Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Наука


ИТ-обучение — один из давно сложившихся бизнесов, хотя объем его невелик. Журнал CRN решил проанализировать его нынешнее состояние.
 
Дмитрий Изместьев, директор учебного центра "Сетевая Академия ЛАНИТ", считает, что в России затраты на обучение составляют не более 1% объема рынка ИТ. Как правило, решение о включении учебы в бюджет принимается уже после закупки аппаратного и программного обеспечения, поясняет он. Поэтому ситуация на рынке ИТ-обучения повторяет динамику развития ИТ-рынка, но с задержкой приблизительно в год: выход из кризиса уже наметился, но докризисный уровень еще впереди.
 
Владимир Оверченко, руководитель Учебного центра компании HP, приводит данные IDC (Russia IT Services Market 2010–2014 Forecast and 2009 Analysis, July 2010, IDC #ES29S, Volume: 1), согласно которым в 2009 г. рынок ИТ-обучения в России упал на 41,7% по сравнению с 2008 г., а среднегодовой рост в 2009–2014 гг. ожидается на уровне 10,9%.
 
"В целом можно сказать, что ИТ-обучение в России оживает, но, к сожалению, медленно, можно отметить снижение среднего размера заказов на обучение специалистов по сравнению с докризисным временем", — отмечает он.
 
Эту точку зрения разделяют практически все участники обзора. Лишь некоторые почти не пострадали в кризис и сейчас быстро развиваются.
 
"Мы мало ощутили на себе последствия кризиса, поскольку одновременно с ним последние три года наблюдается лавинообразный спрос на всю продукцию Apple. И этот спрос во многом компенсировал нам падение рынка, вызванное кризисом", — говорит Дмитрий Арбузов, директор первого в России Apple Authorized Training Center (AATC) — iProLab.

"С приходом кризиса мы не заметили снижения интереса к обучению со стороны заказчиков. Чтобы сохранять этот интерес, мы регулярно, с выходом новых версий наших решений, обновляем тренинги", — говорит Андрей Лубенец, старший управляющий по корпоративным проектам компании ABBYY Россия.
 
Обучение необходимо в трех случаях, считает он. Во-первых, когда в компании задумываются о внедрении какого-либо решения (в данном случае речь идет о системе потокового ввода документов), обучающие семинары позволяют заказчику приобрести более глубокие знания, связанные с функционированием этой системы. Во-вторых, непосредственно перед внедрением тренинги необходимы техническим специалистам, чтобы они могли эффективнее работать с системой. И наконец, когда возникает задача развертывания системы, обучать нужно операторов (опыт показывает, что их производительность увеличивается в разы).
 
Богдан Шатунов, руководитель направления ТЭК ЗАО "Стинс Коман", отмечает, что учеба становится особенно актуальной услугой в рамках двух типов проектов: инновационных, аналогов которым не существует либо крайне мало, а также проектов, результатом которых должна стать "гибкая" система, способная в кратчайшие сроки подстроиться под изменения внешней среды и изменение бизнес-процессов. Требование "гибкости" характерно для компаний, ведущих свою деятельность на "молодых" рынках со все еще меняющимися правилами, либо для фирм, внедряющих инновационный продукт, подчеркивает он.
 
Директор Информационно-сервисного центра ООО "САП СНГ" Екатерина Рафаэль отмечает, что у заказчиков растет понимание важности обучения на проекте, и процесс, который ранее носил порой формальный характер, начинают регулировать руководители.
 
"Крупнейшие заказчики обращаются к нам с просьбой помочь им выстроить эффективную систему, обеспечивающую высокий уровень качества обучения пользователей, независимо от того, кто является подрядчиком по тому или иному проекту. Это особенно актуально для компаний, ведущих несколько проектов одновременно и соответственно сотрудничающих с несколькими партнерами по внедрению", — отмечает Рафаэль.
 
