• Архив новостей
  • Архив новостей
    ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345

СЕРВИСЫ
Каталог IT 
Разработка сайтов
Интернет-провайдеры

Отправить новость

Сообщите новость, интересную читателям 42.TUT.BY


  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345
реклама

Интервью по понедельникам: Intetics


Интервью по понедельникам: Intetics Cнова понедельник, снова интервью. Беседуем о кризисе, ИТ-рынке, зарплатах, перспективах для белорусов с президентом Intetics Борисом Концевым (по Skype из Чикаго) и вице-президентом Intetics Михаилом Гребенниковым (в студии TUT.BY).
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


 
– Михаил, Борис, сейчас очень много разговоров о рецессии, возвращении к росту, новым вызовам для экономик. Что происходит в мире сейчас? Михаил может быть сформулирует видение "с нашей стороны океана", а Борис расскажет нам что-то о тенденциях из Америки…


Михаил Гребенников (М.Г.): Так как мы говорим о том, что происходит в мире, то нужно говорить, наверное, не о том, как мы это видим, а о том, что объективно происходит. Я бы сказал, что основной тенденцией в мире сейчас является экономия. весь мир сегодня старается экономить. Далеко ходить не надо, все наверное смотрят EuroNews и видят, что правительства всех крупнейших европейских стран в настоящий момент занимаются урезанием бюджетов. То же самое происходит и в бизнесе, что накладывает непосредственный отпечаток на формы взаимодействия нашей компании в Беларуси, России, Украине с западными заказчиками.
 
Борис Концевой (Б.К.): С моей точки зрения, в этой рецессии экономика выглядит несколько иначе по сравнению со всеми остальными рецессиями, которые были до сих пор. Сегодня все бизнесы пытаются поднять эффективность, но делают это не только за счет простого урезания бюджетов и изыскания внутренних резервов для повышения эффективности бизнеса, но еще и заморозив все инвестиции и инициативы. В Соединенных Штатах есть такое выражение, или способ жизни - good enough (англ. – "хорошо так, как достаточно"). На американских фирмах около 10 % персонала просто не эффективны, некий "балласт", набираемый в "хорошие времена".

Что сейчас произошло? Все американские бизнесы (а вслед за ними и Европа) изыскивают внутренние резервы, сокращают персонал, поднимают производительность труда. Официально рецессия закончилась осенью 2009 года, а весь этот год в Соединенных Штатах безработица не только не сокращается, а увеличивается. Внутренние резервы изыскали, из рецессии вышли, но тратить опять, на новые проекты и развитие – пока не стали.
 
На нас это отражается очень простым способом. Я бы ожидал, что следующим шагом может быть сокращение глобального персонала западных фирм. Например, в Индии в этой индустрии работает около полумиллиона человек, и если не произойдет возврата к инвестициям в развитие - то значительное сокращение и этого персонала будет вполне вероятно, потому что будет изыскиваться эффективность и в глобальных аутсорсинговых отделениях западных компаний. В результате цены в Индии упадут, и конкурировать нам станет сложнее.
 
– Что это означает для Беларуси? Рынок, аутсорсинг ИТ-услуг, который рос очень быстрыми темпами как в нашей стране, так и в сопредельных странах… Он будет расширяться или сужаться?

М.Г.: Cначала надо разобраться, о каком аутсорсинге идет речь. Существует аутсорсинг разработки программного обеспечения, на чем, собственно, живет большая часть белорусских компаний в этой индустрии. По разным оценкам от 9 до 11 тысяч программистов занимаются именно этим. Также есть BPO: аутсорсинг call-центров, обработки данных и других видов бизнеса.
 
Что касается аутсорсинга разработки программного обеспечения, то в том виде, в каком он есть сейчас, он скорее всего будет не сокращаться, а видоизменяться, потому что, опять-таки, меняется подход самих компаний-заказчиков. По поводу аутсорсинга call-центров и других сфер бизнеса, я думаю, что этот рынок будет расти, но также будет видоизменяться.
 
Б.К.: Исторически, аутсорсинг – это явление, которое появилось исключительно из-за необходимости поиска новых ресурсов для той же самой эффективности производства в западных странах. Аутсорсинг появился в середине 80-х годов. В каком-то смысле, "изобрели" его в General Motors. Он всегда активно развивался во времена рецессий, потому что люди искали способ снизить свои расходы, в том числе и за счет использования более дешевого труда в других государствах.
 
Настоящая рецессия очень отличается от того, что было раньше, потому что все бизнесы просто прекратили тратить деньги. Даже для того, чтобы начать аутсорсинг, надо сделать какие-то инвестиции.

