Поддержать TUT.BY
67 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Поддержать TUT.BY может каждый. Вот простой и полезный способ
  2. Студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, отчислили из университета
  3. Порье нокаутировал Конора Макгрегора
  4. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  5. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  6. Чиновники придумали, как законодательно «закрепить статус» Всебелорусского народного собрания
  7. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  8. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  9. Британские СМИ о подробностях крупной аферы: подозреваемый бежал через Минск, за бизнес-джет платил наличными
  10. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  11. Помните, как ЦИК забросали жалобами на нерегистрацию Бабарико? Теперь хотят ввести изменения по обращениям
  12. На вторник и среду синоптики объявили оранжевый уровень опасности
  13. В 2020 году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  14. Минское «Динамо» обыграло дома «Северсталь». Это третья подряд победа «зубров»
  15. Судят соратников Тихановского, но его самого в суд не вызывают. Чем это грозит политзаключенному?
  16. Перед жительницей Петербурга, получившей удар в живот, извинились — и руководство полиции, и сам полицейский
  17. Максим Знак остается в СИЗО, Игорь Лосик прекратил голодовку. Что происходило в Беларуси 25 января
  18. Холдинги создали. На очереди — госкорпорации. В чем суть смены вывесок?
  19. Провалы в памяти и догадки свидетелей. В Могилеве продолжают судить главу отделения Белгазпромбанка
  20. Погода на неделю: циклон «Ларс» принесет в Беларусь снег, мокрый снег и дождь
  21. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  22. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  23. А протесты — врозь. Почему Путин не будет гулять с автоматом и в России не запретят синие трусы
  24. Игорь Лосик остановил голодовку после более чем 40 дней
  25. Лукашенко чиновникам про биометрические паспорта: Даже двойки нельзя вам поставить по защите персональных данных
  26. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  27. «Место делали для себя и для гостей». Рядом с метро «Площадь Победы» открылся небольшой рестобар
  28. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  29. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
  30. «Силовики противостоят спонсируемой из-за рубежа революции». Эксперты о протестах у нас и в РФ


Дмитрий Целиков ,

Иран изобрел новую форму цензуры — национальный интернет. По мнению властей, отключение иранского киберпространства от остального мира положит конец борьбе за контроль над Сетью.
 
Здесь уже действует одна из самых сложных систем веб-цензуры, а недавно стало известно, что Иран готов обеспечить альтернативными DNS не только себя, но и весь мусульманский мир.

"Черные дыры интернета" по данным организации "Репортеры без границ" 
 
Основой национального интернета станет внутренняя сеть. В феврале, когда по Ближнему Востоку и Северной Африке прокатилась волна демократических протестов, Реза Багери Асл, директор Научно-исследовательского института Министерства электросвязи, сообщил местному информагентству, что скоро 60% домов и предприятий будут соединены новой сетью. В течение двух лет она распространится на всю страну.
 
Стоит обратить внимание на то, что Иран блокирует (или собирается блокировать) не только политических оппонентов, но и любое влияние западной культуры. Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи недавно назвал это "мягкой войной".
 
Сообщению о национальном интернете предшествовал анонс о том, что Иран намерен развернуть в ближайшие месяцы собственную операционную систему.
 
Насколько все эти заявления выполнимы? Даже в стране, изолированной от Запада экономическими санкциями, интернет остается важным бизнес-инструментом. Ограничение доступа сильно повлияет на работу с главными торговыми партнерами — Россией и Китаем. Кроме того, едва ли у иранских инженеров и программистов есть опыт создания эффективных поисковых систем и прочих служб.

Так что вероятнее всего появление двойной интернет-структуры, уже используемой в ряде стран с репрессивными режимами. В октябре прошлого года Мьянма объявила, что "общественный интернет" получит отдельную систему управления и контроля. В частности, будет действовать единая для всех служба электронной почты. Похожая ситуация сложилась на Кубе: "внешний интернет" для туристов и правительственных чиновников и закрытая Сеть с ограниченным доступом и цензурой для граждан страны. Северная Корея тоже делает первые робкие шаги в киберпространстве, создавая аналогичную двойную сеть, но с гораздо меньшим количеством подключений и на более рудиментарной основе.
 
В отличие от этих стран Иран имеет развитую интернет-культуру: блоги играют важную роль в общественной жизни страны. Именно по интернету весь мир следил за протестами после спорных президентских выборов 2009 года. По некоторым оценкам, 11 из 100 иранцев имеют доступ к Сети: это один из самых высоких показателей в регионе.
 
Иран подключился к Сети в начале 1990-х — первым из мусульманских государств. Первыми пользователями стали молодые образованные горожане. Власти приветствовали Всемирную паутину как способ распространения исламской идеологии и поддержки научно-технических исследований. Появились сотни частных провайдеров, хотя почти все они работали через государственную монополию Data Communications Iran (DCI).
 
Ситуация изменилась в конце 1990-х, когда исламские консерваторы отошли от более открытой политики тогдашнего президента Мохаммада Хатами. Цензурное давление на СМИ привело к тому, что множество журналистов потеряли работу. Часть из них появилась в Интернете, и с тех пор Сеть стала оплотом диссидентов.
Власть нанесла ответный удар в 2003 году, заблокировав более 15 тыс. сайтов. Начались аресты блогеров.
 
По словам специалистов, Иран тогда не имел своего фильтра, он пользовался зарубежной продукцией. На основе знаний, полученных при изучении этих программ, примерно в 2007 году страна приступила к разработке собственного ПО. Впервые мысль о национальном иранском Интернете прозвучала в 2005-м, когда президентом стал Ахмадинежад. Стартовал эксперимент с закрытой сетью, которая обслуживала более трёх тысяч школ, а также 400 отделений Министерства образования на местах. В 2008 году на строительство инфраструктуры для этой сети был выделен $1 млрд.
 
Инициативу в борьбе на виртуальном фронте взяла на себя "Революционная гвардия" — мощное ответвление сил безопасности. В конце 2009 года гвардия приобрела контрольный пакет акций госмонополии, которой принадлежит телекоммуникационный гигант DCI. Иными словами, все иранские коммуникационные сети находятся под контролем "Революционной гвардии".
 
Уже создана киберармия из 250 тыс. хакеров. Недавно она взяла на себя ответственность за нападение на западные сайты, в том числе на радио "Голос Америки". Теми же силами создаётся национальная поисковая система под издевательским названием Ya Hagh!, что в переводе означает "О справедливость!".
-50%
-20%
-10%
-15%
-10%
-20%
-33%