Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


Николай Щетько,

В студии TUT.BY сегодня побывал один из вдохновителей белорусского стартап-движения, создатель инкубатора бизнес-проектов БГУИР (недавно превратившегося в G-Incubator) и обладатель ещё множества регалий Александр Мелещенко.

Какие перспективы у белорусских стартапов? Как не сделать самых распространенных ошибок? Какие бесплатные и платные программы предлагает начинающим ИТ-предпринимателям G-Incubator? (из бесплатных - консультации, знакомства, офис, интернет) Чего не хватает молодым стартаперам?

Охватили, кажется, все любопытные вопросы по теме. Смотрим-слушаем!



Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (20,14 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

– Не так давно инкубатор бизнес-проектов БГУИР стал независимым и превратился в G-Incubator. С чем связано это решение? Остался ли какой-то инкубатор в БГУИР? 

– Бизнес-инкубатор БГУИР остался, там до сих пор есть площадка, которая хороша для проведения технических мероприятий. В 2012 году мы стали работать на другой ступеньке, не привязываясь конкретному вузу. Мы ведем работу в БГУ, сотрудничаем с ведущими вузами Беларуси и России. Некоторые московские университеты, где много лет развито бизнес-инкубирование, оказывают нам поддержку. 
 
– Почему выбрано такое название – G-Incubator? 

– Заложена символика. Я сохраню интригу до конца этого года. 
 
– Но это не связано с тем, что вы будете концентрироваться на играх (G = Game, игра)?

– Нет, но отчасти вы правы, потому что из всех секторов GameDev в три раза больше по количеству стартапов, активности, количеству мероприятий. Если сравниваться с облаками, вебом, mobile, GameDev в три раза больше и перспективнее. И ему у нас будет уделено особое внимание.
 
– Инкубатор бизнес-проектов БГУИР, из которого все начиналось, в 2010 году появился в формате концепции. Потом у него появились площади, началась работа, проходили мероприятия. Каковы итоги работы бизнес-инкубатора? 
 
– 2011 год мы работали главным образом на площадке БГУИРа. За это время мы собрали чуть больше 200 стартапов по ИТ-сектору, из них 8 мы поддержали. Из них два в конце 2011 года были проинвестированы. Это успешный на российском рынке игровой проект "Демократия", который белорусские разработчики сделали всего за три недели. С тех пор проект семикратно окупился. Второй проект – ИТ-компания. Она уже начала работать, и мы планируем, что в этом году она выйдет на рентабельность. 
 
– Соответствует ли соотношение 200/8/2 ведущим мировым практикам? Это большой или маленький процент? 

– Все, как и должно быть, может, даже чуть лучше. Белорусский профиль даже чуть лучше. По статистике тысяч стартапов в мире не реализуется 99,7% идей. В последнее время не реализуется 99,9%. Выстреливает все меньше проектов, но если уж выстреливают, то на миллиарды долларов. База сужается, но тот, кто выиграет, создаст новый проект типа Twitter. 
 
– Кто сейчас составляет белорусское сообщество инвесторов и людей, которые интересуются стартапами? Кто на другой стороне, кроме вашего G-Incubator? Я знаю, есть "Стартап технологии", Ассоциация бизнес-ангелов, Стартап-уикэнды. Все эти инициативы направлены на поддержку молодых проектов. Кто на каком этапе работает? Конкурируете ли вы между собой? Поддерживаете ли друг друга? 

– Можно начать с того, что представляет собой стартаперское движение в Беларуси. Беларусь до сих пор интересна серьезным игрокам как центр производства программного обеспечения. Последние годы были бурными, сильно менялась топография рынка. До сих пор считается, что белорусские программисты хороши, поэтому большинство стартаперов – ИТ-шники, молодые ребята, которые учатся на технических специальностях или закончили их, и хотят сделать свою компьютерную игру, мобильное предложение, веб-сайт. Тренд, который был, когда мы начинали, сохраняется до сих пор. У них неплохая техническая база, их игры выглядят хорошо, мы получаем хорошие отзывы от партнеров, мы восхищены графикой. Но очень большие проблемы в сфере маркетинга,  понимания того, кому это интересно и кому это можно продавать. 
 
