Николай Щетько,

Кирилл Голуб, сооснователь компании aheadWorks, делится секретами и ошибками, с которыми сталкиваются стартапы. 

Сделать несколько заурядных продуктов на хорошем уровне или целиться на один супероригинальный? Как начинать? Как строить команду? Где искать заказчиков?.. 

Очередное "интервью по понедельникам" – TUT!

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (22,32 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

– Вашей компании уже больше двух лет. Правильно ли вас называть стартапом?..
 
– На самом деле нам больше 8 лет. Но стартапом можно называть даже такую компанию, как EPAM Systems, не говоря уже о компании aheadWorks. Каждую вещь, которую мы делаем, мы делаем с нуля. Каждый следующий ход с точки зрения развития компании и построения новых направлений делается без собственного предыдущего опыта и с минимальным привлеченным опытом. Такие вещи невозможно узнать ни из книг, ни из статей. 
 
– С чем это связано? У индусов уже десятилетия бизнесу…

– Сейчас все стремительно развивается. Платформе, с которой мы работаем, всего четыре года. Хотя информация по общим вопросам построения продуктового бизнеса на базе этой платформы доступна, но когда дело заходит о конкретике, все приходится делать впервые. 
 
– Расскажите подробнее о своей компании. Небольшой экскурс в историю...
 
– История начинается с 2001 года, когда я был выпускником технического вуза – Могилевского государственного технического университета и раздумывал, чем бы заняться. Работать по распределению в компании или конторе мне не хотелось. 10 лет назад возможностей для ИТ-шников было крайне мало. В Могилеве ИТ-компаний практически не было. Были один или два филиала крупных компаний, вроде EPAM Systems. По-моему, тогда в могилевском EPAM трудилось 8 или 10 человек. Это был placeholder – чтобы застолбить место, хотя бы каким-то образом присутствовать на рынке труда. 
 
На тот момент уже год, как существовал беспарольный доступ от Белтелекома. Это был своего рода катализатор, потому что впервые доступ в интернет получили широкие массы, а не только люди, которые работают в фирмах, где есть выделенная линия по технологии ISDN. Любой человек, у которого был домашний телефон, получал возможность набрать 8-600-100 и выйти в интернет. Конечно, он был медленный, не очень хорошего качества, дорогой, но позволял делать все, на что хватало фантазии и способностей. Попав первый раз в интернет, я даже не знал, что существуют поисковые машины. О существовании "Яндекса" я узнал только через месяц. 
 
Что делать? Естественно, сайты. Если сайты кто-то делает, значит, это кому-то нужно и за это кто-то платит. Зарабатывать хочется, поэтому мы создали первую региональную веб-студию, которая занималась разработкой интернет-сайтов в Могилеве. На тот момент рынок практически отсутствовал. У крупных предприятий либо вообще не было понятия, зачем им нужен сайт, либо было что-то, сделанное собственным сисадмином. Это выглядело и работало соответствующим образом... Поэтому в течение первого года работы мы занимались тем, что предлагали свои услуги могилевским организациям и предприятиям. 
 
Первый же сайт, который мы сделали (он до сих пор доступен на домене shlyager.com), был сайт фестиваля "Золотой шлягер". К сожалению, тогда "Золотой шлягер" с удовольствием пользовался услугами подрядчиков, но без удовольствия оплачивал счета, поэтому первая наша коммерческая работа оказалась бесплатной. Но это был хороший опыт общения с живым заказчиком, у которого есть свое представление, что ему нужно. 
 
Вторая работа была для текстильного предприятия. Это был не только веб-дизайн, разработка самого сайта – мы делали для него фотографии, фотографировали шторы, которые производит это предприятие. У меня до сих пор сохранились снимки десятилетней давности, где мы развешиваем шторы и ставим свет.
В 2002 году был небольшой перерыв: мой компаньон трудился один, а я отслужил в армии. Я о потраченном времени не жалею и думаю, что это было правильное решение. Компания aheadWorks существует с 2003 года. Мы быстро поняли, что локальный рынок веб-разработок – это тупик, потому что деньги платят неохотно и клиентов мало. Крупных клиентов на тот момент перебивали минские студии, та же Red Graphic Сергея Осипова. 
 
