• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Катерина Сипакова,

Какое событие прошлого года, имевшее отношение к сфере ИТ, запомнилось вам больше всего? Какое из них коснулось непосредственно вас или ваших близких? Стала ли жизнь лучше и веселее за прошедший год и чего ожидать от года наступившего? Ответы на эти вопросы совпадут у многих, кто следит за ИТ-событиями в Беларуси. Но конечно же, пристальнее всего за этим следят сами "айтишники". Сегодня итоги 2012 года мы подводим с экспертами ИКТ-отрасли.

В нашей студии генеральный директор Ассоциации "Инфопарк", заместитель председателя Конфедерации промышленников и препринимателей Владимир Басько, основатель и совладелец портала TUT.BY, заместитель председателя Ассоциации "Белинфоком" Юрий Зиссер и руководитель проекта Gemius Беларусь Михаил Дорошевич

(Эфирная запись велась 20 декабря 2012 г.)



Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (25.95 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео

Начнем с одного из самых примечательных событий года – основания нового оператора связи, в котором был замечен российский миллиардер, имеющий отношение к транспортной отрасли в России. Действительно ли это достойно внимания, которым сейчас удостаивается?
Юрий Зиссер: Да, безусловно. На самом деле, Центр обработки данных (ЦОД) уже давно создан. Но де факто он не приступил к своей деятельности, потому что до сих пор не гонял через себя трафик. И вот, наконец, это свершилось. ОАЦ давно искал партнера, чтобы сделать совместный бизнес. Сначала поиск велся в Беларуси. Но тут нужны большие суммы: чтобы построить ЦОД, нужно хотя бы 5 млн. Причем это очень медленные деньги, они будут долго возвращаться. Сначала не будет столько клиентов, чтобы окупить ЦОД. Строительство телекоммуникационной инфраструктуры тоже требует вложений. Чтобы построить единую республиканскую систему передачи данных (ЕРСПД), тоже нужны инвестиции. Кроме того, понятно, что это будет на платной основе, клиенты будут платить за это деньги. А государственная организация ОАЦ не может принимать деньги. Значит, должна быть какая-то коммерческая структура. Собственно говоря, инвестор был неизбежен. Мы не знаем, по каким критериям был выбран российский транспортный король. Но если у него много денег, все получится.
 
Один из белорусских операторов связи – DIALLOG - заявил о том, что он готов разворачивать LTE-сеть в нашей стране. Какие прогнозы вы можете дать? Очень давно делались попытки развернуть сеть четвертого поколения, но никак не удавалось.
Владимир Басько: Я не уверен, что белорусский рынок нуждается в сети четвертого поколения. По моей оценке, не освоены доступные сервисы и в сетях третьего поколения. Технологическая и финансовая способность развернуть сеть не значит, что проект будет успешным.
 
Насколько я знаю, есть вопросы даже с технологическим обеспечением.
Юрий Зиссер: "БелСел" же славится своими "передовыми проектами". То они CDMA пытались внедрить…
 
Владимир Басько: Если проект будет достаточно локальным с точки зрения пилотного проекта, чтобы расшевелить рынок, попробовать, как это делать, то, наверное, это вполне оправданно. Если инвестор замахнется на серьезные инвестиции, то, скорее всего, его ждут неудачи.
 
Юрий Зиссер: Год назад россияне (Yota Bel) пытались внедрить, но закрыли бизнес, потому что сочли, что пока LTE рано внедрять. Прошел год, может, уже и не так рано. А может, они не с этого начнут. Там заявлено четыре направления. Что это будет: построение РСПД, строительство ЦОД, облачных технологий и LTE. Может, они будут строить это только через три года. Мы не знаем, над проектом завеса секретности и сам указ почему-то секретный.
 
