Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


В нынешнем году одна из самых престижных для будущих программистов специальностей БГУИР,"Информатика" ФКСиС будет модернизирована. По старой-новой специальности "Информатика и технологии программирования" будут готовиться высококлассные специалисты, в том числе – по новым ИТ-специальностям, не так давно зарегистрированных в ЕКСД.



О проблемах ИТ-образования в Беларуси, особенностях нынешних студентов,  абитуриентов и перспективах развития этого направления мы беседовали с Леонидом Минченко, заведующим кафедрой "Информатика" БГУИР и Александром Мелещенко, его заместителем и руководителем инкубатора бизнес-проектов БГУИР.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (17,60 МБ)
 
На ваш взгляд, насколько серьезны проблемы, которые стоят перед всей отраслью IT-образования? Я имею в виду нехватку кадров, студентов, которые желают учиться, и оторванность учебных программ от производственных. Реальная ли это проблема или все-таки надуманная?

Леонид Минченко: Я бы сказал, что это реальная проблема. Все факторы, которые вы упомянули, заслуживают внимания. У нас наблюдается демографическая яма: существует нехватка студентов, потому что абитуриентов становится все меньше. Абитуриенты становятся заметно слабее. Школы готовят хуже, чем раньше.

Отмечаете ли вы, что становится меньше технических абитуриентов по сравнению со студентами, которые выбирают гуманитарные специальности?

Леонид Минченко: Я не знаю, сколько гуманитарных студентов. Я бы сказал, что технических тоже достаточно много. Наша специальность набирала много студентов, был конкурс, высокий проходной балл. Приходил хороший платный студент. Категория платных студентов распадалась на две равные части: одна ничем не отличалась от бюджетников, а вторая была слабее. С нашей специальности они уходили на более технические и менее отягощенные требованиями. Сейчас мы набираем бюджетную часть, а платные приходят гораздо слабее.

Александр Мелещенко: Стало гораздо меньше школьников, которые хотят учиться.

Насколько серьезна проблема с дефицитом преподавательских кадров? Как вы ее решаете?

Леонид Минченко: Эта проблема очень серьезная. На нашей кафедре она решалась за счет молодых преподавателей. Приходят наши бывшие студенты. Эти люди выросли в сильный преподавательский состав по IT-технологиям. Я застал 90-е годы. Тот преподавательский состав вымыт из вузов компьютерными фирмами. В настоящее время преимущество нашей специальности в том, что у нас молодой преподавательский состав, который в состоянии сам освоить сложные технологии, работать в них. По большому счету они могут руководить проектами в компаниях. Их туда зовут, и, слава богу, не все уходят. Хотя значительная часть нас покидает.

Есть ли какие-то предпосылки, чтобы сдержать этот отток?

Леонид Минченко: Должна быть хорошая зарплата, которой нет. Наш преподаватель приходит и говорит, что хочет работать на полставки. В другом месте он получает 2,5 тыс. долларов, но он не хочет покидать университет. Мы рады, что такие ситуации случаются.

То есть решение какое-то есть: кто-то совмещает.

Леонид Минченко: Находятся такие, кто может совмещать. Кто-то, в конце концов, уходит. Слова "кадры решают все" особенно актуальны для IT-образования. Когда создадут IT-академии, я не представляю, откуда возьмутся преподаватели.

Насколько я знаю, они готовят преподавателей в Индии. Вероятно, часть этих сотрудников в дальнейшем будет участвовать в проекте. Насколько оторваны учебные программы от того, что молодые специалисты видят на производстве? Мне не один раз доводилось слышать от руководства IT-компаний, что приходят неподготовленные студенты, которых приходится доучивать, переучивать. С другой стороны от представителей образовательных структур слышны ремарки, что они не должны готовить кадры для EPAM, а должны готовить специалистов, которые разбираются в широком спектре технологий, хорошо знают высшую математику. Насколько эта проблема серьезна?

Леонид Минченко: Проблема серьезная. Нужно, чтобы было фундаментальное образование. Наши выпускники пользуются спросом на рынке труда, их охотно берут на работу. Основная масса уже работает, будучи студентами. Есть студенты, которые руководят проектами. Мы сотрудничаем с предприятиями ПВТ. В частности с EPAM Systems, IBA. У нас на кафедре хорошие тренинг-центры. Когда-то наши преподаватели проходили тренинги, которые вели сотрудники этих компаний. Сейчас основную массу тренингов ведут наши преподаватели. Это хорошая прибавка к зарплате и возможность овладеть новыми технологиями, отслеживать их и не отставать.