Например, чтобы большому банку открыть свой captive center в Индии (предприятие, которым они полностью владеют), для начала необходимо потратить какую-то сумму денег. Сейчас этого не происходит. Уменьшение рынка аутсорсинга происходит из-за отсутствия новых проектов. Все как бы сидят на своих деньгах и смотрят на то, что происходит и произойдет. Сэкономленные деньги накапливаются в фирмах, что также является причиной роста рынка и подъема акций. Все вроде бы довольны, но только у людей нет работы и ничего не развивается. Но одновременно формируется всем хорошо известный отложенный спрос, который рано или поздно должен будет выйти на рынок и обеспечить тот самый рост, который мы все ждем, в том числе и в индустрии аутсорсинга. Только пока еще не совсем понятно, что будет тем триггером, который заставит людей опять вкладывать деньги, в том числе и в аутсорсинговые проекты. Судя по всему, этот процесс пока еще не начался.
 
В 1-м квартале 2011 года мы сможем увидеть одно из двух: или же уменьшение количества занятых в аутсорсинге, особенно в Индии, где будут происходить сокращения в поисках эффективности, или же начнутся новые аутсорсинговые проекты. Для Беларуси это не имеет глобального значения, потому что она практически занята только одним видом аутсорсинга – разработкой программных приложений. При этом в основном обслуживает стартапы и вообще компании, которые занимаются инновациями. Если инновационный рынок начнет подниматься, то будет подниматься и спрос на аутсорсинговые услуги в Беларуси.
 
М.Г.: Я хотел бы добавить, что те компании, которые на сегодня еще не заморозили свои средства и проекты, изменили подход к контрактам с аутсорсингом. Они сейчас склонны платить не за процесс, а за результат, что в корне меняет те контракты, которые сегодня подписываются.
 
Сейчас растет количество fixed price контрактов т.е. контрактов с фиксированной ценой, когда за согласованный период времени нужно не выработать необходимое количество часов, а достичь определенного результата и получить деньги можно только в том случае, если этот результат будет достигнут. В этом и заключается, возможно, коренное отличие будущего аутсорсинга от прошлого, когда большие группы людей "продавались" на определенный период времени и никого особо не заботило, чем они там занимаются.
 
– Какое место занимает Беларусь на международном ИТ-­рынке с учетом всего сказанного, сегодня и в перспективе? Какой вы видите Беларусь? Одна из точек зрения сейчас заключается в том, что в Беларуси эту индустрию надо активно поддерживать, развивать и даже "переучивать бухгалтеров". Другая точка зрения – надо расти "органически", эволюционно, потихоньку. И это с учетом того, что не все так гладко на мировом рынке… Какие перспективы вы видите?

М.Г.: Согласно рейтингу "Global Outsourcing 100", в котором компания Intetics находится уже не первый год, Беларусь занимает 13 место в мире. Как они считают? По количеству сотрудников компаний тех стран, которые приняли участие в этом рейтинге из определенной страны. Соответственно, из Беларуси в рейтинге принимали участие такие компании, как EPAM, Интетикс и другие, в которых работает около четырех с половиной тысяч человек. Есть естественное ограничение по месту Беларуси в данном рейтинге. Шестую позицию занимает Англия со своими 24 тысячами разработчиков. В Беларуси активно работающих сотрудников ИТ компаний меньше, чем в Англии.
 
– Сколько?

М.Г.: Оценки колеблются от 15 до 25 тысяч сотрудников. С моей точки зрения 25 тысяч – это изрядно завышенная цифра, соответственно Беларусь не может занять место выше шестого, потому что во всей стране нет такого количества сотрудников.
 
– Ок, с количеством всё понятно. Качество?

М.Г.: Качество – интересный вопрос! Качество софта, разрабатываемого в конкретной стране, зависит от менталитета программистов, работающих в этой стране. Существуют даже рейтинги сравнения: что лучше всего получается у программистов из определенных стран. Традиционно, как белорусские, так и российские программисты могут решать достаточно сложные творческие задачи. Проблема возникает с различной монотонной работой и рутиной, на этапе поддержки. И тут тоже необходимо разделить компании, работающие в сфере аутсорсинга и разрабатывающие свои продукты. Компании аутсорсеры за прошедшие годы (начиная с 1992 – 1995 года) научились очень многому, вся индустрия научилась очень многому от своих западных заказчиков. Нам пришлось учиться тому, чему в наших институтах не учат: этика бизнеса, уважение к дедлайнам и прочим интересным вещам.