Владимир Басько: С моей точки зрения все новые поколения мобильной связи будут востребованы тогда, когда будет достаточное количество электронных информационных ресурсов. Именно они порождают трафик. Это будет возможно, если будет критичное количество электронных сервисов, которые можно получить с помощью мобильных гаджетов на сетях новых поколений. Второе важнейшее условие – поведение типичного потребителя. Не с точки зрения пользования сетями и услугами мобильной связи, а вообще его предпочтения в жизни, его желание обмениваться информацией, порождать информацию, быть новатором. Это тоже сильно влияет на востребованность услуги. Надо задуматься, готовы ли мы.
 
Михаил, может, вы расскажете о сегодняшнем поведении белорусских пользователей мобильной связи и мобильного интернета в частности.
Михаил Дорошевич: В принципе, появление сети LTE – это очень хорошо с технологической точки зрения. К тому же для соседей это тренд прошедшего года. LTE развернуты в тестовом режиме или уже полностью практически у всех соседей Республики Беларусь. Конечно, можно подождать сервисов, но они не появились и в существующих сетях.
 
Но, тем не менее, пользуются мобильным интернетом…
Михаил Дорошевич: Так и LTE пользовались, когда была Yota. Я тоже пользовался — и мне даже понравилось.
 
Юрий Зиссер: Я до сих пор не заметил переход с GPRS на 3G. Более того, у меня подозрение, что 3G до сих пор не работает во многих местах до сих пор.
 
Владимир Басько: Это не подозрение. На экране мобильного отображается, какой тип связи используется.
 
Михаил Дорошевич: В этом году операторы связи не особо развивали услуги предоставления данных, хотя они, наконец, начали понимать, что это очень важно. За счет использования пользователями интернета растет и их доход. Может, с ростом доходов они начнут задумываться о сервисах. В данном случае они выступают исключительно как транспорт.
 
Какие запросы на сервисы и контент у мобильных пользователей? Какими гаджетами они чаще всего пользуются?
Михаил Дорошевич: Я подготовил сравнительную характеристику Беларуси с соседними странами и некоторыми более отдаленными. Но важна оговорка, что под мобильным трафиком имеются в виду белорусы, которые с помощью мобильных устройств посещают белорусские сайты. В ноябре процент мобильного трафика составлял 4,35%. В Украине в ноябре этого же года – 3,27%, в России – 4,28%, в Израиле – 5,91%, в Дании – более 14%. Практически во всех странах лидерами являются устройства Apple. В Беларуси, Украине, России и Дании первое устройство по просмотрам – iPad, а в Израиле – iPhone. А на третьем месте разные устройства: в Беларуси – Nokia 5230, в Украине – Nokia X2, в России – Samsung Galaxy S3, в Израиле и Дании - Samsung Galaxy S2. Если говорить производителях в объеме всех устройств, то в Беларуси пока по-прежнему лидирует Nokia, но на подходе Apple и Samsung, и всех беспокоит Huawei и ZTE. Работа мобильных операторов с данными производителями сказывается на том, что используется больше устройств и больше смартфонов, соответственно, люди больше пользуются интернетом.
 
Сказывается и то, что мобильная версия не самая сильная стороны белорусских сайтов. Мобильное приложение все-таки дорогостоящая вещь, и она есть у лидеров.
 
Юрий Зиссер: 3 месяца назад у нас было 50 тысяч скачиваний приложения, и реальных пользователей – 17-19 тысяч. Сейчас уже явно больше. Кроме того, мобильный трафик на мобильную версию за год вырос вдвое – с 5 до 10%.
 
А в целом насколько быстро растет мобильный трафик?
Михаил Дорошевич: Когда люди занимаются мобильной версией, у них растет мобильный трафик. В среднем у новостных сайтов мобильный трафик – 10-11%. Но так как общая цифра чуть больше 4%, это не очень хороший показатель в сравнении со странами Центральной и Восточной Европы. В Литве за этот год очень вырос мобильный трафик, но за счет того, что появляются мобильные версии сайтов.
 
Юрий Зиссер: Но многие пользуются полными версиями на мобильниках. TUT.BY любят загрузить полностью. Кроме того, есть 3G-модемы. Это тоже считается мобильным трафиком, а на самом деле люди заходят с ноутбука.
 