Наталья Прокопьева, директор учебного центра "Форус" (Иркутск), сообщает, что обучение персонала наиболее востребовано в проектах по автоматизации бухгалтерского и финансового учета, управления, работы кадровой службы компаний СМБ. Также пользуются спросом корпоративные образовательные программы, актуальные при переходе на новые версии программных продуктов ("1С", Microsoft) или изменениях в управлении ключевыми бизнес-процессами (например, при внедрении CRM-систем или открытии интернет-магазина).
 
Дмитрий Гудзенко, директор Центра компьютерного обучения "Специалист" при МГТУ им. Н. Э. Баумана, ожидает увеличения спроса на курсы по веб-технологиям, поисковой оптимизации, предположительно САПР. В РЕДЦЕНТРе предполагают, что будет востребовано обучение по ИТ-услугам, в частности для консультантов по SAP и другим ERP-системам.
 
В HP считают, что наиболее актуальными портфелями курсов при подготовке ИТ-специалистов в ближайшие год-два будут занятия по системам хранения различного уровня и сетям хранения данных (storage area network, SAN), виртуализации, серверам стандартной архитектуры и серверам-лезвиям (blade systems) и управлению ими. ИТ-руководители будут продолжать активно интересоваться областью ITSM, управлением проектами в ИТ, повысится интерес к принципам построения современных ЦОДов. По-прежнему останется востребованной международно признаваемая сертификация ИТ-специалистов.
 
После встряски, вызванной экономическим кризисом, руководители компаний-заказчиков больше внимания стали уделять вопросам эффективности бизнес-процессов. Спрос на изучение лучших мировых практик управления ИТ-процессами тоже растет, считает Андрей Катков, коммерческий директор компании IT Expert.
 
Игорь Морозов, ректор "Академии АйТи", полагает, что потребность в ИТ-обучении стимулируется выходом новых продуктов, создаваемых вендорами, а также государственными инициативами в сфере ИТ. Поэтому в "АйТи" ожидают, что в ближайшее время будет особенно востребована подготовка по продуктам Microsoft (Windows 7, Office 2010, Windows Server 2008 и т. д.), а также по направлению, связанному со свободным ПО. Пользоваться спросом будут курсы по популярным сегодня инновационным технологиям: веб-разработке, распределенным базам данных, облачным вычислениям и т. п.
 
Многие клиенты не могут сломать традицию обращаться к вопросам обучения только после покупки оборудования или ПО. То есть сначала приобретают, потом учатся и уже потом понимают, что покупать надо было что-то другое, говорит Сергей Чекрыгин, заместитель директора департамента продаж и маркетинга учебного центра РЕДЦЕНТР. Он поясняет: при таком подходе структура спроса на обучение во многом повторяет структуру продаж в ИТ. Например, сейчас приблизительно 50% корпоративного ИТ-рынка составляют продажи аппаратного обеспечения, а на ПО и услуги приходится в среднем по 25%. Приблизительно такими же цифрами характеризуются и доли спроса на соответствующее обучение. Эта ситуация не меняется год от года.
 
Как правило, затраты на учебу персонала составляют 15% стоимости проекта, считает Чекрыгин, в отдельных случаях они могут достигать 25%. Цифра 10%, по его оценкам, является критичной: если на обучение выделено менее 10% стоимости проекта, то чаще всего сотрудники заказчика не смогут полноценно и эффективно использовать внедренные решения.
 
Большая часть экспертов называет цифры более скромные.
 
Хотя в "Форусе" прогнозируют рост доли обучения в бюджетах проектов до 20–25% в течение ближайших 2–3 лет. Это связано, главным образом, с появлением новых версий программных продуктов (например, сейчас идет переход на платформу "1С:Предприятие 8.2") и/или с изменениями в отдельных сферах деятельности (например, реформирование бюджетной сферы заставляет государственные и муниципальные учреждения по-новому выстраивать механизмы управления и повседневной работы), поясняет Прокопьева.
 