Мы начали выходить на зарубежных заказчиков. Путь достаточно простой – биржи фрилансеров. Ведущей на тот момент биржей была Elance.com. Это было большим для нас шагом – отжалеть бюджет в 75 долларов на первую платную подписку. Для нас это были большие деньги, потому что стартовый капитал, с которым мы начинали свой бизнес, составлял 120 долларов. На эти деньги мы сняли свой первый офис – съемную квартиру. Денег хватило на три месяца аренды. 
 
Абсолютное большинство компаний, которые строили свой бизнес в то время, действовали примерно так же. Нынешним стартапам это не очень интересно, потому что времена изменились. Поиск своей специализации, определение ниши, в которой мы можем успешно конкурировать с другими разработчиками, привел нас к сфере электронной коммерции. С 2005 по 2008 год мы профессионально работали с платформой X-Cart. Ее до сих пор делают ребята из Ульяновска. В начале 2000-х годов она была чуть ли не единственной платформой, разработанной на базе PHP/MySQL, но при этом не бесплатной. Это автоматически переводило платформу из разряда "игрушечных" вроде osCommerce в имеющую какой-то коммерческий потенциал. 
 
Накапливался опыт работы в своей нише, и в конце 2008 года мы пришли к платформе Magento. В то время мы задумались, чем заняться дальше, что приносило бы нам не только деньги на текущую операционную деятельность, минимальную зарплату совладельцам и нескольким наемным сотрудникам. На тот момент у нас было 8-10 наемных сотрудников. Мы начали анализировать графики в Google Trends, которые показывали рост и падение популярности платформ, связанных с электронной коммерцией. И мы обнаружили, что один график идет по экспоненте, хотя платформа работает чуть больше года. Magento разрабатывала американская компания, хотя весь штат разработчиков находится в Киеве. Мы впрыгнули в этот поезд одними из первых, поэтому поехали в головном вагоне. 
 
Последние три года ведется плотная и ежедневная работа в этом направлении. 
 
– После длительных лет аутсорсинга вы ушли в продуктовое направление. Многие компании считают, что это благо. Некоторые компании – что это рисковое дело. Другие компании говорят, что хорошо и то, и то. На ваш взгляд, продуктовый бизнес – это очевидное благо? Планируете ли вы возвращаться к аутсорсингу? Много ли в Беларуси компаний, которые занимаются продуктовым бизнесом? 

– Я начну с последнего вопроса. Достаточно сложно оценить количество небольших компаний, работающих по направлению собственных продуктов. Не так просто узнать, что у какого-то из серьезных и популярных на Западе и в целом в интернете продуктов белорусское происхождение. Это никто не афиширует. Единственный способ об этом узнать – смотреть работу на местном рынке труда и то, каким образом компании привлекают к себе интерес потенциальных сотрудников и кандидатов. Тогда они говорят, что это не "унылый" аутсорс, а прогрессивная разработка собственных продуктов. Чаще это какой-то один продукт, который эксплуатирует узкую нишу. В этом плане нам немного проще: у нас около 50 продуктов и каждый из них решает маленькую функциональную задачу. 
 
Работа в направлении собственных продуктов гораздо интереснее сама по себе с точки зрения программирования, разработки, архитектуры и понимания, что нужно рынку и пользователю. Желания и интересы пользователей здесь первичны: они знают, что им нужно. Когда просишь привести пример продукта, о котором никто не знал, что он нужен, а когда он появился, все стали его использовать, обычно вспоминают Стива Джобса и iPhone. Это не разработка программного обеспечения, хотя больше половины успеха iPhone и iPad – это именно программная платформа, новый подход к интерфейсу. 
 
Определить потребность людей – это путь к успеху в разработке собственного программного продукта. По моим оценкам, ближайшие 10 лет это будет единственным верным подходом. С точки зрения эффективного программного обеспечения у нас любая сфера накрыта очень слабо. Представьте, можем ли мы сегодня с помощью нашего ПО полностью заменить секретаря? Как бы нам ни хотелось, это в принципе невозможно, хотя секретарская работа не требует высоких интеллектуальных способностей и напряжения и вроде бы годится для автоматизации. 
 