Владимир Басько: Я запросто перехожу с ноутбука на телефон, посещая одни и те же сайты и пытаясь получить одни и те же сервисы. Когда мне нужно войти в интернет через ноутбук, я делаю это через мобильный телефон. Тогда где у меня мобильность: когда я с телефоном или делаю ту же работу, но войдя в интернет с ноутбуком через свой мобильный? Где граница? С моей точки зрения, ресурсы, к которым будет доступ, приложения, сервисы, которые можно получить, критичнее, чем тип гаджетов, которые есть в наличии.
 
Я не специалист в этом вопросе, но я вижу, что во многих более развитых с точки зрения мобильности странах вокруг операторов мобильной связи формируются кластеры разработчиков контента и сервисов. Не сами операторы это делают. И я не наблюдаю этого в Беларуси. Более того, я знаю конкретные случаи, когда возникают барьеры: к оператору мобильной связи приходит тот, у кого есть идеи, и не находит понимания. Потом топ-менеджмент белорусского оператора мобильной связи начинает задаваться вопросом, почему у него недостаточный трафик. Ответ: стимулируй развитие кластера, тех, кто делает ресурсы, разрабатывает сервисы и приложения. Более того, было бы уместно, чтобы на TIBO появлялись не просто операторы связи, а их партнеры, которые рекламировали бы для конечного потребителя свой ресурс, сервис и приложения.
 
Михаил Дорошевич: Хороший пример – Молдова. Там мобильные операторы Telesonera и Orange являются инициаторами кластеров, разработок приложений. Там создана возможность электронной подписи, идентификация с помощью мобильных устройств. Это пример того, как работает компания и используется сервис. Это вносит Молдову в десятку самых высокотехнологичных стран мира, в которых используются эти технологии.
 
Были ли заметные события, касающиеся мобильных операторов, кроме повышения цен?
Юрий Зиссер: Какое там повышение цен! В прошлом году девальвация по валюте была в 2,6 раза, а они подняли цены на 10%. Считайте, что они все проиграли, ведь у них почти все затраты в валюте: оборудование, роуминг… Они очень сильно пострадали, у них не было денег на развитие. Даже сейчас цены не прежние. К сожалению, мало кто отдает себе в этом отчет. Была новость о повышении цен Velcom и МТС. На форуме их облепили грязью, и совершенно зря, ведь связь сейчас почти дармовая.
 
Владимир Басько: Это типичное поведение потребителя: какими бы низкими ни были цены и насколько незначительно они бы ни повышались, потребитель любой категории продуктов и сервисов всегда будет недоволен. К важным событиям я бы отнес обеспечение возможности переноса своего номера к любому оператору мобильной связи. В России это только обсуждается и там это будет происходить за плату. А у нас это можно сделать уже сейчас. В конце уходящего года я вижу попытки снизить тарифы роуминговой связи. В Риге проходил Белорусско-прибалтийский форум, и два оператора мобильной связи (МТС и Life:)) подписали с прибалтийскими операторами мобильной связи соответствующее соглашение о существенном снижении роуминговых тарифов. Я считаю, это прогрессивная тенденция. И вроде бы потребители не заставляют – они это делают сами.
 
Юрий Зиссер: А "Белтелеком", наоборот, повышает цены на международные звонки.
 
Михаил Дорошевич: А мне запомнилось то, что мобильный оператор МТС задумался о вопросе приватности и безопасности в интернете. Это важная инициатива, о которой часто забывают. Очень хорошо, когда компании такого размера и важности пытаются это делать.
 