Б.К.: В список лучших аутсорсинговых компаний, согласно рейтингу "Global Outsourcing 100", вошли пять компаний: EPAM Systems, IBA Group, SaM Solutions, iTransition и Intetics. Рейтинг "Global Services 100", который упоминал Михаил, конечно, корректный рейтинг, но он построен на основании того, сколько человек ответили на их вопросы. Поэтому, какое место занимает Беларусь с точки зрения ИТ-аутсорсинга, сказать сложно. Я бы считал просто по revenue (выручке – прим. IT.TUT.BY), и по этому параметру Беларусь тоже окажется где-то во втором десятке.
 
С моей точки зрения, какое количество людей занято в индустрии – не суть важно. Если говорить о том, что с этим может произойти, то произойти может очень важная и хорошая вещь, если этому придать большое, государственное значение. Очень хороший пример – Ирландия, которая уже не упоминается ни в каких рейтингах, хоть и является, наверное, самой большой аутсорсинговой страной мира. 50% ВВП Ирландии – от IT-сервисов, оказываемых различным заграничным компаниям, фирмам и государствам. Ирландии понадобилось 30 лет, чтобы из бедной Ирландии стать супер IT-державой, которая давно существует и даже как-то не рекламирует уже себя.
 
Это та перспектива и та модель, которая может быть. Я не очень верю в "переучивание бухгалтеров". Но Беларусь – одна из самых грамотных стран мира, а также, как это может ни странно прозвучит для кого-то, одна из самых компьютеризованных стран мира, потому что internet penetration (проникновение интернета – IT.TUT.BY) в Беларуси выше, чем в той же Англии. Потенциал есть, и очень значительный. Это не означает, что все должны стать программистами, но, с точки зрения инновационных инженерных услуг здесь есть огромный потенциал. Это не означает, что Беларусь может создавать свои собственные продукты, но поработать совместно с западными фирмами над международными продуктами Беларусь в состоянии. Выйти на международный рынок со своими продуктами – пока не в состоянии.
 
М.Г.: К сожалению, количество людей на нынешнем этапе развития IT­-индустрии в стране является ключевым фактором для какого-бы-то-ни было будущего индустрии.Тут мы плавно переходим к "угрозам" и слабым местам нашей индустрии. Скорость появления в Беларуси новых компаний, в том числе и крупных зарубежных компаний, говорит о том, что наша система образования должна успевать готовить специалистов. К тому же те компании, что уже работают на рынке Беларуси, в том числе и крупнейшие, постоянно имеют большое количество открытых вакансий. Появление новых компаний только усугубляет эту ситуацию, что приводит, естественно, к "разогреву" рынка. Этот процесс должен быть как-то стабилизирован, желательно, конечно, новыми кадрами, если в будущем мы хотим занимать более видное место в рейтинге "Global Outsourcing 100".
 
Кадры являются ключевым и в то же время, к сожалению, "больным" местом нашей индустрии.
 
– Какое отношение к белорусским разработчикам на западном рынке?

Б.К.: Я не думаю, что есть какое-то специальное отношение. Есть представление о том, кто что умеет делать. В Соединенных Штатах аутсорсинг четко ассоциирован с Индией и около 80 % бизнесменов просто никогда не вспомнят ни о каких других странах, кроме Индии, когда речь заходит об аутсорсинге.
Если же говорить про Беларусь (а точнее, весь бывший СССР, в основном про Беларусь, Россию и Украину), то их воспринимают исключительно как хай-тек. Т.е. если вам нужна разработка продукта и все остальное из категории "хай-энд", то в этом случае вам нужно "туда, в бывший Советский Союз". А если вам нужно закодировать какую-то спецификацию, проделать какую-то рутинную работу, то к вашим услугам Индия, Филиппины, а также Китай, Вьетнам и иже с ними. С точки зрения бизнеса, отношение - "льстящее". Но это не означает, что из-за такого льстящего отношения, только из-за потенциала - вся работа такого плана пойдет исключительно в Беларусь, Украину или Россию. Во всем мире есть огромное количество умных людей и есть хорошая пресса (материалы по теме – прим. IT.TUT.BY), например, про инжиниринг в Бразилии или Мексике. Кстати, одна из самых больших аутсорсинговых компаний находится именно в Мексике.
 
– Как ваша компания изменилась за последние два года, когда начался кризис? Кризис есть или его нет? Или он есть, но не для ИТ-шников? Из реплик Бориса я понял, что на Западе еще достаточно напряженная ситуация. Получается, что говорить о каком-то возврате к росту рано, но в то же время для белорусских разработчиков остается очень много открытых возможностей. Были ли эти годы кризисными для вашей компании? Как изменился Intetics и что вы планируете в дальнейшем?