– Некоторые специалисты говорят, что главное – хорошая идея. Другие (в основном мобильные разработчики) говорят, что деньги зарабатываются на простых продуктах, которые хорошо сделаны. Вы апологет "хорошей идеи"? Что приносит деньги?  

– Вы взяли два полярных подхода. Естественно, истина, как всегда, посередине. Идея сама по себе практически ничего не стоит. Гениальных прорывных идей крайне мало. Разрабатывать что-то известное, понятное и не очень сложное, но более-менее надежное можно, но на этом сложно заработать что-то, кроме копеечных процентов сверх понесенных затрат. Рынок огромен, но и количество игроков на нём тоже большое. Любые очевидные ниши, решения и потребности достаточно легко закрываются. А потом начинается борьба не ИТ-шников, а специалистов по маркетингу. А с маркетингом у нас традиционно не очень хорошо. Проблема не разработать софт, а продвинуть его и склонить потенциальных клиентов к покупке. 
 
– Что бы вы порекомендовали стартапу? С чего начинать? У них есть вариант придумать что-то гениальное и пытаться это реализовать или сделать пять хороших стандартных приложений?

– Если выбирать между этими двумя вариантами, то лучше сделать пять хороших стандартных приложений, но не для того, чтобы заработать на них, а чтобы набраться опыта. Маловероятна ситуация, когда команда из нескольких человек еще ничего не сделала и сразу найдет хорошую толковую идею и попадет в яблочко. 
 
В течение полутора лет (в 2007-2008 годах) мы разрабатывали собственный продукт в сегменте online collaboration tools. Мы сделали проект и практически на следующий день списали его. Мы поняли, что не можем сделать так, чтобы это было востребовано и было не хуже других аналогов. Поэтому все, что я могу посоветовать – попробовать что-то сделать, убедиться, что это не получилось, понять, почему и какой путь стоило выбрать, чтобы в итоге вышло то, что нужно. Но не стоит рассчитывать на гениальную идею.
 
– Если бы вы открывали свою ИТ-компанию сейчас, чем бы вы занимались?

– Скорее всего, это было бы что-то, связанное с электронной коммерцией, но не с мобильными разработками, приложениями для Android или iPhone. Это уже не тренд. Очень непросто впрыгнуть туда и сделать что-то, что действительно сможет принести тебе деньги или хотя бы окупить операционные затраты. У нас не так много толковых специалистов-разработчиков, которые уже в теме. Они хорошо трудоустроены и получают хорошую зарплату. Соответственно, для разработки успешного продукта в мобильной сфере лучше было бы саутсорсить разработку кому-то из других белорусских разработчиков, выступить в качестве заказчика и посмотреть, удастся ли это продвинуть.  В любом случае это будет дешевле.      
 
Мне импонирует сфера электронной коммерции. Здесь только зачатки роста и объема рынка, который будет через несколько лет. Я думаю, что здесь впереди стократный рост, поэтому стартапы в этом направлении если и прогорят, то не все. 
 
– Что бы вы посоветовали самому себе десятилетней давности?

– У меня есть такая возможность, потому что я с удовольствием общаюсь с начинающими бизнесменами и стартаперами. В них я вижу самого себя 10 лет назад, поэтому ответить на этот вопрос достаточно легко. Во-первых, не надо терять время на раздумье, выбор платформы, средств реализации – все это наработается в рабочем порядке. Ни на минуту не надо откладывать ни одно действие. На ранних этапах цена ошибки невелика, но чем быстрее мы сделаем детские ошибки, тем быстрее перейдем к взрослому ведению дел. 
 
– Планируете ли вы диверсифицировать зависимость от Magento?