Поговорим о рынке разработки программного обеспечения (ПО). Как он себя чувствовал в уходящем году? Растет ли внутренний рынок? Развивается ли рынок собственных разработок?
Владимир Басько: Я бы расширил тему: рынок не разработки ПО, а скорее рынок прикладного ПО. Для Беларуси это более актуально. Системных разработок у нас сейчас практически нет. Следует учитывать не только разработки, потому что очень значима работа по интеграции прикладного ПО, по внедрению прикладных программных систем на предприятиях-потребителях. Там как таковой разработки может и не быть, но работа не менее важная: сборка из компонентов на базе какой-то ранее разработанной платформы. В таком разрезе внутренний рынок растет — как и внешний, - но сталкивается с определенными проблемами. Главная из них, которая пока никак не разрешается, это недостаток специалистов с соответствующей компетенцией. Это вполне естественно, потому что дефицит ИТ-специалистов на глобальном мировом рынке по-прежнему присутствует, и это тенденция многих лет. Недостает в большей степени консультантов, бизнес-аналитиков, менеджеров проектов, которые работают на внутреннем рынке.
 
Другим барьером, сдерживающим развитие внутреннего рынка, является уровень компетенции руководителей, в том числе многих ИТ-руководителей на стороне корпоративных потребителей. В этом году мы предпринимали усилия, и кое-какие из них дали свои результаты. Мы хотели дать возможность руководителям наших корпоративных потребителей, прежде всего, государственных иначе посмотреть на то, зачем им нужно прикладное ПО и системы, где основой является прикладное ПО. С точки зрения ориентации на значимость и то, что нужно повышать собственную компетенцию, меня бизнес-процессы, связанные с внедрением и эксплуатацией систем, прогресс существенный.
 
Разнообразие компонентного прикладного ПО, из которого можно собирать системы, достаточно высокое в мире. Вопрос выбора базовой платформы достаточно сложный. Но гораздо более сложным оказался выбор подрядчика. Сейчас у ИТ-компаний, работающих на отечественном рынке в сегменте прикладного ПО, устойчивая точка зрения: на любой более-менее подходящей платформе можно развернуть хорошую систему. Важно, чтобы подрядчик, который ее разворачивает, был компетентным и адекватным. Это гораздо более критично, чем базовая платформа, на которой собирается прикладное ПО.


 
В последнее время часто поднимается вопрос развития работы по собственным разработкам компании. Большинство белорусских ИТ-компаний работают по заказу зарубежных компаний. Есть ли какое-то движение с собственными разработками внутри компаний?
Владимир Басько: Наши разработчики банковского ПО, являясь основными игроками на внутреннем рынке, начали успешно продвигаться на внешний рынок со своими разработками.
 
Юрий Зиссер: Вы имеете в виду Soft Club, что внедряется в Средней Азии?
 
Владимир Басько: И "Системные технологии" в Азербайджане. Какие-то разработки для транспорта (прежде всего, для железной дороги) тоже вышли с собственными разработками за пределы Беларуси.
 
Куда?
Владимир Басько: В Казахстан, Россию, Прибалтику. Я назвал бы новый взгляд корпорации "Галактика" и новую волну активности на свои продукты, их нацеленность на обновление своей продуктовой линейки в традиционной модели и создание облачных решений для своих клиентов. В целом у разработчиков собственных продуктов появляется понимание, что для нас выход – в консолидации деятельности разработчиков, потому что масштаб каждой отдельно взятой белорусской компании, которая делает собственный продукт, для работы на глобальном рынке слишком мал.
 
Юрий Зиссер: Собственно, такая же ситуация во всем мире. Если мы вспомним происхождение софта и сервисов, то назовем США, Израиль и Германию. Но мы никогда не слышали о бельгийском, голландском, даже французском софте, потому что доля его незначительна на мировом уровне.
 
Владимир Басько: Самое главное, что тенденция есть.
 
В этом году внедрялись ИТ-новшества в разных сферах: в образовании, в транспортной сфере, здравоохранении. Какие из них вы назвали бы самыми примечательными, интересными и важными с точки зрения потребителя?
Владимир Басько: Я пользуюсь только двумя сервисами: системой ЕРИП, чтобы сэкономить время, и onliner.by, чтобы что-то для себя найти. Несомненно, я посещаю TUT.BY, чтобы узнать о новостях, почитать что-то полезное. Но это все относится к категории СМИ.
 