Очень хорошо, что на другом конце появляются игроки, которые готовы это объяснять, дополнять стартап тем, что ему необходимо. Сейчас рынок разогревается, и конкуренция носит конструктивный характер. ИТ развито в Беларуси, много крупных компаний, а рынок инвестирования стартапов только появляется на наших глазах. Поэтому все игроки, которых вы перечислили, везут повозку в одном направлении, создают рынок в Беларуси. 
 
– То есть, все движется в светлое будущее?..
 
Три-четыре года назад человеку со стартапом некуда было идти.
 
– Но многие стартапы тех времен успешно материализовались в России. Прошло три года, стартапы начинают бурлить, это модно, мобильные технологии на подъеме. Но до сих пор мало проектов, за которые можно было бы испытать национальную гордость. Единственное, что хочется вспомнить – World of Tanks. Это сложно назвать стартапом, потому что эта компания давно на рынке и аккумулировала лучшие умы. Из молодых проектов мне сложно что-то вспомнить. Я ошибаюсь или нет? Или все дело в том, что разработчики стараются "не светиться" и не афишируют свою белорусскую принадлежность? Или еще мало стартапов?

– GameDev в Минске развит.

– Но GameDev был развит 5-10 лет назад. Трудно говорить, что компании, которые давно работают на белорусском рынке, это стартапы. Есть ли примеры молодых, злых, агрессивных, зубастых, которые со своим проектом пробились на вершину?

– Проект "Демократия" ориентирована на российский рынок. Они правильно почувствовали настроение рунета, правильно стартовали. Через несколько дней после старта они заняли первое место топов российского AppStore. Это было самое популярное мобильное приложение в России. Хотя прошло много времени, они до сих пор входят в тройку по доходности из мобильных предложений России. 

В Минске много GameDev, но все-таки здесь сидят разработчики. Маркетинг и бизнес делаются не в Минске. 
 
– Есть ли смысл запускать стартапы, ориентированные на белорусский рынок? Хотелось бы стартапы, которые улучшали качество жизни белорусских пользователей…

– Таких проектов достаточно много. Сколько проектов по автомобильной тематике есть в зоне .BY! Они локализуются на этом рынке и несут полезную функцию, о которой вы говорите. Но, как правило, они сталкиваются с большими сложностями. Инвесторы говорят, что это маленькие, трудные деньги. Для своего проекта он работает точно так же, как если бы он работал на глобальный рынок, но в Беларуси очень непросто собирать каждые сутки 10-тысячную аудиторию. 
 
– Чем  G-Incubator принципиально отличается от инкубатора бизнес-проектов БГУИР? Какие интересные возможности вы готовы предложить начинающим стартаперам, ИТ-компаниям, крупным ИТ-бизнесам, которые хотят участвовать в становлении стартап-движения в Беларуси?

– G-Incubator – это центр компетенции в ИТ. Он сотрудничает с крупными компаниями и международными фондами. Одна из главных целей – привлечение сюда крупных международных программ и инвестиций. Бывает немного обидно, когда приезжаешь в Киев или Москву и видишь календарь мероприятий startupafisha.ru. Там каждый день по 5-6 мероприятий. Как правило, они сюда не доезжают. Наша задача, чтобы эта компетенция была и в Беларуси. 
 
Для крупных и средних компаний мы предоставляем программы Calculate IT и DeepDive. В середине марта будет семинар по Calculate, который позволит оценить стоимость бизнеса в ИТ. Можно будет понять, почему EPAM  стоил  именно столько. Основную ценность это составить для руководителей компаний, которые хотят перейти к продуктовому бизнесу, имея успешный бизнес на основе аутсорсинга. 
 
Программа DeepDive два раза в год возит представителей российских компаний и стартаперов в Кремниевую долину США. Это "глубокое погружение" в сферу. Недавно вернулись ребята и говорят, что даже при небольшой загрузке это полностью меняет мышление. Теперь к этой программе присоединяются и белорусы. Это полезно руководителям компаний, которые хотят расширить свое представительство на рынках и перейти на североамериканские рынки. 
 