Какова основная мотивация студентов, кроме получения диплома? Уже с третьего курса некоторых специалистов отрывают с руками и ногами. Не случается ли, что студенты теряют интерес к образовательному процессу? Может быть, преподаватели, видя это, начинают по-другому относиться к учебно-образовательному процессу? Или такой ситуации не происходит?

Александр Мелещенко: Это общая тенденция. Когда мы поступали, мы хотели быть инженерами-программистами. Я помню, я ходил в Академию наук, смотрел на людей в белых халатах. Сейчас люди смотрят на вещи более практично. Программист – престижная профессия, потому что такой специалист может много зарабатывать. С этим связана еще одна проблема: люди приходят с высоким конкурсом и высокими баллами, не IT-шники по своей природе. Они поступают к нам, потому что это престижно. Но это узкоспециализированная работа, на любителя.
К третьему-четвертому курсу люди работают. У них снижается мотивация. Я работаю на должности заместителя заведующего кафедры, и я наблюдаю за учебным процессом. Тенденция падения мотивации к учебе появляется все раньше. Раньше это был четвертый курс, потом третий. Сейчас я с сожалением вижу, что и первокурсники так себя ведут. Я поговорил с ребятами, которых более-менее хорошо знал сам. Ответ заставляет задуматься. Дело не в том, что студенты ленивые или плохие. Они хорошие ребята. Но сама система образования у нас достаточно жесткая. Она слишком явно не соответствует изменившемуся миру. Раньше мы с вами были склонны терпеть курсы, которые считали ненужными. Новое поколение белорусов так не считает. Они находят информацию в интернете, не считают нужным ходить на лекции и тратить свое время. Поэтому должны произойти существенные перемены.

Среди программистов бытует мнение, что высшее образование не нужно. Можно послушать курс высшей математики, но потом есть интернет, книги и опыт на работе. Насколько такой подход распространен среди студентов?

Леонид Минченко: Это самообман. Наверное, такие люди ленятся и тешат себя. Можно ужать программу и сделать узкого кодировщика, который будет знать какой-то язык программирования. Но хорошим специалистам нужно пройти высшую математику, математические специальные курсы, которые потом помогают разбираться с новыми технологиями.
 
Александр Мелещенко: Очень важно, чтобы за первые три года обучения была заложена база будущего специалиста, который знает математический аппарат.

Но уже на первых курсах студенты теряют мотивацию. Может быть, есть смысл пересмотра программ?

Александр Мелещенко: В данном случае показателен пример ведущих компаний. Когда открыли академический центр Microsoft, они сказали, что не берут людей, которые не знают алгоритм поиска в бинарном дереве. Если человек не знает основ, они дальше с ним не разговаривают. Никто не может этому научить лучше, чем университетский преподаватель.
 
Леонид Минченко: 20 апреля у нас открылся Академический центр компетенции IBM. Приезжали высокие представители из Москвы из главного офиса Восточной Европы. Там тоже прозвучали слова, что им не интересен человек, который научился нажимать кнопки. Им нужен человек думающий, с хорошим образованием. В этой компании больше 400 тыс. сотрудников.

Кафедра информатики специализируется на том, чтобы изготовить штучного программиста. В этом году основная специальность будет переименована. Была информатика, а станет информатика и технологии программирования. Как изменится учебный процесс? Какие технологии программирования вы будете внедрять?

Леонид Минченко: Мы меняем название, потому что технологии программирования у нас уже были. По инициативе ПВТ произошло введение новых должностей: системный архитектор и системный аналитик. Мы обсуждали эту проблему с ПВТ, сколько нужно специалистов. Оказалось, что довольно много. Для подготовки системного архитектора необходимо проектирование программного обеспечения, знание стандартов построения программы обеспечения. Эти вещи у нас добавляются в программу. Основа подготовки инженера-программиста остается, но добавляются курсы.

Это будет на уровне специализации?

Леонид Минченко: Это будет новая специальность.

Александр Мелещенко: На базе нашей кафедры в прошлом году открылся бизнес-инкубатор. Мы читаем курс IT-предпринимательство, который читается во всех серьезных технических университетах на Западе и теперь у нас.
 
Официально он открылся чуть больше года назад, но существует уже достаточно долго. Может быть, поделитесь успехами вашего инкубатора.

