривать, с дополнительным функционалом – тем же самым выходом в интернет.

Разумеется, такие изделия стоят дороже, и ассортимент их растет изо дня в день – это как мобильный телефон превращался из обычной «звонилки» в полноценный компьютер. То же самое происходит и с тюнерами, и мы будем стимулировать появление на рынке и данных изделий.

– По вашим оценкам, сколько пользователей захочет перейти на «цифру»?

– Не буду делать секрета: сейчас идет тендер на закупку оборудования. Мы объявили конкурс на две тысячи устройств на первый этап запуска. Уже в планах второй этап конкурса. Когда мы посмотрим на темпы подключения, когда, наконец, начнется коммерческая эксплуатация, там уже будем объявлять второй этап конкурса.

По пессимистическим прогнозам наших аналитиков, на втором этапе подключатся десять тысяч абонентов. За год или за месяц – сказать не могу, потому что мы собираемся предложить такой ассортимент по услугам, пакетам, программам, которого пока что нет. Мы хотим не просто расширить нашу емкость за счет цифрового сигнала и превратить из 40 каналов 140. Их будет 140, но будет и спортивный пакет, и детский пакет, и взрослый пакет с системой кодированного доступа в соответствии с законодательством.

– Когда белорусы, ваши пользователи, смогут смотреть HD-каналы, каналы высокой четкости? Когда вы сможете предложить им трехмерное телевидение, которое уже есть в мире?

– Высокая четкость будет предложена с самого начала перехода на цифру. Переговоры ведутся, есть поставщики, мы просто выбираем и определяемся по цене вопроса. С 3D-телевидением немного сложнее, потому что там форматы имеют привязку и к телевизионным приемникам, и есть определенные ограничения, хотя и в России уже запущены 3D-каналы. Мы достаточно крупный оператор, один из крупнейших в Восточной Европе, и, безусловно, нас поставщики контента воспринимают как серьезного игрока рынка. Переговоры ведутся, и я со стороны маркетинга как никто заинтересован в том, чтобы этот ассортимент присутствовал.

– Насколько дорого это будет? Обычный пакет у вас ведь стоит около 15 тысяч?..

– За 25 телепрограмм пользователь платит около 8 тысяч белорусских рублей, за 41 программу – до 15 тысяч.

– Так вот, с цифровым телевидением, HD, 3D, насколько все станет дороже, на ваш взгляд? Каким будет «средний чек» для пользователя, который захочет приобщиться к «высоким телевизионным технологиям»?

– Я общался с одним экспертом из Германии по телевизионным сетям, который сейчас работает в Прибалтике, и возник вопрос, сколько эти услуги должны стоить для потребителя, чтобы цена нормально воспринималась. Он сказал, что во всем странах мира массовый аналоговый сигнал должен стоить две-три бутылки пива или 1-1,5 среднего счета за мобильную связь. Средний счет за мобильную связь не превышает 10 долларов, хотя у некоторых игроков он гораздо меньше. Но при этом есть потребители, которые пользуются услугами роуминга, передачей данных, какими-то дополнительными возможностями и готовы это оплачивать. Если мы возьмем средний счет в 7-8 долларов за мобильную связь, то наш средний счет будет в разы меньше – 2,5 доллара по потреблению аналогового телевидения. Но есть абоненты, которые готовы платить в десятки раз больше за те услуги, которые им может предоставить сеть. Примерно то же самое будет происходить и в телевидении.

– Так сколько «бутылок пива» будет стоить пакет каналов высокой четкости или трехмерного телевидения? Наверняка у поставщиков контента сформированы прайсы, и вы можете прикинуть, насколько что дороже или дешевле...

– Прайсы, конечно, существуют, и иногда они вызывают удивление отсутствием адекватности восприятия. С поставщиками контента переговоры идут сложно: переговоры идут с офисами, расположенными в Лондоне, в Цюрихе, со специалистами, которые сюда и приехать побаиваются иногда, но, тем не менее, готовы диктовать свои ценовые условия. Но удается находить и адекватных игроков, есть какие-то компромиссы.

Конечная стоимость, конечно, будет зависеть от закупочной стоимости: если по традиционным телеканалам рынок более-менее выстроился и стоимость одного канала обходится абонентам в среднем в 12 центов, то, разумеется, мы не можем заплатить больше. Где-то для ассортимента сигнал может стоить дороже, где-то дешевле, но мы должны собирать с наших потребителей абонентскую плату, в том числе, и для модернизации, и для зарплат, и для появления цифрового телевидения. Разумеется, что цена на эти новые каналы будет формироваться от закупочной, а по 4-5 центов нам никто это не продаст. Но накручивать маржу в три раза мы не будем.