Для стартапов у нас другой подход: мы делаем насыщенный ивентовый цикл. Раз в неделю бесплатно проходят мероприятия, это моя принципиальная позиция. Я хочу, чтобы человек, который имеет смелость мечтать, поверил в себя и хочет что-то сделать, имел возможность прийти на мероприятие, поговорить с экспертами, получить знания и экспертизу. Если хотите, это безвозмездные инвестиции в наше ИТ-сообщество. 
 
– G-Incubator – это некоммерческий проект или вы все-таки планируете зарабатывать на нем деньги? 

– G-Incubator – это коммерческий проект, хотя мы работаем в лаборатории бизнес-инкубирования, которая создана в БГУ и ориентирована на студентов, и это сугубо некоммерческий проект. Мы хотим, чтобы из новых идей появлялись новые успешные компании. И мы хотим зарабатывать на этом. Однако у G-Incubator много социальных функций. 
 
Я общаюсь со многими директорами успешных компаний, им мне говорят, что должна быть "солнечная долина", к которой можно было бы двигаться. Мы тесно работаем с ИТ-сообществами, к примеру, сообщество Linux, которые продвигают идею свободного ПО. В нашей работе много социальных функций. Конечно, если наши специалисты несколько месяцев занимаются проектом, они не могут делать это бесплатно. Но пройти образовательный семинар, пройти первую экспертизу и получить нужные связи ничего не стоит и не несет никаких обязательств для авторов проекта. 
 
– Вы говорите, что создана лаборатория бизнес-инкубирования в БГУ. Планируете ли вы расширение сети бизнес-инкубаторов в каждом регионе, при отдельных компаниях? Планируете ли вы делиться опытом, знаниями для создания локальных центров компетенции для компаний? В следующем году в ПВТ открывается бизнес-инкубатор. Как вы планируете с ним взаимодействовать? И будете ли это делать?

– Мы создали бизнес-инкубатор в БГУИР. При поддержке кафедры технологии и программирования факультета прикладной математики создана лаборатория бизнес-инкубирования БГУ. Мы консультировали и помогали в создании бизнес-инкубатора в экономическом университете. Чтобы открывать их в других городах, должна быть целесообразность. Если у них все кипит и у них масса проектов, которые требуют бизнес-инкубирования, почему бы и нет. В конце прошлого года мы ездили в старта-тур по областям Беларуси. Выделяется Гродно, он произвел на нас хорошее впечатление, там есть активные ребята. Очень хорошее впечатление от Полоцкого технического университета. Там просто бурлит стартаперская активность. 
 
Сотрудничество с ПВТ уже было, мы работали по некоторым документам. Я надеюсь, оно будет и в будущем. У них вводятся большие площади, там большой ресурс, и это может стать видным проектом. 

– Но пока нет никаких переговоров на эту тему?
 
– Ведутся общие переговоры. Традиционно считается, что бизнес-инкубатор – это какое-то место. Как показала практика, в ИТ это не так. нам казалось, что за эти места команды будут конкурировать. На самом деле некоторые места даже пустовали. В ИТ вполне можно работать дома с ноутбуком, общаться по скайпу. Им скорее нужен митинг-рум и регулярный консалтинг. 
 
– Это интересная точка зрения. Мы общаемся со стартаперами, и они говорят, что нужно хотя бы какое-то пространство, где все бы сидели и творили. Но действительно, вполне возможно, что для многих проектов не обязательна площадь и достаточно средств связи. 

– Они могут приходить к нам, мы предоставляем весь спектр площадей, где люди могут сидеть и организовывать рабочий процесс для привлечения финансирования, консалтинга, решения юридических вопросов. 
 
– Интернет даете?

– Даем. 
 
– На какие грабли чаще всего наступают стартаперы, кроме самого понятного, что заканчивается запал, и интерес к проекту пропадает? Чего не хватает белорусским стартапам?

