Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Наука


В Москве на 100-м году жизни скончался выдающийся конструктор ракетной техники, один из ближайших сотрудников Сергея Королева, академик РАН, доктор технических наук Борис Черток. О смерти ученого РИА "Новости" сообщила ученый секретарь академических чтений по космонавтике Алла Медведева. Патриарх российской космонавтики не дожил до своего столетнего юбилея всего два с половиной месяца.

Борис Черток на протяжении многих лет руководил подготовкой и проведением академических чтений по космонавтике, более известных как "Королевские чтения". До последних дней жизни он оставался сотрудником корпорации "Энергия", читал лекции студентам.

Черток о секретном коде Гагарина и о своей нереализованной мечте

Борис Черток, с именем которого связаны главные достижения СССР в освоении космоса, охотно делился воспоминаниями о тех событиях. Так, в интервью, данном семь лет назад "Российской газете", Черток поведал о секретном коде Гагарина, раскрыл причины проигрыша СССР американцам в "лунной гонке" и признался, что сам мечтал полететь в космос.

Рассказал академик и о своей первой встрече с Королевым, которая произошла в 1945 году в Германии, где Черток возглавлял институт "Рабе", созданный для восстановления немецкой ракетной техники. "Как-то раз раздается звонок из Берлина: "К тебе приедет подполковник Королев". Когда увидел его очень потрепанный "Опель-Кадет", помню, подумал: "Невелика птица...", - с улыбкой сказал Черток, отметив, что чем-то Королев его сразу покорил. Описывая характер главного конструктора, Черток отмечал, что тот никогда не стеснялся в крепких выражениях, но быстро отходил.

В интервью Черток также высказал мнение, что СССР не смог первым отправить своих космонавтов на Луну из-за отказа от наземной отработки первой ступени ракеты-носителя Н-1. "Для этого надо было построить огромный и очень дорогой огневой стенд. Решили не строить. И на пусках проявились те просчеты - конструктивные, технологические, проектные, которые должны были проявиться еще при наземных испытаниях", - пояснил академик.

По его словам, точку в "Лунной программе" поставили три человека: президент академии наук Мстислав Келдыш, министр общего машиностроения Сергей Афанасьев и секретарь ЦК КПСС по оборонным делам Дмитрий Устинов. Они пришли к выводу, что после четырех неудач нет смысла продолжать "лунную гонку". Королев к тому моменту уже умер, и главным конструктором был Василий Мишин. Хотя разработчики предлагали построить базу на Луне, "троица" с ними не согласилась, и проект так и не был реализован.

Речь в интервью зашла и о полете в космос Юрия Гагарина. "Когда мы шли на пуск Гагарина, то, конечно, рисковали очень сильно. Надо сказать, что и американцы проявили вслед за нами еще большую смелость: у них надежность пуска человека в космос на "Меркурии" была хуже", - признался академик.

О причинах присвоения секретного кода 125 Гагарину Борис Черток рассказал следующее: "Психологи считали, что у человека, оказавшегося один на один со Вселенной, может "поехать крыша". Поэтому для первого полета кто-то предложил ввести цифровой кодовый замок. Только набрав код "125", можно было включить питание на систему ручного управления".

По словам ученого, этот код запечатали в конверт. "Исходили из того, что, если Гагарин достанет конверт, прочтет и наберет код, следовательно, он в своем уме и ему можно доверить ручное управление. Правда, после полета ведущий конструктор "Востоков" Олег Ивановский признался: код он сообщил Гагарину еще до посадки в корабль", - сказал он.

В конце интервью журналисты спросили академика, хотелось ли ему самому когда-нибудь полететь в космос. И он честно ответил: "Хотелось", - добавив с иронией, что в его возрасте "это был бы вполне оправданный риск".

В другом интервью журналу "Российский космос", опубликованном на сайте Роскомоса весной этого года, Борис Черток сожалел, что до сих пор у землян не нашлись во Вселенной товарищи по разуму.

"Мне 99 лет, и я чувствую удовлетворение от того, что оказался активным участником событий, имевших историческое значение. Но грустно осознавать, что мы одни в обозримом пространстве. Телескоп "Хаббл" обнаружил сотни экзопланет, но нигде нет условий для жизни. Сейчас единственная надежда на Европу - спутник Юпитера, где под твердой ледяной оболочкой якобы находятся океаны воды. Может быть, там найдутся следы жизни. Но пока разум свойственен только человеку, обитателю планеты Земля", - отмечал академик.

Биография

Борис Евсеевич Черток родился 1 марта 1912 года в Лодзи (Польша). В 1940 году окончил Московский энергетический институт. С 1940 по 1945 год работал в ОКБ главного конструктора В.Ф. Болховитинова.

В апреле 1945 года в составе специальной комиссии Черток был командирован в Германию, где до января 1947 года руководил работой группы советских специалистов по изучению ракет "ФАУ". В том же году вместе с Алексеем Исаевым он организовал в советской оккупационной зоне в Тюрингии совместный советско-германский ракетный институт "Рабе", который занимался изучением и развитием техники управления баллистическими ракетами дальнего действия. На базе института в 1946 году был создан новый институт - "Нордхаузен", главным инженером которого был назначен Сергей Королев.

С этого времени Борис Черток работал в тесном сотрудничестве с Королевым. В августе 1946 года он был переведен на должность заместителя главного инженера и начальника отдела систем управления Научно-исследовательского института N88 (НИИ-88) Министерства вооружения. В 1950 году Чертока назначили заместителем начальника отдела, а в 1951 году - начальником отдела систем управления Особого конструкторского бюро N1 (ОКБ-1, сегодня РКК "Энергия") НИИ-88, главным конструктором которого был Королев.

В 1974 году Черток стал заместителем генерального конструктора Научно-производственного объединения "Энергия" по системам управления. Вся его научно-инженерная деятельность с 1946 года связана с разработкой и созданием систем для управления ракетами и космическими аппаратами.

Под руководством ученого была создана школа, которая до настоящего времени определяет научные направления и уровень отечественной техники пилотируемых космических полетов.

В 1961 году Борис Черток был удостоен звания Героя Социалистического труда, в 1968 году избран членом-корреспондентом Академии наук СССР по Отделению механики и процессов управления, в 2000 году - действительным членом РАН, в 1990 году - действительным членом Международной академии астронавтики.

Деятельность Чертока была отмечена многими наградами: двумя орденами Ленина (1956, 1961), орденом Октябрьской Революции (1971), орденом Трудового Красного Знамени (1975), орденом Красной Звезды (1945), орденом "За заслуги перед Отечеством" IV степени (1996), Золотой медалью имени Б.Н. Петрова РАН (1992), Золотой медалью имени С.П. Королёва РАН (2008). Он был лауреатом Ленинской премии (1957, за участие в создании первых искусственных спутников Земли), Государственной премии СССР (1976, за участие в осуществлении проекта "Союз-Аполлон"), сообщает сайт Роскосмоса.

Борис Черток - автор и соавтор более 200 научных трудов, в том числе ряда монографий, большинство из которых многие годы были засекречены. В 1994-1999 годах под его руководством была подготовлена уникальная историческая серия "Ракеты и люди".

В конце прошлого года за выдающийся вклад в создание и развитие российской ракетно-космической науки и промышленности академику Чертоку была присуждена Международная премия Андрея Первозванного "За веру и верность".  
Нужные услуги в нужный момент