Цена HD-канала сейчас составляет примерно 20-25 центов – это то, что заявляется в прайс-листах, то, с чего начинаются переговоры. В любом случае, сейчас уже ценообразование уже происходит от того самого среднего счета, тех самых «бутылок пива», от того, сколько человек воспринимает нормально оплачивать услуги, и далее претендовать на более широкий ассортимент. Безусловно, мы мониторим рынок, и у нас по телевидению самые интересные ценовые предложения, кроме того, что и по ассортименту у нас присутствуют телеканалы, которых нет у нашего ближайшего конкурента, – например, ТНТ и MTV. Здесь мы держим очень жесткую позицию с правообладателем о том, что эти каналы должны быть только у нас, это наше конкурентное преимущество.

То же самое будет и в цифровом телевидении: безусловно, мы будем выбирать ассортимент, но цену нас продиктует наш потребитель. Сколько он будет готов заплатить, сколько он будет оценивать разумно, дороже мы с него не возьмем.

– Можно надеяться, что цифровое телевидение и HD-каналы появятся до конца года?

– Планы такие стоят. Не буду анонсировать, не хочу назначать дату. Цифровой сигнал в коммерческую эксплуатацию пойдет именно тогда, когда будет готов биллинг, когда будет готов ассортимент, когда будут готовы возможности по пакетным предложениям, когда закончится тендер на поставку абонентских устройств хорошего качества по разумной цене.

– Когда появится 3D-телевидение? Вскоре после HD, или нам понадобится значительное время для обновления абонентского парка телевизоров?

– 3D-телевидение – это формат сигнала, и для того, чтобы поставлять сигнал в 3D, у нас все есть. Есть ли у абонентов конечное устройство, которое может его принимать? Нужен специализированный телевизор, они уже сейчас появляются в продаже. Безусловно, нужны очки, причем, как правило, индивидуальные для каждого устройства. Пока еще мы наблюдаем битву стандартов: есть картонные очки с синим и красным стеклом, есть очки, которые нужно включать, и они подстраиваются… Что ни производитель – то свой стандарт, свои очки. Мы будем использовать массовые технологии.

Пока такие каналы не рассматриваются. Рынок мониторится, и, поверьте, развернемся мы очень быстро: я не исключаю, что уже к началу коммерческой эксплуатации появятся какие-то интересные предложения для данного сектора, но это будет что-то очень нишевое. Я не думаю, что на сегодняшний день в Беларуси продано больше десятка телевизоров, которые в принципе могут это поддерживать.

– Насколько серьезно для интернет-провайдеров и для вас как для оператора телевизионных услуг стоит вопрос авторских прав?

– Это сложный и проблемный аспект. Несмотря на то, что существует развитая мировая практика, и в Римской конвенции по авторскому праву достаточно подробно описаны ситуации, и она введена у нас и имеет юридическую силу на территории Беларуси указом президента, тем не менее, толкование положений законодательства об авторском праве не позволяет выстраивать прозрачные, четкие, однозначные взаимоотношения на этом рынке. Это, действительно, проблема. Мы как один из участников всего этого процесса находимся в некоторой неопределенности.

Мы – техническое предприятие: мы берем сигнал, подаем его, аккумулируем абонентскую плату, предоставляем обслуживание, строимся, развиваемся, модернизируемся. По большому счету, своих каналов мы не формируем. Мы выступаем редакцией по ряду телеканалов, но, тем не менее, это делают специализированные, профессиональные структуры. Наш профессионализм заключается больше в технической сфере. Но из-за ситуации неопределенности на рынке и недостаточной осведомленности всех игроков, в том числе, и регулирующих и контролирующих органов по правоприменительной практике, частенько приходится участвовать в разбирательствах и спорах. У нас есть четкая позиция, и мы стараемся по максимуму выполнять все требования законодательства.

С телевидением все более-менее нормально. Там пиратство сведено к минимуму. Бывают просто какие-то недоразумения, недостаточное понимание. Рынок узкий, количество игроков в сфере поставки контента маленькое, и, безусловно, авторское право как элемент конкурентной борьбы тоже используется.