Эффективность: и для себя, и для клиентов

Практически все эксперты сходятся во мнении, что пока не сложилось четких общепринятых методик расчета эффективности обучения. Разумеется, все проводят анкетирование после окончания курса, стремясь выяснить удовлетворенность слушателей. Часть курсов заканчивается экзаменами или тестированием. Но какую все это приносит пользу бизнесу заказчиков, чаще всего неизвестно. Прежде всего потому, что клиенты не стремятся, а потому и не умеют объективно оценить эффект от обучения.
 
Дмитрий Изместьев приводит данные National Center on the Educational Quality of the Workforce (США). 10%-ное увеличение затрат на обучение сотрудников повышает производительность труда на 8,6%, а 10%-ное увеличение инвестиций в оборудование — лишь на 3,4%.
 
По данным IDC, обученный и сертифицированный системный администратор работает эффективнее, обслуживает на 50–80% больше пользователей и обеспечивает работу вдвое большего количества сетевых устройств, чем необученный. А время простоя сети, обслуживаемой такими специалистами, в полтора раза меньше.
 
Конкретный пример дает Анатолий Маслов, менеджер по продукту, Chloride Rus. Если по какой-либо причине оказалась выключенной аккумуляторная батарея ИБП, а инженер на объекте не понимает принцип работы данного устройства, то, руководствуясь только аварийным сообщением на экране, он вызовет квалифицированных ремонтников. Один такой вызов, в зависимости от удаленности объекта, может оказаться дороже курса обучения.
 
Программы, подобные AutoCAD, настолько популярны, что пользователи автоматически считают их хорошо изученными. На самом деле это не так, отмечает Дмитрий Постельник, руководитель образовательных программ Autodesk в СНГ. На значительной части предприятий ПО используется едва ли на 20% своих возможностей. Обучив людей, можно добиться даже двукратного увеличения эффективности производства. Один из клиентов — "ВНИПИгаздобыча" — понимая важность проблемы, при помощи АТС Autodesk организовал собственный учебный центр. Аудит, проведенный после нескольких лет его функционирования, показал, что выпуск продукции ускорился в 2 раза, а количество возвратов, ошибок и переделок сократилось в разы, сообщает Постельник.
 
Есть примеры, когда заказчики приходят к выводу, что проект провалился из-за отсутствия необходимых знаний у проектной команды либо слабой подготовки конечных пользователей, отмечает Екатерина Рафаэль и рассказывает: "Один из клиентов, проводивших внедрение на 1 тысячу пользователей, просто забыл научить сотрудников использованию системы. В результате пришлось делать рестарт проекта через год". Клиенты, несомненно, стали более требовательны и хотят видеть отдачу, подчеркивает она.
 
Оценить эффект можно там, где были четко определены цели, подчеркивает Роман Журавлев, директор по обучению Cleverics. Среди примеров он называет "формирование собственной компетенции в предметной области для самостоятельного решения управленческих задач (экономия на консалтинге)" и "формирование группы активно вовлеченных в организационные преобразования сотрудников". Для таких целей возможна экономическая оценка (в первом случае — в терминах себестоимости управленческих решений, во втором — в терминах снижения потерь, связанных с тем, что новые процессы "не приживутся"). "Там, где заказчик настолько серьезно подходит к организации обучения, чтобы думать о нем с учетом экономической эффективности, оно обычно оправдывается. Увы, таких мест немного", — говорит Журавлев.
 
Одной из задач учебных центров является помощь заказчикам в обосновании бюджета на обучение и оценки эффективности вложения в повышение квалификации, уверен Сергей Чекрыгин. Учебный центр РЕДЛАБ/РЕДЦЕНТР предлагает такую услугу с начала 2000-х годов, уже выполнено множество проектов. "Даже экономическое обоснование того, что обученный специалист тратит меньше рабочего времени на выполнение своих задач, стало для заказчика основанием для продолжения обучающих проектов", — говорит Чекрыгин.
 