– Естественно, планируем и уже делаем в этом направлении определенные ходы. Мы анализируем опыт по продуктам, связанным с Magento, и предыдущий опыт разработки собственных продуктов. Уже понятно, что это будут собственные сервисы (SaaS). Скорее всего, они будут ориентированы на сферу электронной коммерции или интернет-рекламы. Мы можем рассчитывать, что в ближайшие несколько лет произойдет очередная революция в сфере интернет-рекламы примерно такой же силы, какая была при переходе от баннеров к контекстной рекламе. 
 
– В каком направлении она будет двигаться?

– Посмотрим на традиционную рекламу, которая попадается нам на глаза при случайном рекламном контакте. Крайне маловероятно, что данная реклама будет полезна именно в данный момент человеку. Контекстная реклама перевернула ситуацию: это уже не столько рекламная акция, сколько справочная. Мы инициировали запрос, обозначили свой интерес и получили справочную информацию, которая на самом деле является рекламой. 
 
Следующий прорыв будет, когда мы начнем получать не рекламу в чистом виде, а когда это будет именно та справочная информация, которая понадобилась нам в тот момент, когда мы в ней нуждаемся. Источник данных – социальные сети: наше поведение в социальной сети, то, что мы лайкаем в Facebook, то, о чём мы пишем в LiveJournal, и то, о чём мы общаемся онлайн со своими друзьями и коллегами. Фактически это будет полный анализ нашей онлайн-активности.  
 
– Тут все те, кто борются за приватность в интернете, должны разлогиниться, удалить свои аккаунты и ничего не писать никак иначе, кроме как анонимно. Не опасно ли делать ставку на одну технологию?

– В каком-то плане опасно, но не надо думать о своей деятельности и продуктах, как о чём-то вечном и не имеющем естественных пределов и границ. Всегда нужно анализировать прошедшие вещи в индустрии, опыт крупных компаний. Мы увидим то взлеты, то падения, то другие изменения, которые связаны с появлением новых возможностей и уходом старых потребностей. 
 
Никто не застрахован от того, что произойдет событие, которое убьет бизнес пусть даже крупных корпораций. Кто-то из них успеет перестроиться, кто-то – нет. Мне очень интересен пример компании Nokia, которая потеряла существенную часть рынка после развала Советского Союза. Nokia уже не могла делать то, что делала раньше. И она успешно использовала тот тренд, который задала компания Motorola, занимаясь мобильной связью. Этот тренд Nokia крайне успешно эксплуатировала больше 15 лет, пока они не прозевали переход от стандартной трубки с кнопками к смартфону. 
 
– Самое обидно, что тренд задали они: они производили смартфоны задолго до iPhone...

– Весной прошлого года я побывал в штаб-квартире Nokia и послушал, о чём говорят топ-менеджеры, побывал в их шоу-руме. Это было грустное зрелище, потому что во всем этом сквозила неприятная нотка предопределенности. Чувствовалось, что люди знают, что все не очень хорошо и не улучшается. Хотя они бравировали своим контрактом с Microsoft и переходом на платформу Windows Phone, это было крайне грустно. Я мог сравнить их топовые решения с iPhone 4 и видел, что их свежие решения на несколько лет отстали от того, что есть сейчас у Apple. Так что не застрахован никто: ни маленькие стартапы, ни средние компании, ни большие корпорации.  
 
– В общем, надо смотреть за рынком и адаптироваться.

– Совершенно верно. И не бояться перемен и изменений. Собственно, в этом и состоит потенциальный успех – поймать перемену. 

– Еще вопрос по поводу платформы Magento. Я знаю, что некоторые стартапы специализируются на разработке игр под отдельный движок. Это скорее ключ к успеху или первоначальная идея? Или это ни на что не влияет?
 
– Было бы слишком громко назвать это "ключом к успеху". Но это одна из составляющих – четкая специализация и наработка опыта в конкретной бизнес-сфере и технологической сфере. Есть правило "десяти тысяч часов": чтобы стать в чём-то экспертом, нужно посвятить работе и созиданию в этой области как минимум 10 тысяч часов (то есть около пяти лет). Это правило справедливо и для отдельного профессионала, и для компании в целом. Собственно, компания и ее знания – это сумма знаний всех ее сотрудников. Поэтому это важно, но это не единственная составляющая.
 