Александр Мелещенко: Официально он открылся в ноябре 2010 года. Каждый месяц мы стараемся проводить какой-то ивент. Неожиданно успешным стал геймдев-стартап, который мы проводили в марте. Представители "Alawar" сказали, что могут сравнить Минск только с Сан-Франциско по концентрации геймдев-компаний. Только в Минске они сотрудничают с пятью компаниями. Шесть проектов игровых разработок молодых белорусских предпринимателей мы вынесли в финал. Отрадно, что два из них уже получили деньги. Сейчас ребята сняли офис и начали работать.

Не боитесь ли вы, что студенты, которые получили финансирование, будут проводить больше времени в инкубаторах, а не на парах?

Леонид Минченко: Есть такие опасения, но когда мы рядом, мы можем это как-то контролировать.

Александр Мелещенко: Это не студенты, а выпускники. Предпринимательский возраст –25 лет. Человек еще достаточно молод, но уже имеет опыт, у него уже есть свои идеи.

Какие учебники будут предлагаться: что-то разработанное в недрах университета или адаптированные западные разработки? Может быть, будет оказана помощь от Microsoft и других партнеров?

Леонид Минченко: Есть разработанные учебные курсы. Например, Александр Александрович сделал такую программу. Оказана помощь и предприятиями Парка высоких технологий. В лаборатории, в которой расположен центр компетенции IBM, курс читался специалистами и нашими преподавателями. Так и получаются новые курсы: на базе сотрудничества с Западом и нашими силами. В области DAPNet у нас очень сильный преподаватель Волосевич. Он постоянно ведет тренинги.

Планируется ли на вашей кафедре специализация "Разработки под мобильные операционные системы"? Сейчас это модная тенденция в мире. Может быть, у вас есть какие-то планы по сотрудничеству с белорусскими мобильными разработчиками или есть собственные наработки?

Леонид Минченко: Один из наших спонсоров – компания "TIETO" – вместе с "Научсофтом" ведут тренинги по мобильным операционным системам. У нас этот проект только в планах.

Александр Мелещенко: В конце июня у нас будет мобильный краш-тест. Мы приглашаем ведущие компании, имеющие мобильные разработки. Я думаю, будет интересно, потому что будут представители Yandex. И мы сделаем прямой телемост с Чикаго. Чикагские инвесторы тоже хотят обеспечивать глобальную экспертизу проектов. Есть идея создать учебный курс. Думаю, наши компании откликнутся.

Я думаю, что это будет востребовано вашими студентами и студентами других вузов, которые подумывают о мобильной разработке. На ваш взгляд, будет ли становиться больше студентов? Какие вы видите перспективы?

Леонид Минченко: Студентов будет становиться меньше, потому что меньше абитуриентов.

Некоторые компании предлагают переучивать бухгалтеров. Компании с огромным рвением берут специалистов из лингвистического университета и с любых языковых специальностей благодаря знанию языков. Может быть, рост будет обеспечиваться не за счет студентов со школьной скамьи, а за счет тех, кто приходит со стороны и хочет получить образование по востребованной на рынке специальности?

Леонид Минченко: Это интересная идея. Я хорошо знаю Игоря Викторовича Мамоненко. По некоторым вопросам мы с ним спорили, по многим соглашались. Если бухгалтеров станет меньше, это уже будет хорошо для страны. Давно надо упростить эту систему. Я не думаю, что 300 тыс. бухгалтеров переучатся. Может быть, из них получатся не самые большие программисты, но специалисты нужны всякие.

Некоторые компании заявляют о своей инициативе на рынке переобучения, в том числе IT-академия Парка высоких технологий, которая создается при участии индийских компаний. Я знаю, что частные компании ведут активную подготовку специалистов. Может быть, государственные вузы планируют вводить свои программы по переподготовке?

Леонид Минченко: Когда-то мы с Александром Александровичем делали учебный центр на кафедре. Мы обучили 50-60 специалистов "Беларусбанка". Наша система работает хорошо, но когда она стала шириться, стали возникать бюрократические препятствия. Потом учебный центр закрылся.

Александр Мелещенко: Если человеку 25-30 лет, и он никогда не занимался программированием, то будут существенные трудности научить его. К счастью, IT - это широкое направление. По статистике 6% населения имеют склонность к разработке программ. Эти 6% легко и просто становятся программистами, и им это нравится. Когда идут форсированные методы увеличения этого процента, мы неизбежно сталкивается со сложностями. Мы на кафедре наблюдаем ситуацию, когда приходят талантливые люди, но не программисты по своей сути. Это очень специализированная и непростая работа. Далеко не каждому понравится сидеть 11 часов и смотреть на экран.