Б.К.: Кратко повторю, чтобы не было недосказанности. Рецессия закончена и рост начался. Но этот рост происходит за счет внутренних резервов – люди находят внутреннюю эффективность, сокращают все ненужное и все издержки, вплоть до того, что, мне рассказывали коллеги, работающие в ИТ в американских фирмах, "если раньше мы ездили на конференции, то сегодня весь трэвел-бюджет просто убит – все сидят в офисе и никуда не ездят". Проще говоря, идет внутренняя экономия, которая привела к тому, что спрос в IT-индустрии упал и в первом полугодии 2010 года он был на 29 % ниже, чем за аналогичный период "кризисного" 2009 года. Но если люди не тратят деньги, то это не значит, что они не растут. Все бизнес-показатели (профит, капитализация, акции) достаточно динамичны, тем самым показывая, что никакого кризиса уже нет.
 
Intetics, в каком-то смысле, уникальная компания. И уникальна она тем, что мы делаем не только разработку программных приложений, чем заняты фактически все фирмы в Беларуси и Украине, но у нас есть в Украине большое отделение по обработке данных. И мы в каком-то смысле единственная компания на всем постсоветском пространстве, у которой есть значительный кусок бизнеса от того, что называется BPO - Business process outsourcing. Мы не занимаемся процессингом транзакций, вводом данных, а только "инжениринговой" обработкой данных. У нас есть "отдушина", появилась диверсификация. И это позволяет нам достаточно уверенно себя чувствовать и расти.
 
М.Г.: Я добавлю, что кризис – это не только проблемы, но также и новые возможности - возможность оптимизации процессов, возможность найти точки экономии в самой компании и возможность выйти на рынки с новым предложением, что собственно Борис как раз и озвучил.
 
За время кризиса мы реструктуризировали собственную систему маркетинга и подготовились к сертификационному аудиту нашей системы управления информационной безопасностью. Была проделана огромная работа по стандартизации всех вопросов, касающихся безопасности. На сегодняшний день мы уже прошли первый предвариетльный аудит, сейчас готовимся к еще одному, основному, после которого мы получим сертификат. Эта огромная работа была проделана в течение двух лет. Мы использовали это время,чтобы активизировать самих себя и выйти на рынок с новым предложением.
 
– Вопрос про белорусский ИТ-рынок в целом. Можете ли вы назвать какие-то цифры по его объему? Каковы обороты, сколько компаний, людей, какой рост и динамика этого всего?

М.Г.: Какие-то цифры дает Парк высоких технологий, а какие-то цифры дает ассоциация "Инфопарк". Даже, насколько я помню, пару лет назад приглашали специалиста из российской ассоциации "Руссофт" для проведения подсчетов. Если мне не изменяет память, то они насчитали что-то около объем в 400 миллионов долларов США, но я могу и ошибиться. Здесь интересен сам факт того, что для оценки нашего рынка мы приглашаем специалистов из России, когда все это наверняка можно было сделать здесь, своими силами.
 
Что же касается количества компаний, то сейчас, наверное, самым объективным местом для получения такой информации является портал www.dev.by там зарегистрировано что-то около 300 ИТ-компаний (369 компаний на 22 ноября 2010 года – IT.TUT.BY).
 
Б.К.: Я считаю, что на рынке Беларуси в этой индустрии работает не более 12 тысяч человек и весь рынок оценивается в 200, максимум – в 300 миллионов долларов в год. Это значительно ниже, наверное, всех тех оценок, которые давали российская ассоциация "Руссофт", а также, наверное, Парк высоких технологий или Инфопарк по той просто причине, что среднесписочное количество людей, работающих в компаниях, зарегистрированных на www.dev.by, составляет около 25-30 человек и я не исключаю того факта, что эта цифра несколько завышена.
 
В Беларуси есть две самых крупных компании - EPAM Systems и IBA Group, которые имеют от 12 сотен до полутора тысяч человек. Это своего рода флагманы, а дальше уже идет геометрическая прогрессия по уменьшению количества разработчиков. Так что цифры должны быть более скромными, чем это обычно принято считать. Видимо, это немного грустно звучит, поэтому людям нравится считать как-то по-другому, например, с учетом государственных организаций, благодаря чему рынок, конечно же, становится больше. И хоть это еще не совсем аутсорсинговый рынок, но, тем не менее, уже рынок IT-технологий.
 
Сегодня считается, что вся аутсорсинговая индустрия в мире – это шесть триллионов долларов.
 