– Какие у вас были основные ошибки на момент старта вашей компании?

– Сейчас эти ошибки неоднократно обдуманы и пережеваны, ушли в подсознание. Вытащить их на свет уже нельзя, они меркнут по сравнению с недавними ошибками, о которых еще хорошо помнишь. Сейчас в своей повседневной работе я специализируюсь на общении с людьми, построении организационной структуры, поэтому и мои личные ошибки, и ошибки компании в целом собраны там. 
 
Чаще всего "просматриваю" какого-то человека, не могу подобрать ему подходящую работу в компании по его интересам и способностям. Всегда очень неприятно и болезненно, когда работаешь с отличным, потенциально очень мощным сотрудником, но не можешь найти вещи, которые он сможет делать хорошо и с удовольствием. Очень важно, чтобы человеку это нравилось и чтобы у него это получалось.  

– Мне кажется, для любого стартапа и любой компании очень важен вопрос, где брать людей, команду и как отличить тех, с кем стоит работать, от тех, с кем работать не стоит?

– Все 10 лет в бизнесе я в первую очередь работал с людьми, поэтому мне это близко, понятно, и я много об этом думал и читал. Ответ достаточно простой: работать нужно с теми, с кем тебе комфортно и удобно работать. Поэтому мы в компанию всегда берем сотрудников по личным качествам и никогда не делали исключений. Если мы видим, что это потенциально или уже мощный специалист, но он не вписывается в коллектив и негативно повлияет на его атмосферу, обычно мы отказываемся от работы с ним. И наоборот, если я вижу, что у человека есть хорошие задатки, но его еще долго придется учить, и все же это действительно хороший, активный, самозамотивированный человек, мы обязательно будем с ним работать. 
 
В недавних статьях нас назвали программистами-самоучками, по поводу чего я долго веселился. В нашей индустрии трудно найти людей, которых нельзя было бы назвать самоучками. Какая-то маленькая часть разрабатывает парадигмы, новые инструментальные средства, а остальные осваивают то, что имеют, не по книжкам и лекциям, а в своей практической работе. В Белорусско-Российском университете в этом году открывается специальность "программная инженерия".

И оттуда будут выходить инженеры по информационным технологиям. Бессмысленно уповать на то, что это будут люди, которых сразу, не глядя, можно брать по распределению. В любом случае сначала с людьми надо беседовать, приглашать их на испытательный срок, причем не ожидая от них сразу ничего, кроме демонстрации готовности и способности учиться и максимально быстро впитывать знания, которые будут нужны ему для работы. 
 
То есть при создании команды для стартапа достаточно подобрать людей, близких по духу, с которыми тебе комфортно и удобно, даже если они не суперспециалисты в профессиональной области. 
Уточним: необходимо, но не достаточно. Никто не даст критерия, при котором мы могли бы сказать, что этот человек подходит, а этот нет, и что собранная команда достигнет успеха. Единственное, на что можно рассчитывать – что все готовы тянуть эту тележку. А в начале бизнеса это довольно тяжелая тележка. И самое главное – иногда непонятно, в какую сторону ее тянуть. Но важно, чтобы людям было комфортно вместе работать, а не просто пить пиво и беседовать на общие темы.     
 
– А как это проверить?

– Начать работать. Я не знаю другого рецепта, кроме практики. В конце концов, можно попробовать себя в простом бизнесе вроде разработки веб-сайтов. Надо поработать хотя бы полгода, и тогда станет четко ясно, с кем стоит работать, а с кем нет.
 
– Как мотивировать людей работать на энтузиазме? Надо ли работать на энтузиазме? Сколько можно работать на энтузиазме, то есть без денег?  
 
– Прошли времена, когда 10 лет назад можно было работать на энтузиазме самому и даже брать других членов команды на энтузиазме. В ИТ-сфере любой человек, даже не очень опытный, но желающий работать найдет себе работу и будет зарабатывать. На энтузиазме он сможет работать в свободное время по вечерам, по ночам, но это не командная работа. 
 