– Инвесторы часто говорят, что убийца номер один стартапов – маркет, непонимание своего рынка. Это верно для мирового рынка и вдвойне верно для белорусского рынка. 
 
– То есть когда ребята делают гениальную игру, заливают ее в AppStore и видят, что там уже 20 таких?

– Да, очень часто игра хорошая, а о дистрибьюции люди еще не думали.
 
– Это непонимание того, как на этом заработать или создание велосипеда?

– Непонимание, кому это нужно, незнание своего рынка и непонимание способов монетизации. Серьезный стартапер четко видит своего клиента. Он знает, сколько лет его клиенту, какие у него интересы, где он делает покупки и какие у него возможности. И он точно затачивает сервисы под нужды этого клиента. 

До того, как вы пишете первую строчку кода и первую функцию, надо взять 10 листиков бумаги и идите к своим клиентам. Например, ваши клиенты – автозаправки или СТО. Идите к ним. На листах должно быть изложено краткое видение проекта с тремя вопросами: "Вам это интересно?", "Вы готовы заплатить, когда это будет реализовано?" и "Сколько именно вы готовы заплатить?". Соберите эти 10 листиков, и, возможно, это изменит все ваши представления о проекте.      
 
– Если стартап создается по принципу "делай что-то хорошее для людей бесплатно, и оно окупится", эта идея имеет право на существование? Google и многие компании  представляли бесплатный сервис, который был полезен многим, а потом появлялись способы монетизации. Для стартапа такое актуально? 

– Если вы можете сделать что-то хорошее, кто запретит? 

– Вы будете рассматривать такие проекты?

– Все проекты, которые к нам приходят, можно разделить на две части: коммерческие и социальные проекты. Техника работы с ними разная. 
 
– Сколько коммерческих и сколько социальных?
 
– 95% – коммерческие. Социальные проекты мы делаем потому, что считаем нужным. На моей памяти было несколько хороших и полезных проектов: от возрождения самобытной культуры Беларуси до борьбы с наркоточками в одном из городов, где эта проблема актуальна. Мы поддерживаем такие проекты безвозмездно, если считаем, что они действительно полезны для общества. К этому можно отнести и образовательные проекты, так как их цель чему-то научиться, и таких проектов много. Коммерческие проекты развиваются в более жесткой среде, и там совсем другой подход. Если получится сделать хороший нужный сервис, который вдобавок монетизируется, будет замечательно. 
 
Кроме идей, для стартапа очень важно знание и компетенция участников. Это верно?
 
Это один из самых главных криетриев. Особая нагрузка на лидере. Он должен потянуть, не сломаться. Это одна из причин, почему выступления стартаперов такие короткие. В Москве на выступление дают 60 секунд. Смотрят даже не на проект, а на команду, на то, горят ли у человека глаза, когда он говорит о своем деле. А для этого достаточно 60 секунд. 
 
– Сейчас бытует мнение, что многие студенты с младших курсов начинают зарабатывать достаточно серьезные деньги и понимают, что то, чему их учат в вузе, не востребовано на рынке. Насколько актуальна проблема ИТ-образования в Беларуси? Нужно ли образование для стартаперов? Многие говорят, что лучше почитают книгу и сами найдут то, что им надо...

– Это большой и серьезный вопрос. Директорами компаний становятся троечники или отличники. Я проводил исследования: нет зависимости, становятся и те, и другие. Образование нужно. Во-первых, независимо от того, что вас там не научили последним технологиям, вы заложили фундамент. Там читаются математические дисциплины, основы алгоритмизации, которые создают базу будущего ИТ-специалиста. Если он не спешит и идет на работу с третьего-четвертого курса, есть много примеров, когда он догоняет и перегоняет тех, кто спешил. 
 
Во-вторых, университет все меньше сумма технических знаний и все больше общение с людьми. Особенно если там хорошие преподаватели, которые поделятся опытом, видны в своей отрасли. Ребята, которые учатся с тобой, будущие директора компаний, менеджеры, и вы друзья, потому что учились вместе. На мой взгляд, это одна из причин высокой стоимости обучения в некоторых университетах США. Платят не за набор технических дисциплин, а за компанию, с которой ты будешь всю жизнь общаться. 
 
