Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


Владимир Дорохов, Виктория Зарянка, /

Основатель ведущего белорусского интернет-портала tut.by Юрий Зиссер рассказал Deutsche Welle о том, как обстоят дела с цензурой в Bynet, и объяснил, почему фильтрация властями нежелательного контента бессмысленна.

Инициатор проведения 12 марта Всемирного дня борьбы с цензурой в интернете - организация "Репортеры без границ" не раз выражала опасения в связи с президентским указом номер № 60, вступившим в силу в прошлом году. Основатель крупнейшего белорусского интернет-портала tut.by Юрий Зиссер надеется на то, что попытки белорусских властей усилить контроль над интернетом далеко не зайдут.
 
В интервью Deutsche Welle Зиссер рассказал, как обстоят дела в Беларуси с цензурой в интернете, а также объяснил, почему власти страны едва ли решатся на введение фильтрации нежелательных сетевых ресурсов по примеру Китая.
 
Deutsche Welle: Есть ли цензура в белорусском интернете, и если да, то в чём это проявляется?

Юрий Зиссер: Цензуры пока нет. В ходе разработки постановления правительства в развитие президентского указа № 60 высказывалась идея введения фильтрации контента. К счастью, от нее отказались. Точно так же сначала очень грозно выглядело постановление Совмина, касающееся составления так называемого черного списка сайтов, доступ к которым будет блокирован. Пока, насколько мне известно, туда попало 14 сайтов, и все они про порнографию. Однако никто не отменял самоцензуры.
 
- Наверное, и журналисты, и редакторы онлайн-изданий, и владельцы сетевых ресурсов хорошо знают, что можно обнародовать без всяких последствий, а какая информация вызовет негативную реакцию властей.

- Никто напрямую не приказывает и не инструктирует, что можно делать, а что нельзя. Каждый руководитель и редактор действует интуитивно. И часто бывают ошибки с обеих сторон. Через много месяцев и десятые руки порой узнаешь, что такой-то публикацией были недовольны. Хотя она кажется совершенно обычной.
 
И наоборот, бывает, что боишься последствий после определенного материала, а потом видишь эту же информацию в государственных СМИ. Здесь нет никаких правил, сводов или таблиц, в которых регламентировано, что разрешено, а что нет. Я думаю, это происходит потому, что и оцениваются публикации субъективно.
 
- Как вопрос о том, публиковать или нет потенциально опасный по последствиям материал, решается на tut.by?

- У нас 50 разделов на портале, 100 человек работают в офисе. Я сам редакционной политикой не занимаюсь, не вмешиваюсь в работу редакции. Поэтому даже не могу сказать, как наши сотрудники делают выбор в таких ситуациях. Они как-то сами все решают. Во время президентских выборов я внимательнее следил за тем, что появлялось на сайте.
 
- И ни разу, например, Владимир Макей или Олег Пролесковский вам не звонили и не спрашивали: "Юрий Анатольевич (или г-н Зиссер), что это у вас там на стартовой странице стоит?".

- Такого еще никогда не было. Прямого управления нашей новостной лентой нет. А о недовольстве узнаешь обычно случайно и спустя много времени.
 
- Прямых указаний вам не дают, цензуры в белорусском интернете, как вы сказали, нет. А есть какие-то поползновения в эту сторону, вы их замечаете?

- Пока нет. Я просто вижу, что появляется атмосфера какого-то, может быть, страха. А это автоматически означает усиление самоцензуры. Я думаю, что все попытки такого рода носят не планомерный, а эпизодический характер. Время от времени просто властям надо показать, кто в доме хозяин. И все.
 
- Отсюда, наверное, и периодически возникающие слухи о том, что скоро будет введена фильтрация нежелательных ресурсов по примеру Китая. Насколько реально такое развитие событий?

- Я все-таки надеюсь, что этого не будет. Обратите внимание, что до сих пор эти панические слухи так ни разу и не материализовались. Появился указ № 60. Первая реакция - все, смерть Bynet. Что-нибудь реально изменилось? Ничего. Все как работали, так и работают. А то, что творилось с интернетом в день выборов (19 декабря 2010 года были заблокированы ведущие независимые информационные сайты.Ред.), никакого отношения к указам и постановлениям не имеет.
 
- Насколько сложно чисто технологически воспроизвести на долгосрочной основе все то, что, как вы выразились, творилось с интернетом в Беларуси в день выборов?

- Технически это все реально. В Китае это работает, только такие меры неэффективны. Все это, в принципе, самообман, поскольку любые фильтры легко обходятся. В Китае в апреле прошлого года государство даже прекратило финансирование группы, которая занималась разработкой контент-фильтров.
 
Конечно же, ничего не мешает начать блокировку нежелательных ресурсов на регулярной основе хоть завтра. Но это не даст результата. Даже в день выборов новости с зафильтрованных сайтов спокойно читали в Twitter. Одним словом, если доступ к какому-то ресурсу будет постоянным, все научатся его обходить. Какие-то силовики могут отчитаться о том, что задача выполнена, а на самом деле блокировка просто не будет работать.
 
- Насколько попытки усиления контроля, которые так беспокоят белорусских пользователей интернета, выбиваются из общеевропейского контекста?

- В принципе, тенденция ужесточения контроля над интернетом заметна во всем мире. Вопрос только в формах и пределах допустимого.
 
- В этом смысле применительно к Беларуси вы, скорее, оптимист или пессимист?

- Глобально я оптимист. Я верю в то, что, поскольку мы в Европе, далеко тут дело не зайдет.
Нужные услуги в нужный момент