Я не верю в распределенные команды и людей, которые что-то делают по вечерам, а потом ночью коммитят, раз в неделю собираются на пиво и таким образом у них получается team work. Я не верю в это. Я считаю, что люди должны сидеть лицом к лицу, за соседними компьютерами, чтобы в любой момент повернуться к соседу и выругаться, если что-то не получается, облегчить душу и получить совет.           
- Получается, нельзя работать на энтузиазме?
 
- Есть примеры, когда люди работают на энтузиазме больше года. Есть такие белорусские стартапы, правда, я не знаю, как у них обстоит дело сейчас. Например, проект  MapsWithMe: часть разработчиков из Беларуси, часть работает в Швейцарии. Я не знаю, есть ли у них выручка от их продукта, достаточная, чтобы обеспечивать себе жизнь. Мне не известны примеры, когда команда работает на голом энтузиазме какое-то продолжительное время. Но, может, они мне просто не знакомы. 
 
– Где и как искать заказчиков? Вы обходили все ближайшие компании…

– Самые первые годы, когда мы работали на локальном рынке, это был обход. Зарубежные заказчики ищутся на биржах. Я не знаю, как там обстоят дела сейчас, потому что мы уже больше пяти лет не занимались этим. Но раз фрилансеры процветают, то и биржи фрилансеров тоже. Это самый удобный способ: сначала ищешь заказчиков вообще, потом начинаешь искать заказчиков на ту специализацию, в которой ты успел заработать какое-то реноме, в которой у тебя есть опыт завершенных проектов. Наверное, это беспроигрышный и недорогой вариант. 
 
– В какой стартап вы сейчас, не глядя, проинвестировали бы деньги?

– Не глядя? 
 
– Вы участвуете в СтартапУикендах. Несмотря на то что идеологии стартапа в Беларуси уже несколько лет, до сих пор мало мировых стартапов с белорусскими корнями. Внутрибелорусских тоже мало...
 
– Я не владею такой статистикой. В своей деятельности мы не раз покупали чужие продукты и направления, ассимилировали и продолжали развивать как собственные. Мы покупали не команду, а исключительно продукты. Такого рода инвестиции работают, у нас есть положительный опыт, когда эти инвестиции окупались достаточно быстро. 
 
Инвестировать свои средства в стартап как команду, которая сделала что-то вроде прототипа, мы еще не готовы, потому что наша компания сама до сих пор является таким стартапом. Пятьдесят разработчиков – это немного, и это даже не потолок для наших собственных организаторских способностей. Поэтому сейчас было бы глупо вкладывать в посторонние компании. Гораздо разумнее инвестировать в развитие собственных команд и направлений. 
 
– Если абстрагироваться, что должна делать команда, чтобы вы захотели ее приобрести?
 
– Во-первых, эта команда должна быть минимально сработавшейся, а не группой ребят, которая несколько раз посидела за пивом и примерно решила, что она будет делать. Должен быть "выхлоп". Бизнес-план можно и нужно писать, но не надо его никому показывать, потому что настоящие бизнесмены просто повеселятся и, может, поностальгируют о себе в таком же возрасте и на таком же этапе. Нужен какой-то продукт, который уже понятно кому может быть необходим и на каком рынке. 
 
Резюмирую: нужна сработавшаяся команда, прототип и понятный рынок, на который направлен этот прототип. Желательно, чтобы ответ на вопрос о монетизации хотя бы маячил на горизонте. Чтобы не было ситуации, когда "мы будем зарабатывать на рекламе" или, ещё хуже, "вложи сейчас 10 тыс. долларов, мы разовьемся и потом продадим нашу долю за 100 тыс.". 
 
– Что вы скажете про белорусский рынок? Пользуются ли нашими продуктами на белорусском рынке? Есть ли у него потенциал в вашей сфере? Недавно мы беседовали с Михаилом Дорошевичем, он сетует на ужасающе низкое число долларов рекламодателей в расчете на пользователя белорусского интернета. Это резко замедляет развитие Байнета. 
 
