Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


В ходе прошедшего недавно VIII Международного форума по банковским информационным технологиям "БанкИТ’11" внимание многих участников мероприятия привлек доклад "Перспективы развития национальной платежной инфраструктуры на основе современных ИКТ. Взгляд IBA".

О роли современной платежной системы, а также о механизмах расчетов между субъектами хозяйствования и физическими лицами в сегменте мелких платежей – интервью с техническим директором СП ЗАО "Международный деловой альянс" (IBA) Григорием Злобиным.

– Григорий Иванович, считается, что банковский сектор – наиболее продвинутый в вопросах внедрения ИТ в Беларуси. Но что, если провести сравнение с другими странами? На каком этапе ИТ-развития находятся белорусские банки? 

– Действительно, банковский сектор в Беларуси наиболее активно внедряет информационные технологии и достиг здесь ощутимых успехов. Тому есть предпосылки. Банковская система оперирует информационными потоками, касающимися денег. В современных условиях информация о деньгах и сами деньги стали практически тождественными понятиями. Собственно говоря, этот период начался очень давно. Даже слово "банкнота" в переводе с английского – это "банковская запись". Так что своего рода виртуальные деньги, то есть записи в специализированных учреждениях, пользующихся доверием всех участников экономических взаимоотношений, человечество использует уже не первый век. И вполне естественно, что для работы с информационными потоками о деньгах активно используются компьютерные технологии. Автоматизированные банковские системы возникли еще в 60-е гг. прошлого столетия. Мы, я имею в виду нашу страну, в значительной степени опоздали с их широким внедрением. Конечно, за последние два десятилетия нам во многом удалось наверстать упущенное, но все же уровень ИТ-развития банковской сферы в Беларуси несколько ниже западного. Дело даже не в наших банках, они как раз не хуже, но сама наша экономическая система проще, разнообразие экономической жизни – ниже. Все это накладывает отпечаток и на ИТ-ландшафт. Он более скудный. Посмотрите, к примеру, на количество платежных инструментов в западном мире – они представлены там значительно шире, чем в Беларуси. Соответственно, и ИТ-системы, которые покрывают собою все нюансы экономических отношений, там более сложные. Вместе с тем, хотя мы и несколько отстаем от Запада, уровень ИТ-развития белорусских банков я оцениваю как достаточно высокий.

– Догонять, двигаясь уже проторенной другими дорогой, можно очень быстро. Ваш прогноз – в ближайшие годы в банках Беларуси сохранится бурный рост ИТ?

– Наиболее быстрый рост в этом сегменте наблюдался в 1990-е гг. Это была стадия возникновения в нашей стране развитого банковского сообщества. Сегодня же мы выходим на стадию здорового насыщения информационными технологиями. Она не будет характеризоваться очень высокими показателями роста, но устойчивое развитие сферы ИТ, несомненно, продолжится. ИТ-системы сейчас стали основным инструментом банковского бизнеса. Внедрение той или иной новой ИТ-подсистемы – это переход на новую ступеньку ведения бизнеса. И банковское сообщество это хорошо понимает.

– Какие ИТ-тенденции вырисовываются? Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития национальной платежной инфраструктуры Беларуси на основе современных ИТ?

– В соответствии с концепцией развития платежной системы, утвержденной Национальным банком, наша национальная платежная система делится на несколько уровней: платежная система самого Национального банка; система коммерческих банков; система межбанковской валютной биржи; розничная платежная система. Что касается платежной системы Национального банка, основы ее были заложены еще в 1990-е гг., работа была проведена весьма профессионально, так что каких-либо существенных корректив, на мой взгляд, здесь не требуется и по сей день. Эта часть национальной платежной системы сделана очень добротно и "на вырост". Конечно, регулярно проводятся технологические иные обновления, но сами принципы функционирования остаются неизменными. Платежная система коммерческих банков также вполне устраивает все заинтересованные стороны. Банки при необходимости внедряют современные решения, и в целом ситуация адекватная времени и существующим потребностям. А вот с розничной платежной системой все несколько сложнее. Будем говорить прямо: розничные расчеты в нашей стране охвачены современными информационными технологиями пока еще слабо.

– В чём причины?

– Напомню, что еще в 2005 году было принято совместное постановление Национального банка и Совета министров о развитии платежной инфраструктуры по безналичным расчетам. Заинтересованность в том, чтобы население пользовалось безналичными расчетами, высока, поскольку, если деньги превращаются в наличные и выводятся из банков, они исчезают из их ресурсной базы. Но процесс перехода на безналичные розничные расчеты идет очень медленно.