Руководитель Учебного центра компании Polymedia Ирина Захарова отмечает: "Мы можем заметить эффект от обучения заказчиков, например, по уменьшению количества обращений в службу технической поддержки или по увеличению количества заказов на дополнительное оборудование".

Другая сторона вопроса — эффективность обучающих компаний. Для вендоров и интеграторов обучение — лишь вспомогательный элемент их основного бизнеса, однако и он должен быть по крайней мере самоокупаемым, а уж для специализированных компаний вопрос эффективности — ключевой.
 
"ATC (Authorized Training Center) для нас такой же партнер, как и те, кто занимается продажами наших продуктов, и нас заботит прибыльность его бизнеса, так как от этого зависит качество образовательных услуг, — говорит глава представительства Check Point Software Technologies в России и СНГ Юлия Грекова. — Основной показатель — оптимальная с финансовой точки зрения наполняемость классов. Его можно улучшить программами продвижения и грамотной ценовой политикой. Затраты можно снизить, например, если печатать учебные пособия в стране проведения тренинга, а также сочетанием форм обучения (очной дневной/вечерней, дистанционной)".
 
Среди факторов повышения рентабельности Роман Журавлев называет разработку собственных программ и их последующую аккредитацию на международном уровне. Это исключает необходимость лицензионных отчислений западным партнерам и существенно повышает рентабельность.
 
Обучение можно использовать как форму допродажного общения с заказчиком, говорит Сергей Чекрыгин. РЕДЛАБ/РЕДЦЕНТР совместно с интеграторами проводит обучающие мероприятия на стадии presale, которые позволяют сотрудникам организации-клиента убедиться в том, что интегратор предлагает эффективное решение задач.
 
Держим дистанцию

Абсолютно все эксперты убеждены: очное обучение было и остается самым эффективным и востребованным. В некоторых случаях альтернативы нет: невозможно обучить монтажу или работе со звуком дистанционно, констатирует Дмитрий Арбузов. У Check Point другая причина: компания проводит занятия в специально оборудованных лабораториях и не может делать это онлайн.
 
Но как метко заметил Роман Журавлев, в любом случае в такой большой стране, как наша, будет востребовано дистанционное обучение: поездка в Москву порой обходится дороже, чем затраты на сам курс. Более низкая стоимость — самый популярный аргумент за дистанционное обучение. Журавлев надеется, что очень скоро у заказчиков будут необходимые технические возможности для того, чтобы полноценно участвовать в таком обучении, а у поставщиков — достаточно интересных предложений.
 
Однако пока нет ни того ни другого. Более того, формат дистанционного обучения предполагает более серьезную подготовку заказчика и более высокий уровень организации самого учебного процесса, отмечает Наталья Прокопьева.
 
И Елена Николаева, руководитель учебного центра "КОРУС Консалтинг", считает, что учеба "на расстоянии" пока непопулярна в основном из-за технической и организационной неготовности заказчика. Чем лучше будут средства связи, тем актуальнее станет дистанционное обучение, уверен Дмитрий Гудзенко.
 
Тем не менее популярность этих форм растет, практически все участники опроса так или иначе применяют различные методы удаленного обучения и прогнозируют рост спроса на них в будущем.
 
Дистанционные методы рекомендуют в первую очередь для начинающих, для освоения простейших, базовых вещей, для чисто технических курсов. Сергей Чекрыгин говорит: "Дистанционное несинхронное обучение пока не оправдало надежд, которые возлагались на него в конце 90-х годов, поскольку общение слушателей с инструктором затруднено. Но оно хорошо идет на начальном этапе, когда надо научить людей выполнять четкие инструкции".
 
Все, что сложнее "основ", что требует тесного общения с тренером и непосредственно связано с бизнесом, с управлением, по-прежнему опирается на личный контакт и очные формы.
 