– А какова динамика? Михаил, что бы вы добавили по этой теме?

М.Г.: Мы растем настолько быстро, насколько нам позволяют это делать учреждения образования. Если не ошибаюсь, в год всеми вузами Беларуси выпускается около трех - пяти тысяч студентов-айтишников – что очень немного.
 
Но сегодня идет активная работа, инициированная ассоциацией "Инфопарк" при поддержке "Парка высоких технологий", с активным участием Министерства труда и учреждений образования Беларуси, которая делается чтобы поддержать отрасль и ввести новые специальности.
 
На сегодняшний день в классификатор включены семь [новых ИТ] специальностей. Но работа продолжается и мы надеемся что туда будут включены следующие "семь специальностей", по которым начнется обучение. Например, сегодня в Беларуси не готовят технического писателя, как не готовят и project-менеджера, к сожалению.
 
Индустрия требует большей государственной поддержки. ВУЗы должны найти возможность увеличить количество выпускников, ежегодно "вбрасываемых" в индустрию. Насколько я знаю, на государственном уровне уже есть какие-то позитивные сдвиги и сегодня уже обсуждается более широкая поддержки. Хотя появление ассоциации и ПВТ является уже очень неплохим подспорьем в нашей работе.
 
Б.К.: Когда-то мы делали свои собственные оценки динамики развития рынка и получалось, что рост находился в диапазоне 20-30 % в год. Это означает, что Беларусь в этом отношении развивается быстрее, чем аутсорсинговый рынок остального мира. Компания Intetics развивается еще быстрее. Динамика очень хорошая.
 
С моей точки зрения, было бы просто здорово, если бы со стороны именно государства появилось пристальное внимание к двум проблемам.
 
Проблема номер один – это популяризация профессии внутри страны. Если вы посмотрите на количество абитуриентов, пытающихся поступить на "дизайн" (не компьютерный) или на юридический факультет, другие гуманитарные вещи, то конкурс там составляет 20-30 человек на место. А вот на мой факультет радиофизики и электроники конкурс составляет 0,9:1, то есть какой-то уже недобор. Факультет "радиофизики и электроники" – это одна из кузниц IT-кадров. Этот тренд, к сожалению, просматривается во всем мире. Об этом когда-то говорил и Билл Гейтс. В Соединенных Штатах только 4 % студентов выбирают технические специальности, а остальные выбирают гуманитарные. И пока мы все дружно движемся в сторону гуманитаризации всей развитой цивилизации, инженерная часть интенсивно уходит в Азию. И без целенаправленной программы популяризации профессии, можно, конечно, представить, что будет через 20 лет.
 
Вторая проблема – брендинг страны на международном рынке. Практически на любой конференции, которую мы посещаем, можно увидеть павильоны многих стран мира, у которых есть общественные организации и деньги, которые выделяются государством для проведения брендинга. Вот китайский, индийский, латиноамериканский… Или посмотрите тот же Euronews, BBC или CNN. Там есть рекламные паузы, где представляют страну, или университет, или город. То есть везде идет постоянный брендинг того или иного государства. Эти вопросы нельзя решить, просто бросив клич тем компаниям, которые работают в этой индустрии. Это те задачи, для которых, собственно, государство и существует.
– Одной из проблем для владельцев компаний как и для программистов и иже с ними является вопрос зарплаты. Не секрет, что для программистов сегодня вакансий гораздо больше, чем резюме, из-за чего компании буквально воюют между собой за толковых специалистов, что позволяет держать достаточно высокую планку зарплаты для нашей страны. Будет ли меняться эта ситуация? Будут ли зарплаты расти? Будут ли они стабильны? От чего это зависит?
 
Б.К.: С моей точки зрения, ответ однозначен – да, зарплаты будут расти. Вопрос лишь в том, что является пределом, до которого они могут вырасти. В самом начале нашей беседы я говорил, что возможны сокращения в индийском аутсорсинге, что может привести к снижению цен. А уже сегодня Восточная Европа процентов на 20 % дороже индийских предложений.
 
Вопрос в том, сможет ли Беларусь развиваться только за счет внедрения инновационных разработок со стороны стартап-компаний? Возможно, да, если эти инвестиции и инновации пойдут в Соединенных Штатах и Европе. Но я не берусь подтвердить, что это произойдет "завтра" и будет достаточным для обеспечения роста. В этом отношении мы все больше и больше будем проигрывать международную конкуренцию. А кроме Индии есть еще огромное количество других азиатских стран или таких экзотических стран, как Маврикий, где, кстати, 20% ВВП получается от аутсорсинга, результат 10-летних усилий государства. Еще один пример того, как индустрия может изменять страну. Сегодня же Беларусь находится примерно на том же ценовом уровне, как и Латинская Америка. И если говорить про культурные зависимости или выбор потенциальных заказчиков, то наш основной конкурент для Беларуси и Украины – не Индия и не Азия, а именно Латинская Америка. Поэтому до какого предела мы сможем наращивать зарплату – хороший вопрос, но с моей точки зрения финиш уже близок, потому что дальше начнется зона, когда покупать просто перестанут, поскольку у тех же самых бразильцев, например, это можно будет купить дешевле.
 