Можно назвать много причин, но основная, глубинная, кроется в том, что и население, и субъекты хозяйствования руководствуются определенными правилами здравого смысла, которые подсказывают: в существующей ныне системе расчетов расходы на транзакции по мелким платежам слишком велики. Из 20 трлн руб. ежемесячного денежного оборота через карточную систему 84% – это простое обналичивание средств. То есть посредством масштабного внедрения банковских карточек всего лишь решена задача замены кассиров на банкоматы, а отнюдь не создан эффективный механизм безналичных расчетов в сферах розничной торговли и оказания услуг. Чтобы безналичная розничная платежная система начала активно развиваться, необходимо изменить сами подходы к ее построению.

– Расскажите подробнее о модели возможной организации национальной розничной расчетной системы под условным названием "Белкарт-Электрон", которая предлагается компанией IBA?

– Ее главная задача – снизить расходы в цепочке операций розничных расчетов, удешевить содержание системы в целом и тем самым позволить безналичным платежам занять прочные позиции в сфере мелкой розницы и услуг. Отмечу сразу, что модель организации национальной розничной расчетной системы под условным названием "Белкарт-Электрон" – это результат внутренней проработки темы ИТ-специалистами компании IBA. Далее мы хотим обсудить эту тему с банковским сообществом. Мы предлагаем построить расчетную систему так, чтобы счет плательщика и счет получателя в форме цифровых счетов-кошельков находились в одном и том же месте, где операция покупки товара в розничной торговле завершалась бы окончательным расчетом между сторонами дебетованием одного счета-кошелька и кредитованием корреспондирующего счета-кошелька. Все это должно происходить в одной ИТ-системе, в одном расчетном центре и, что важно, по упрощенным правилам. То есть на операции в этой системе не должны распространяться требования, предъявляемые к банковским операциям.

– В таком случае будет ли эта система являться банковской?

– Эта система по своей сути межбанковская. Ею должны владеть банки, она должна пользоваться доверием банковского сообщества и должна быть поддержана авторитетом государства. Каждый из банков может владеть в этой системе своим пулом цифровых счетов. Я намеренно применяю слово "цифровой". Дело в том, что термины "электронные счета" и "электронные деньги" имеют в рамках существующей нормативной правовой базы несколько иной смысл. Поэтому я пользуюсь понятием "цифровые деньги". Оно точно отражает необходимый в данном случае смысл и хорошо соотносится с английским термином "digital money".

Эта система должна быть основана на инфраструктуре доступа человека к своим активам в форме цифровых кошельков. Плательщиками в данной системе являются граждане. Получателями средств – предприятия торговли, иные субъекты хозяйствования. Фактически предлагаемая система "Белкарт-Электрон" – это слияние двух форм: классических расчетов по карточкам и безналичных расчетов "цифровой наличкой".

– Здесь есть нюанс. Как правило, человек, рассчитываясь в наличной форме, выступает как анонимный покупатель. А при расчете банковской карточкой фиксируются имя и фамилия владельца. Не станет ли исчезновение анонимности сдерживающим фактором внедрения предлагаемой системы? Ведь цифровые кошельки будут именными?

– Мы предполагаем, что гражданам, при их желании, будет предоставляться право завести и анонимный цифровой кошелек. На практике это будет выглядеть так: человек приходит в банк и заключает договор на открытие и обслуживание цифрового счета, а может и самостоятельно в терминальном поле эквайринговой сети любого банка – через банкомат или инфокиоск – завести анонимный цифровой кошелек, а потом получить карточку, через которую будет осуществляться доступ к этому кошельку.

– То есть для рядового пользователя цифровой кошелек будет выглядеть как привычная банковская карточка?

– Конечно, это может быть и самая простая стандартная карточка с магнитной полосой. Данный вариант удобен тем, что для использования таких карточек в стране создана достаточно развитая инфраструктура.

Непосредственно расчетная часть системы может быть организована на базе существующего банковского процессингового центра. По сути, принципиально новой задачей в данном случае является разве что завести цифровые кошельки для предприятий торговли и сервиса, а также перестроить вычислительный процесс. Но цифровой кошелек может иметь не только карточное воплощение. К примеру, очень перспективным считается привязка цифровых кошельков к мобильным телефонам.

– Как быстро цифровые кошельки в Беларуси могут стать повседневной реальностью?

– Во-первых, сначала нужно принять принципиальное решение о внедрении подобной системы расчетов. Процесс принятия решения, необходимых согласований может быть длительным и растянуться вплоть до пяти лет. Если же решение будет принято быстро, к примеру, в следующем году, то техническое воплощение идеи, я полагаю, займет буквально пару лет. То есть теоретически уже к 2015 году наша страна может серьезно сократить объём наличных, находящихся в обращении, и массово перейти на цифровые деньги.
 
Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-15%
-10%
-15%
-50%
-10%
-10%
-10%
-10%