Оптимальный вариант обучения включает в себя три основных этапа, поясняет Ольга Тимашпольская, проректор АИС, руководитель Корпоративного университета ГК "Стинс Коман". Первый: дистанционный модуль, включающий в себя теоретический материал, визуальные и голосовые блоки, виртуальные модели, тестирование. Второй: интерактивная часть, вебинары. Третий: очная сессия. Количество слушателей на дистанционных программах в Академии информационных систем "Стинс Коман" за текущий год выросло в десятки раз, сообщает Тимашпольская.
 
В SAP Россия, по словам Екатерины Рафаэль, за прошедший год доля электронных курсов увеличилась с 1 до 4% всего объема обучения. Появились занятия в форме вебинаров.
 
Использование вебинаров, получивших наибольшее распространение как инструмент относительно дешевый и простой, пока еще ограничено техническими характеристиками корпоративных сетей, которые не позволяют качественно принимать видеоконтент и работать в виртуальных лабораториях, считает Анна Крылова, заместитель директора Учебного центра "Информзащита". Большинство крупных компаний внедрили свои системы дистанционного обучения, что повысило интерес к разработке электронных курсов, отмечает она.
 
Такие курсы разрабатывают обычно в том случае, если предполагается массовое обучение персонала. "В нашей области это курсы по повышению осведомленности сотрудников в вопросах безопасной работы в корпоративной информационной системе. Важно отметить, что эти курсы требуют постоянного обновления, так как их контент быстро устаревает". Для бизнеса в области обучения факт очень важный: эта работа бесконечна.
 
В 2010 г. объем услуг УЦ "Информзащита" в области дистанционного обучения увеличился в 1,5 раза по сравнению с 2009 г., и в текущем году Крылова ожидает не меньшего роста.
 
В Центре компьютерного обучения "Специалист" при МГТУ им. Н. Э. Баумана вебинары занимают 10% объема обучения, в следующем году планируется 20%, сообщил Дмитрий Гудзенко.
 
Игорь Морозов отмечает, что дистанционные курсы становятся неотъемлемой частью практически любого крупного проекта, особенно если он подразумевает широкую географию. Но для эффективной организации дистанционного обучения необходим качественный контент электронных курсов, который может стоить весьма дорого, подчеркивает он. Однако, если надо обучить большое число сотрудников и имеется хорошая библиотека курсов, данный вид будет, по мнению Морозова, рентабельным.
 
В освоении дистанционных методов учебные центры пошли разными путями.
 
В Cleverics в качестве первого шага совместно с партнером разработали краткий базовый курс "Введение в ITSM", который бесплатно доступен через сообщество SmartCIO.ru в формате слайд-каста.
 
Владимир Дюбков, директор Учебного центра IBA, считает, что к дистанционной форме больше "тяготеют" бизнес-курсы, а контроль знаний "на расстоянии" средствами Prometric и Pearson VUE в ИТ-сфере давно стал нормой.
 
Становится актуальным синхронное дистанционное обучение через видеоконференцсвязь и наставничество, отмечает Сергей Чекрыгин. Применение таких методов позволяет сохранить гибкость дистанционной формы и живой контакт с инструктором. РЕДЛАБ/РЕДЦЕНТР предлагает своим заказчикам оба новых способа.
 
Рост интереса к интерактивным курсам с инструктором в режиме реального времени (LVC) отмечает и Наталья Марьясис, руководитель Oracle University в России и СНГ. Это онлайн-тренинг с использованием видео, Интернета, телефона, Skype и т. п., в рамках которого требуется не только слушать презентацию инструктора, но и необходимо выполнять практические упражнения. Минимальная группа для такого тренинга — 5 человек, что также облегчает набор. Почти все программы, разработанные Oracle для обучения в классе, предлагаются и в интерактивном варианте, отмечает Марьясис.
 
Компания D-Link создала российский портал дистанционного обучения, где можно пройти обучение по курсам "Основы сетевых технологий. Базовый курс D-Link" и "Технологии коммутации современных сетей Ethernet. Базовый курс D-Link". Возможно, в будущем станет популярным гибрид двух форм обучения, полагает Елена Смирнова, менеджер по образовательным проектам представительства компании D-Link. Слушатели будут изучать теорию, используя системы дистанционного обучения, а краткосрочные (несколько часов) практические занятия пройдут в очной форме.
 