– Но в интернете это сложнее – те же медиа-архивы пользователей у провайдеров…

– В интернете, действительно, все сложнее, но была бы на то воля государства, была бы на то воля регулирующих структур. Например, в Западной Европе в большом количестве стран торрент-протоколы запрещены: провайдер обязан сообщать в правоохранительные органы, если какой-то абонент выходит на подобные ресурсы, тем самым нарушая местное законодательство. У нас подобные файлообменные сервисы присутствуют, и присутствуют у абсолютно всех операторов, и я не наблюдаю тенденцию, чтобы с этим боролись.

С другой стороны, я не думаю, что интернет наносит больший ущерб, чем рыночные развалы контрафактной продукции. Все-таки для того, чтобы найти и скачать фильм или музыку, нужно обладать определенными техническими навыками и познаниями.

Поверьте, в десятки раз проще пойти на рынок и приобрести контрафактную продукцию, нанеся ущерб правообладателю. Поэтому, пожалуй, нашему регулирующему, контролирующему, надзорному органу и представителю авторов, а именно Национальному центру интеллектуальной собственности, стоило бы обратить внимание как раз на этот сектор, и если бороться, то по-настоящему, и в первую очередь разобраться с носителями.

А интернет… Хозяйственный магазин, продавая потребителю столовый нож, не выясняет, что он с ним собирается делать. В настоящее время предъявлять претензии к провайдерам за то, что через их сети абоненты могут обмениваться файлами и каким-то образом нарушать законодательство об авторском праве, – это то же самое, как привлекать хозяйственный магазин к ответственности за продажу колюще-режущих изделий. Но мы как крупное, дисциплинированное предприятие, соблюдающее законодательство, вызываем повышенный интерес: с нас штрафы и взыскания взять проще, потому что мы работаем в правовом поле, и приходится плотно общаться с уважаемым НЦИС.

– Совсем недавно вышел указ президента о серьезном изменении рынка интернета в Беларуси. Государственные предприятия с долей более 50% обязаны передать свои сети в ведение Национального центра обмена трафиком. Как вы к этому относитесь? Как вы вообще относитесь к появлению независимого регулятора? Как это изменение отразится на рынке в целом?

– В данном случае никаких угроз для нашего предприятия я не вижу. Более того, вижу возможности. Совершенно логично, что инфраструктура – это определенный стратегический ресурс, точно так же, как воздушная инфраструктура тоже принадлежит государству. Когда операторы мобильной связи строят базовые станции, воздух принадлежит государству. Мы не ждем никаких угроз от того, что вся сетевая инфраструктура перейдет в ведение регулятора: это не значит, что кто-то что-то экспроприирует, что-то кто-то у кого-то отбирает.

Будут установлены прозрачные правила единого пользования всеми игроками рынка. И точно так же, как к нашей инфраструктуре определенные игроки получат доступ, точно так же и мы рассчитываем получить полноценный и объективный доступ к инфраструктуре наших уважаемых конкурентов.

То, что от этого выиграет только потребитель, – очевидно. Дальше будет конкуренция издержек, эффективности бизнеса и маркетинговых коммуникаций, и это правильно: пусть лучше все это переходит в эту сферу, чем будет конкуренция административных барьеров и сдерживающих факторов, каких-то препонов по согласованию, новому строительству, развитию. То, что мы это преодолеем, я воспринимаю положительно.

– Что бы вы пожелали нашим зрителям и читателям?

Я бы пожелал совершенствоваться, не стоять на месте, развиваться, изучать новые технологии, внимательно изучать тарифы на интернет-услуги, внимательно смотреть телевизор и понимать, что самых лучших каналов не будет никогда. Со своей стороны мы постараемся обеспечить максимум для того, чтобы тарифы были самые выгодные.

Дмитрий Бущик

Директор по маркетингу УП «Минские телевизионные информационные сети».Родился в 1977 году. Окончил факультет «Международный экономические отношения» Белорусского государственного экономического университета. Карьеру в сфере информационно-коммуникационных технологий начал в СП ООО «БелСел», торговая марка DIALLOG. Работал в качестве директора по маркетингу в компаниях Украины, Пакистана. На данный момент возглавляет направление маркетинга и продаж УП «Минские телевизионные информационные сети», крупнейшего оператора кабельного телевидения Беларуси и интернет-оператора.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ


 


Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-70%
-20%
-50%
-15%
-30%
-20%
-15%
-30%
-20%
{banner_1133}