Но этих талантливых людей можно научить бизнес-анализу, который очень востребован во многих компаниях. Их можно научить руководству проектами. Многие говорят, что без опыта программирования не научишься руководству проектами. Но практика показывает, что многие из джуниоров перескакивают в руководители проектов. На мой взгляд, потребность компаний велика, и они готовы платить, чтобы привлекать людей. Готовы ли университеты конкурировать с мощными образовательными центрами IT-компаний?

Александр Мелещенко: Есть широкая сфера – сопровождение программного обеспечения, тестирование. Она поглощает массу людей. Может быть, эта сфера с благодарностью приняла бы бывших бухгалтеров.

Вы думаете, что поток обычных абитуриентов будет уменьшаться?

Леонид Минченко: Я не думаю, что это станет панацеей. Кстати, в каждом вузе есть факультет повышения квалификации. Они сейчас заполнены.

Александр Мелещенко: Я даже могу назвать наиболее популярную специальность, с которой переучиваются. Я не видел там бухгалтеров. Но самая популярная профессия – это учитель школы. Они теперь хотят работать в IT-сфере.

Насколько успешно они переучиваются?

Леонид Минченко: Наверное, с учителя математики можно переучиться на программиста. Я помню, рассказывали, что в США домохозяйки становились программистами, меняли специальность. Я сам слышал и читал, что люди преуспевали. Мой одногруппник – профессор в университете. Его жена работала в какой-то организации. Оказалось, что она хороший программист.

Каков ваш прогноз на ближайшее будущее для IT-образования в Беларуси? Куда ваша кафедра будет развиваться?

Леонид Минченко: Наша кафедра хотела бы двигаться вперед, иметь хорошего абитуриента. Хорошее обучение зависит от двух факторов. Нужен хороший преподаватель. Учебные планы – это не все. Мы можем взять учебные планы Стенфорда и отдать в провинциальный центр. Понятно, что там не получится никакого Стенфорда. Все зависит от людей. Вторая сторона – это хороший состав студентов. Когда эти два фактора взаимодействуют, получается ощутимый эффект. Никакой хороший преподаватель не сделает из плохого состава студентов хороших специалистов. Я бы хотел, чтобы нас выбирали хорошие абитуриенты, потому что у нас хороший преподавательский состав.

Вы будете активнее сближаться с компаниями или пересматривать учебные планы, программу?

Леонид Минченко: Помощь компаний большая. Она заключается не в том, что они дают технику, а в том, что они дают новые технологии. Мы можем их получить и преподавать их студентам. Это главный фактор. С другой стороны наши студенты начинают работать. Это препятствует их обучению в университете. Это неоднозначный процесс. Раньше мы могли набрать в аспирантуру лучший состав. Сейчас люди предпочитают идти к нашим же спонсорам: ПВТ, IT-предприятиям.

Стало ли больше магистрантов и аспирантов?

Леонид Минченко: Магистрантов стало больше. Магистратура испытывает бесконечные реформы. Сначала под магистром подразумевался некий руководитель производства. Руководитель проекта получал дополнительное IT-образование, изучал дополнительные технологии. Потом в нашей стране прозвучало, что магистратура – это подготовительная ступень для аспирантуры. Наши магистранты начали изучать философию и готовиться к сдаче кандидатского минимума. Сейчас пошел обратный процесс: опять заговорили, что магистратуру и аспирантуру надо разделить.

Наш традиционный последний вопрос – пожелания слушателям и зрителям.

Леонид Минченко: Я желаю абитуриентам выбирать IT-технологии. С этой специальностью человек не пропадет нигде в мире. Наши выпускники работают на наших предприятиях и в Microsoft. Получив хорошую специальность, человек всегда находит свое место в мире.

Александр Мелещенко: У абитуриентов сейчас время поступления, хочется пожелать им удачи в том, что они задумали. Если они выбирают IT, то это хорошая отрасль. Если человек энергичный, много работает, то в 30 лет он может стать директором. Я не знаю, есть ли другая такая отрасль с такой хорошей социальной мобильностью. Но сначала надо понять, нравится ли вам IT, хотите ли вы работать в этой области. Это узкоспециализированная область, которая не всем подходит. Когда вы будете заниматься своим делом в жизни, к вам придет успех. Такого успеха я и хочу вам пожелать.
Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-25%
-30%
-20%
-20%
-50%
-40%
-22%
-30%