Дистанционное обучение в Chloride Rus реализовано с помощью "веб-платформы", рассказывает Анатолий Маслов. В ней обеспечена двухсторонняя связь слушателей с тренерами и организован форум для обмена опытом инженерами Chloride из разных стран. "Веб-платформа" включает разделы с технической литературой, методическими указаниями, документацией. Тренер следит за процессом обучения каждого студента в отдельности, контролирует ход обучения и дает окончательную оценку его знаниям с учетом результатов тестирования.
 
В HP уже более 4-х лет активно продвигают дистанционное обучение под руководством преподавателя в синхронном режиме на основе технологии веб-конференций, используя для этого продукт HP Virtual Room как облачную услугу, сообщает Владимир Оверченко. В течение последнего года уже каждый третий слушатель учился дистанционно.
 
При обучении на базе технологии веб-конференций слушатели могут общаться как с преподавателем, так и между собой: голосовое общение, использование чатов, менеджер вопросов (аналог "записочек в президиум"). Другой метод — Web-based Training (WBT) — является асинхронным и не предполагает участия преподавателя, хотя и является более дешевым и привлекательным, но имеет один серьезный недостаток — мотивация учащихся, отмечает Оверченко.
 
В "Сетевой Академии ЛАНИТ" пошли по другому пути — начали активно разрабатывать персональный подход. Этот формат позволяет проводить занятия даже с одиночными слушателями по цене обучения в группе: они "слушают" видеолекции в классе. "Персональное обучение" нравится 90% слушателей, а более 80% из них заявили, что выберут именно этот формат в будущем, сообщает Дмитрий Изместьев. По его мнению, такой подход довольно быстро займет значительное место на рынке обучения.
 
Андрей Коптелов считает, что доля дистанционного обучения будет расти как по продуктам, так и по методологическим вопросам, например по методикам описания бизнес-процессов. Многие темы (например, курсы по конкретным ИТ-продуктам) уходят в формат дистанционного обучения — это активно развивающаяся ниша, полагает он, однако "все, что связано с корпоративной учебой руководителей, по-прежнему будет проводиться в очном режиме".
Что тормозит развитие ИТ-обучения
Ольга Тимашпольская, "Стинс Коман", считает, что ничего тормозящего спрос на обучение нет вообще: компании, отдышавшись после кризиса, спешат набирать больше новых людей, а компетенции новичков не всегда соответствуют желаемому уровню профессионализма, их необходимо обучать.
Однако все остальные участники опроса называют факторы-препятствия:
  • Нежелание заказчиков инвестировать средства и попытки научиться всему (и потом научить персонал) самостоятельно (Наталья Прокопьева, "Форус").
  • Неохотно выделяются средства, поскольку обучение считается второстепенной задачей. Зачастую затраты на обучение даже забывают вносить в бюджет (Анатолий Маслов, Chloride Rus.).
  • К сервису вообще, а к обучению тем более, до сих пор относятся как к бесплатному приложению к продуктам (Юлия Грекова, Check Point).
  • Менталитет ИТ- и бизнес-руководителей (Владимир Оверченко, HP).
  • Заказчики считают затраты на обучение не инвестициями, а расходами на решение сиюминутных задач (Екатерина Рафаэль, SAP).
  • Неумение заказчиков оценивать эффективность инвестиций в подготовку персонала. Важно грамотно просчитать и сформулировать потребность в обучении (Сергей Чекрыгин, РЕДЛАБ/РЕДЦЕНТР).
  • Необходимо развивать систему кредитов на образование, снижать процентные ставки по ним, а также повышать востребованность у работодателей услуги по аудиту ИС (Елена Смирнова, D-Link).
  • Уровень подготовки функциональных специалистов, их познания в области ИТ мало влияют на заработок. Только ИТ-профессионалы оцениваются сообразно уровню знаний и подготовки (Дмитрий Гудзенко, "Специалист").
  • Слабый контроль за соблюдением авторских прав. Заказчик может выбирать между достаточно дорогим авторизованным обучением и недорогим "серым" (Владимир Дюбков, IBA).
  • Для охвата обучением большей доли рынка, особенно госсектора, необходимо получить государственную лицензию (Ирина Захарова, Polimedea).
  • Отсутствие у многих компаний желания оптимизировать свою деятельность и вкладывать средства в развитие персонала (Андрей Коптелов, IDS Sheer&Software AG).
  • Низкая зрелость бизнеса и, как следствие, — отсутствие требований к зрелости ИТ. Недостаточное внимание к понятию "управление" в сочетании с "управление ИТ". Отсутствие во многих компаниях системного взаимодействия служб ИТ и HR (Роман Журавлев, Cleverics).
Куда идем?