М.Г.: Суть аутсорсинга заключается в том, что компания находит те ресурсы, которых у нее нет. Либо те ресурсы, которые у нее есть - дорогие, а где-то они подешевле. То, что происходит сейчас в Беларуси, как правильно и справедливо отметил Борис, ведет к тому, что как минимум, "более дешевых" ресурсов у нас скоро не будет. Это связано с приходом большого количества новых компаний, а также с большим количеством открытых вакансий в уже работающих. Рынок быстро греется.
 
Все это приводит к тому, что сегодня разработчики могут достаточно быстро, меняя одну компанию на другую, наращивать свои финансовые мускулы, получать большую зарплату, что в итоге приводит к перегреву рынка. И это продолжается уже довольно долго.
 
Если 2009 год был годом относительного затишья, когда все сидели по своим местам, определенная часть людей боялась смотреть в будущее, держалась за свое рабочее место, то в 2010 году количество тех, кто боится за свое рабочее место, было уже гораздо меньше. 2010 год для разработчиков был не годом кризиса, началом нового "большого пути" по компаниям.
 
Так же у нас имеет место миграция специалистов. И, к сожалению, специалистов к нам приезжает меньше, чем уезжает. Есть какое-то количество людей, которые возвращаются из Европы и Соединенных Штатов и особенно много их было в 2009 году во время рецессии, когда там рабочие места закрывались и специалисты возвращались домой. Сегодня специалисты едут в Россию и Украину.
 
Все это рано или поздно придет к какому-то логическому концу. Аутсорсинг перестанет существовать в том виде, в котором он существует сейчас и нам придется искать новые предложения для рынка. И это будет уже не относительно дешевая рабочая сила, а, возможно, технологическая специализация, должен будет произойти качественный скачок. А произойдет он или нет – увидим в будущем. Я думаю, что одновременно будет происходить много разных процессов и компания будет искать новые предложения для клиентов, стремясь удержать разработчиков, не опускать зарплату и при этом не потерять новых заказчиков. Возможно, та работа, которая ведется сегодня учреждениями образования, даст свои плоды, которые мы, однако, сможем получить самое ближайшее через шесть или семь лет – с учетом инерции принятия решений и срока обучения специалистов.
 
Возможно, в стране будут созданы условия, которые позволят нам привлечь каких-то специалистов обратно из-за рубежа. И вполне возможен приток программистов из России, причем не из столичных городов, а из регионов, поскольку Беларусь рассматривается в России, как своего рода "островок стабильности". Возможно это, а также наличие работы и программы на государственном уровне, сможет привлечь новых специалистов и даст им возможность почувствовать выгоду своего выбора.
 
Б.К.: Несколько раз наши клиенты говорили нам о своем "пороге", когда они перестанут покупать у нас. Для многих порог – это 50-60 % локальной цены (цена на местном рынке заказчика – IT.TUT.BY). И как только наша цена достигнет половины локальной цены, это будет автоматически означать, что будет гораздо удобнее нанимать локальных людей. Это и есть экономический, и психологический, порог для заказчика, который нам платит деньги.
 
М.Г.: Добавлю, что аутсорсинг для клиентов несет определенные и очень серьезные неудобства. Во-первых, это часовой сдвиг, во-вторых – отсутствие возможности получить помощь специалиста в тот же день. И если с Европой, при наличии открытых виз, этот вопрос еще как-то решается (на следующий день или на той же неделе), то со Штатами это выглядит уже сложнее, поскольку у граждан Беларуси возникают проблемы с получением американской визы, для чего им приходится ехать в Москву, процесс сильно усложнился. Все эти негативные моменты также конвертируются в деньги. И если к той разнице в цене, о которой говорил Борис, добавить все эти неудобства, то она станет еще "неудобнее". Со своими специалистами хоть и дороже работать, но лучше, поскольку им можно в любой момент позвонить и они тут же приедут и расскажут, что на самом деле у тебя все хорошо (улыбается – IT.TUT.BY) И они будут делать это на твоем родном языке и на твоей территории.
 