Но ваш вопрос имеет основания, потому что обучение устарело. Во многом оно до сих пор отражает видение Советского союза на ИТ-образование и крупный оборонный заказ. 

– В ближайшее время вы планируете открыть лабораторию и провести ряд интересных мероприятий. Может, приоткроете завесу тайны…
 
– В 2012 году мы планируем много заниматься GameDev. Через субботу будут проводиться встречи Games Lab. Два раза в месяц ведущие эксперты области буду т приходить делить опытом в неформальной обстановке. G-Incubator открывает Games Lab, PR Lab для интернет-маркетологов. У кого есть заинтересованность, может зайти на наш сайт и написать мотивационное письмо. Мы открыты для людей, которые могут развивать направления и предлагать свои идеи. В Games Lab будут проводиться тренинги по игровым технологиям и выращиваться перспективные стартапы.  Должно поучиться так, чтобы хорошая техническая база сочеталась с глубоким пониманием рынка. Мы хотим планировать успех проекта. Третье направление: в конце апреля в рамках TIBO мы проведем первую белорусскую игровую конференцию.   

– Что там будет?

– Нас консультирует идейный вдохновитель и организатор Flash Game, и мы ведем переговоры с одной из крупнейших игровых компаний в мире. Они могут выступить как партнером, так и соорганизатором.  В прошлом году мы делали это в БГУИР в камерном варианте, получилось хорошо. В этом году мы попробуем расширить формат и сделать первую конференцию. Приедут издатели игр, продюсеры, люди, которые хорошо знают рынок. Будет организована секция переговоров, и можно будет начинать деловое сотрудничество. 
 
– Какие вы поставили цели на 2012 год для себя лично и для G-Incubator? Что должно произойти, чтобы к концу года вы сказали, что год был отличный?

– Я хочу, чтобы в Минске появилось место и человек, у которого есть идея, который верит в себя и хочет что-то изменить, знал, куда он может прийти и получить все, что ему для этого необходимо. 

– Цель – закрепиться в сознании белорусских стартаперов?
 
– Я хочу, чтобы так и было и чтобы у этих ребят все получалось. В заключение я хотел бы дать небольшой совет, который часто давали мне. Предприниматель – это тот, кто доходит до своего четвертого, иногда девятого проекта. Нельзя опускать руки. Если вы делаете первый стартап, с вероятностью ста процентов ваши идеи будут разрушены. 
 
Все любят мечтать и представлять себя кем-то вроде Стива Джобса, но интересно, что происходит потом. У некоторых свет в глазах гаснет. Иногда убивают ваши собственные недостатки: неумение общаться с людьми, нехватка деловых, профессиональных качеств. Иногда кто-то поступает скверно по отношению к вам. Человек верил, а потом у него не горят глаза. Другой человек через некоторое время отряхнется и пойдет на свой второй проект. Есть какая-то справедливость в том, что тот, кто доходит до четвертого проекта и извлекает уроки из всех своих неудач, становится предпринимателем и создателем своей компании. 
 
– Исходя из этого, что бы вы пожелали зрителям, читателям и слушателям? 

– Верьте в себя, это стрежень. Даже если вам не верят ваши друзья, от вас отвернулись знакомые, не верят родители, вы должны в себя верить.     
 

Александр Мелещенко

Александр Мелещенко - директор оператора бизнес-инкубаторов  и технопарков G-Incubator. Организатор ежегодного республиканского конкурса инноваций Belarus Startup. Основал бизнес-инкубатор и Центр компетенций Microsoft в БГУИР, лабораторию бизнес-инкубирования БГУ. Имеет многолетний опыт преподавания и работы на административных должностях в сфере IT-образования. Управляющий партнер фонда Genesys по IT-сектору. Член экспертного совета фонда "Евразия". Автор учебных курсов по управлению проектами и IT-предпринимательству.
Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-25%
-40%
-10%
-15%
-10%
-10%
-30%