Говоря о тенденциях, эксперты отмечают совершенно различные направления.
 
Подходы вендоров существенно отличаются, полагает Владимир Дюбков и поясняет: "Расширение „линеек“ курсов при неизменно высоком качестве контента пособий — IBM. Отказ от печатания пособий в пользу электронных — Oracle. Локализация курсов — SAP. Использование дистанционной формы обучения — Cisco. Вообще, главная тенденция — это готовность к экспериментам, новациям".
 
Владимир Оверченко прогнозирует более широкое внедрение синхронных дистанционных методов обучения ИТ-специалистов и развитие необходимой для этого инфраструктуры (виртуальные лаборатории, симуляторы и т. п.). Он предполагает, что расширится обучение в области Business Analysis, повысится потребность в обученных и сертифицированных ИТ-менеджерах в области ITSM и управления ИТ-проектами. В связи с развитием облачных решений и аутсорсинга снизится, с одной стороны, количественная потребность в высококомпетентных ИТ-администраторах и менеджерах, но, с другой стороны, будут повышаться требования к ним, в том числе и с точки зрения наличия соответствующих международных сертификатов, полагает он.
 
Помимо дистанционного обучения к новациям в этой сфере Дмитрий Гудзенко относит электронные учебники, а также изменение роли преподавателей. Теперь информацию можно найти в Интернете, и преподаватель должен не столько передать знания, сколько научить ими пользоваться, грамотно перевести в навыки, подчеркивает он.
 
Анатолий Маслов отмечает такие тренды, как применение интерактивных способов обучения, видеоматериалов, новых способов тестирования и др. "Кроме того, мы постоянно работаем над организацией обратной связи слушателей с тренерами, — говорит он, — используем различные „привлекательные“ способы для установления „благоприятного микроклимата“ внутри обучаемой группы и т. д.".
 
Если речь идет о проектах внедрения бизнес-приложений, очевидно, что одного обучения пользователей перед вводом системы в эксплуатацию недостаточно, говорит Анастасия Патрина, руководитель Центра обучения и развития департамента корпоративных систем управления IBS. Из-за недостаточной работы руководства компаний-клиентов со своим персоналом тренерам IBS в ходе обучения приходится сталкиваться с большим количеством вопросов о грядущих изменениях и даже с недовольством сотрудников, что плохо не столько для тренеров, сколько для самих заказчиков. В сложных проектах необходим комплексный подход. IBS предлагает продукт "Управление изменениями" — методологию ведения проектов в части организации работы с персоналом, включающую шаги по организации "правильных" коммуникаций, PR-сопровождения, мотивации пользователей и, конечно, их обучения.
 
Сегодня заказчикам важно, чтобы получаемые ими знания были не только актуальны и легко применимы на практике, но и соответствовали законодательной базе, отвечали нормам и стандартам отрасли, соответствовали международной практике, отмечает Ольга Тимашпольская: "Клиент стал более разборчив и легко может отличить хороший продукт от хорошего маркетинга. Акцент делается на качестве".
 