– Подведем итоги. Какие основные опасности и угрозы, а также – перспективы и возможности существуют на данный момент для ИТ‑рынка Беларуси?

М.Г.: Первой угрозой является "разогрев" рынка, нехватка специалистов и рост зарплат. Эта угроза, в первую очередь, относится к аутсорсинговым компаниям, а не к продуктовым.
 
Вторая угроза – позиционирование Беларуси на рынке. На сегодняшний день Беларусь не является столь же известным location (местом – IT.TUT.BY) для аутсорсинга, как та же Индия. Хотя я слегка, возможно, перегибаю палку, поскольку Индия уже давно держит 80% рынка, но тем не менее, когда в той же Англии заходит речь про аутсорсинг, то первое, о чем все вспоминают, это Индия. Беларусь, к сожалению, пока еще не очень известна. Но если не дай бог мы проснемся в понедельник известными, то наш аутсорсинг быстро закончится, потому что не хватает ресурсов и… не хватает ресурсов!
 
Б.К.: Все указанные проблемы я подтверждаю и думаю, что не стоит упоминать о каких-либо более мелких. Что касается “приятного”, то помощь государства именно с точки зрения брендинга Беларуси в мире была бы неоценима. Индусы имеют бренд. И было бы очень кстати популяризация профессии внутри страны. Не стоит далеко ходить за примерами и посмотреть на то, что произошло в Центральной Европе: Чехии, Словакии, Польше, где рынок ИТ-аутсорсинга вышел на насыщение и уже больше не растет ускоренными темпами. Все те фирмы, которые с кем-то там работали, как бы продолжают с ними работать, но дальше ничего не происходит. Возможно, когда-то закончится рост этого рынка и в Беларуси, он выйдет на насыщение и в итоге это будет просто какая-то индустрия, которая будет тихо работать и у которой не будет происходить каких-то особо выдающихся ростов и падений.
 
Но сейчас, на примерах всех тех стран, которые уже использовали все преимущества ИТ и аутсорсинга, брендинг в мире и популяризация профессии внутри страны очень и очень сильно бы помогли.
 
– Каковы же перспективы?

М.Г.:
Перспективы на то и перспективы, чтобы всегда быть и быть приятными. У нас в стране живут очень хорошие, умные люди. Население страны очень сильно ориентировано на Европу. Борис часто бывает в Беларуси, когда он прилетает, то говорит, что у него и у всех иностранцев, которые прилетают в Беларусь, возникает ощущение, что они остаются в Европе – тут чисто, красиво, приятные и улыбчивые люди. Также у нас огромное количество людей говорит на английском языке.

– Я слышал байки о том, что многие заказчики до сих пор рассказывают про "медведи", "балалайки" и так далее… Россия-то близко…
 
М.Г.: Про медведей и балалайки рассказывают те, кто в Беларуси не был. Есть огромное количество компаний и руководителей компаний, которые про Беларусь вообще ничего не знают. Это к вопросу о брендинге и положении страны в мире. Конечно же, количество таких людей сокращается. И если, в конце 90-х, начале 2000-х, можно было, на вопрос "откуда ты?" ответить "из Беларуси" и получить вопрос "А где это?", то сейчас люди, в своем большинстве, знают. Но, видимо, еще находятся те, кто говорит про медведей и балалайки. Но тоже экзотика: пусть приезжают, не везде же есть медведи и балалайки (улыбается – IT.TUT.BY)
 
Если же мы сможем преодолеть все эти угрозы и негативные моменты сможем преодолеть и превратить их в наши сильные стороны, то у нас появятся ресурсы. У нас очень хороший уровень образования. Мы не забудем английский язык, а наоборот, кроме английского начнем говорить еще и на немецком. Есть еще одна проблема, которая заключается в том, что у нас достаточно легко можно найти разработчиков и менеджеров, которые говорят на английском языке, но если речь заходит о немецком языке, то количество специалистов снижается сразу в 4-5 раз. Ну, а если мы захотим найти специалиста со знанием итальянского, испанского или французского, то мы их найдем, но они не будут программистами.
 
Если мы все свои "негативы" превратим в "позитивы", то Беларусь сможет занять лидирующую позицию на рынке. И даже не столько по количеству разработчиков (мы – не Индия, у нас не так тепло, населения немного меньше), но по своему творческому, интеллектуальному потенциалу и тем задачам, которые наши сотрудники в состоянии решать, мы можем занять одно из ведущих мест. Главное – чтобы наши специалисты не уезжали. Сегодня очень много белорусов, которые получают различные патенты, награды, Нобелевские премии, при этом уже не являясь гражданами Беларуси, как граждане других стран. А если бы они остались в Беларуси, где им бы дали бы возможность работать и проявлять себя, то наша страна от этого только выиграла бы.
 