– Теоретически потенциал есть. Например, я люблю Украину и украинские ИТ-компании, с удовольствием общаюсь с украинскими ИТ-шниками. Я вижу, что в Украине это возможно и более чем востребовано, но там это объясняется в три раза большим количеством населения и во много раз большим количеством денег. Поэтому украинский e-commerce процветает. Есть серьезные онлайн-магазины с очень мощной оффлайновой частью, та же rozetka.com.ua, о которой знает любой украинский ИТ-шник. 
 
Там очень серьезные digital agency, цифровые агентства, которые занимаются и разработкой, и рекламными кампаниями в интернете с очень серьезными бюджетами. Там даже есть свои мощные и востребованные платформы для электронной коммерции, сориентированные и заточенные на украинский рынок. В Беларуси это может быть, но не сегодня и не завтра. Никаких оптимистичных прогнозов я дать не могу.    
 
– Насколько на белорусский рынок повлиял ПВТ? Ваша компания состоит в ПВТ?

– Да, одно из юридических лиц нашей компании – резидент ПВТ. Невозможно переоценить влияние ПВТ на белорусский ИТ-бизнес. Я сейчас даже не говорю о налоговых льготах, я говорю в целом о парадигме развития ИТ-бизнеса в рамках ПВТ. Без него трудно представить, где были бы белорусские ИТ-шники. Влияние колоссальное, и я надеюсь, оно будет только увеличиваться. 
 
– Часто можно услышать критику, что, мол, "с такими налоговыми льготами другая отрасль произведет гораздо больше. ПВТ заработал деньги, которые пошли на зарплаты, а прибыль осталась за рубежом"... 
 
– Наверное, есть такой аспект. Но надо посмотреть на ситуацию с другой стороны. Какой другой отрасли мы можем дать аналогичные преференции и зачем? Основная проблема ИТ-компаний состояла в том, что добавленная стоимость составляет чуть ли не 100%, и основные затраты – это затраты на зарплату и связанные с ними отчисления в бюджет и небюджетные отчисления. 
 
Естественно, чтобы конкурировать со странами, где это налоговое бремя ниже, было необходимо это сделать. В любом случае деньги, которые выплачиваются в качестве зарплаты, преимущественно остаются в республике. Единственная статья расходов, которая уходит за рубеж, крайне маленькая - это новые и подержанные автомобили, которые мы покупаем за рубежом. 
 
ПВТ на 100% позитивный проект, у которого впереди еще гораздо больше потенциала для развития и влияния на белорусский ИТ-бизнес. То, что было сделано за эти 6-7 лет, это только начало. 

– Традиционный вопрос-пожелание…  

– Пожелаю нашим белорусским коллегам не останавливаться в своем развитии, не забывать, что ИТ-специалист учится всю свою жизнь, не экономить собственный личный бюджет на собственном образовании, покупке литературы и участии в тренингах и не думать о том, что единственный путь дальнейшего развития – уехать за рубеж. Те времена давно прошли. Если только вы не профессиональный предприниматель в ИТ-сфере, у которого большие планы и большой опыт за плечами, чтобы ехать реализовывать свой опыт за рубежом, работать можно и нужно именно здесь. 


Кирилл Голуб

Совладелец компании aheadWorks, директор регионального офиса.
 
В 2001 году, сразу после завершения университета, совместно с компаньонами основал веб-студию, через два года преобразованную в софтверную компанию aheadWorks. Сегодня aheadWorks специализируется на разработке массового ПО для электронной коммерции на платформе Magento, являясь одним из лидеров этого рынка. Продукты компании поддерживают продажи более чем в 15000
интернет-магазинов по всему миру.
 
Будучи программистом по складу ума и образованию, Кирилл за десять лет работы в собственной  компании изучил профессии бизнес-аналитика, специалиста по продажам, менеджера проектов, архитектора программных продуктов, директора по  персоналу и исполнительного директора.
 
Сфера профессиональных интересов: построение процессов в ИТ-компании, управление персоналом, интернет-маркетинг.
-15%
-20%
-33%
-20%
-62%
-20%
-10%
-50%
-10%