На возросший интерес к дистанционным занятиям и переходу от получения знаний "впрок" к обучению под конкретную задачу обращает внимание Екатерина Рафаэль.
 
С ростом роли ИТ в бизнес-процессах все более востребованными становятся комплексные программы подготовки, задачей которых является не только передача конкретных технических знаний, но также систематизация навыков управления информационными системами и ИТ-проектами, полагает Игорь Морозов.
 
Елена Николаева видит тенденцию роста спроса на обучение работе не с конкретной ИС, а с компьютером в более широком смысле. Специалисты начинают изучать, например, основы обращения с базами данных. Все больше людей вовлекается в электронное взаимодействие — соответственно становятся весьма востребованными элементарные основы компьютерной грамотности. Причем это заметно как в корпоративном сегменте, так и среди физических лиц, утверждает она.
 
Когда создавался Учебный центр "Информзащита", то его программы были ориентированы на специалистов по информационной безопасности и ИТ-специалистов, рассказывает Анна Крылова. Но обучение ИБ с каждым днем затрагивает всё большее количество сотрудников организации из самых разных подразделений. Персонал становится ключевым звеном в обеспечении информбезопасности компании. Это обуславливает необходимость разработки новых учебных программ не для специалистов по ИТ, и Учебный центр уже активно этим занимается. В 2010 г. здесь прошли обучение более 100 специалистов кадровых служб, для которых был разработан однодневный курс по вопросам защиты персональных данных работников организации.
 
Эту тенденцию — смещение фокуса с ИТ-специалистов на работников, которых требуется обучить основам ИТ, — можно считать ключевой с точки зрения интереса для бизнеса.
 
Сергей Чекрыгин полагает, что в ближайшее время быстрее всего будет расти спрос на услуги архитектурного консалтинга. При выборе поставщика оборудования или при оценке проекта, который сделал интегратор, заказчик предпочтет экспертизу со стороны. Таким экспертом может стать независимый учебный центр. С другой стороны, подрядчик вправе привлекать экспертов из УЦ для повышения квалификации сотрудников заказчика и тем самым предоставить ему возможность убедиться в правильности предлагаемого решения. Также учебный центр может поддержать подрядчика в обосновании предложения заказчику. Особенно это касается гетерогенных решений, когда в проекте участвуют несколько интеграторов или поставщиков, полагает Чекрыгин.
 
Очень вырос спрос на бизнес-симуляции и деловые игры, считает Роман Журавлев и отмечает еще три направления: профессиональная сертификация; профессиональное управление в ИТ (этим интересуются вузы), адаптированные учебные программы.
 
Ключевой тенденцией Наталья Прокопьева называет сокращение сроков (переход на экспресс-обучение), практикоориентированность, системный подход к учебе. Для бизнеса это важно, потому что многим компаниям сегодня нужны не просто знания, теория, а реально работающие инструменты, которые можно применить здесь и сейчас, подчеркивает он. Учитывая это, "Форус" предлагает в Иркутске новинку — "GTS. Навигатор эффективного управления" — модульный экспресс-курс для собственников бизнеса, руководителей и менеджеров. В этот курс входят четыре блока (модуля) по ключевым функциональным областям (маркетинг, менеджмент, финансы, управление персоналом) и пятый, системообразующий блок "Жизненные циклы компании", который учит эффективно применять различные инструменты на разных этапах развития бизнеса, с учетом его стратегии, целей и актуальных задач. Интерес к курсу высокий, отмечает Прокопьева, а аналогов в Иркутске нет.
 
Даже из этого перечня тенденций видно, как меняется "обучающий" бизнес: шире применяются технические средства, более разнообразными становятся форматы, расширяется круг обучающихся (не только ИТ-специалисты), применяются комплексные, сложные продукты и новые бизнес-модели.
Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-16%
-20%
-10%
-15%
-10%
-10%
-53%
-10%
-20%