– Действительно ли велика такая миграция? Как мне казалось, с появлением Парка высоких технологий и с "легализацией" этой отрасли в Беларуси, миграция значительно уменьшилась.

М.Г.: Здесь надо рассматривать сами причины миграции, которые лежат не только в плоскости "могу я работать в этой стране или не могу". У людей есть желание посмотреть мир или уехать из страны по каким-то иным причинам. И люди уезжают, до сих пор. Естественно, что сегодня за рубеж не стоит такая очередь, как это было в 95-96 году, когда на постсоветском пространстве был очень серьезный кризис и везде всем жилось одинаково плохо.
 
Б.К.: Что касается Индии, то мы ее уже обогнали, поскольку показатели у нас выше, как и по выручке в аутсорсинге на душу населения, и по проценту людей, занятого в данной индустрии. Но Индия так и остается недостижима своей массой и сравнение здесь будет некорректным. И вообще, нужно сравнивать Беларусь не с Индией, поскольку наша основная угроза – Латинская Америка. Но "на душу" - все очень хорошо.
 
Что же касается других перспектив Беларуси, я считаю, что кроме ИТ-индустрии и софтверной индустрии у нас есть также невостребованный потенциал всех остальных инженерных направлений. Михаил упоминал, что аутсорсинг может трансформироваться в какие-то специализации, и с моей точки зрения, у нас есть огромный нераскрытый потенциала именно в области research & development, инжиниринга, как такового.
 
Это весь тот хай-тек, который может быть тем локомотивом, который будет тянуть Беларусь дальше, в светлое будущее. По одной простой причине: ни на калийных удобрениях, ни на лесе, оставаться поставщиком сырья – не та роль, которая всем нравится. Есть огромнейший потенциал именно в области инжиниринга, который может быть раскрыт при соответствующей переориентации внутри страны.
 
– Спасибо! Что бы вы пожелали пользователям TUT.BY?

М.Г.: Только удачи! Уже ноябрь, скоро Новый год и уже пора начинать готовиться. Поэтому, пусть я буду первый человек, который поздравит всех с наступающим Новым годом!
 
Б.К.: Я бы призвал всех в таком случае сделать подарок к Новому году и выучить, например, Java, Project management, .Net. И нам всем стало бы гораздо легче!
 
Борис Концевой

Борис Концевой – основатель и руководитель фирмы Intetics. Под его руководством небольшая группа программистов превратилась в глобальную аутсорсинговую компанию с многочисленными сертификациями и наградами, включая такие престижные как Top 100 Outsourcing и Top 100 Global Services. За впечатляющий рост, демонстрируемый Intetics, Борис в 2009 году получил Entrepreneurial Excellence Award от Тhe Business Ledger, бизнес газеты и организации в Чикаго. Борис имеет более 20 лет опыта в менеджменте, около 40 научных публикаций, и приглашался с выступлениями на несколько международных конференций.

Закончил факультет Радиофизики и Электроники БГУ и курсы по менеджменту проектов в Университете Аспен, Колорадо, США. Борис также является Certified Outsourcing Professional (COP) – Сертифицированным Специалистом в области Аутсоурсинга, профессиональное звание, присваиваемое Международной Организацией Специалистов Аутсоурсинга (International Association of Outsourcing Professionals, IAOP).

Он является членом Консультативного Совета Восточно-Европейского отделения IAOP и, в течение последних 8-ми лет, Членом Жюри в Web Marketing Association по присвоению WebAward, основной мировой организации по оценке качества и развития веб сайтов и веб приложений. Борис - член IAOP, Института Аутсоурсинга, Технологического Клуба Чикаго и нескольких других профессиональных и общественных организаций.
 
Михаил Гребенников

Михаил Гребенников – VP Operations в компании Интетикс. У него за плечами более 19 лет управленческого опыта в нескольких ИТ компаниях. С момента создания компании Интетикс в 1995 году, Михаил руководит работой и развитием девелопмент офисов компании в в Беларуси и Украине.

С 2010 года Михаил является действующим членом Комитета по трудовым ресурсам при Ассоциации Инфопарк.
 
Закончил МРТИ по специальности конструирование и технлогия РЭА, имеет ряд сертификатов по управлению бизнесом от университета Carnegie Mellon, Питтсбург, Пенсильвания.
Отправить новость
Сообщите редакции новость, интересную читателям 42.TUT.BY