А электронный проездной? Поликлиники активно развернули деятельность в интернете. Можно сейчас и талончик заказать, и врача вызвать...
Владимир Басько: Развернули деятельность и начали экспериментировать – это еще не означает поставленный сервис, который доступен, понятен и которым пользуются многие. Движение, несомненно, есть — и это хорошо. С моей точки зрения, здесь две главные проблемы. Во-первых, в основном эти сервисы ориентированы на поддержку административных процедур или близких к ним. Разработка систем для таких административных процедур финансируется из государственного бюджета. Она получается крайне недофинансированной. Нет в нашем бюджете достаточного количества денег по соответствующим статьям, чтобы быстро, эффективно делать системы. У нас отсутствует практика последующего массового информирования и содействия в освоении того, что появилось. Сделали, система есть. Что еще нужно? А желательно не просто рассказать, что она есть, а рассказать, как с ней работать - т.е. по сути дела, продать. Продавать должно и государство, когда оно разрабатывает свои системы.
 
Сейчас наметился подход к решению этой проблемы. Мы нашли взаимопонимание в развитии конкретной формы государственно-частного партнерства. Если у государства не хватает денег на обеспечение той или иной административной процедуры или смежного сервиса в виртуальном электронном пространстве, оно может рассмотреть готовность частного бизнеса инвестировать эту систему и далее оказывать соответствующую услугу на оговоренных с государством условиях. При этом должен быть подписан инвестиционный договор с Республикой Беларусь, чтобы частный инвестор получил гарантии возврата своих денег и понимал, в какой среде он работает. Например, это система взимания платежей с помощью электронной системы. Это подходящий пример пути, по которому мы можем пойти. Движение началось, надеюсь, оно будет успешным.
 
Михаил Дорошевич: Я привел бы в пример "Минсктранс". В чем причина популярности сайта "Минсктранса", кроме расписания? Оказывается, минский транспорт ходит по расписанию. Трамваи, троллейбусы и автобусы имеют систему GPS. У водителя стоит устройство, которое трекирует их перемещение с точностью до 2-3 минут. Это расписание доступно на сайте, и есть мобильные приложения для iPhone и Andriod. Сайтом "Минсктранса" пользуется 15% минской интернет-аудитории, из них 90% минчане и почти 60% - молодежь (от 15 до 24 лет) и около 30% аудитории - студенты. Это пример высокотехнологичного сервиса, который понятен, полезен и используется.
 
Владимир Басько: Заинтересованным советую посмотреть, как эта система построена в Эстонии. Технологическая платформа, на которой делалось, литовской разработки. На мой взгляд, один из правильных подходов для скорейшего развития сервисов, смотреть, что и как сделано у соседей. Чтобы обеспечить такую миграцию хороших сервисов и решений, подписано межгосударственное соглашение между Беларусью и Литвой о сотрудничестве в сфере информационных технологий и развития информационного общества. У меня большие надежды в связи с этим.
 
Юрий Зиссер: На бытовом уровне, кроме ЕРИПа, я постоянно покупаю билеты на междугородний автобус и на самолет на сайте "Белавиа". Что приятно, они учитываются бухгалтерией. То есть если ты купил на свою карточку, представил электронные данные, распечатку и потом сдал посадочный талон, то ни у бухгалтерии, ни у налоговой инспекции вопросов не возникает. Это гораздо удобнее, чем ездить в офис "Белавиа", стоять в очереди. Хотя в мире есть сервисы, к сожалению, не наши по покупке дешевых билетов.
 
Владимир Басько: В том и дело, что это не белорусские сервисы. Я тоже покупаю билеты в интернете, бронирую гостинцы, прокладываю маршруты.
 
Михаил Дорошевич: Обратите внимание, что в топ-50 популярных в Беларуси сайтов не попадает ни один банк. Банковская инфраструктура – один из тех локомотивов, которые развили ИКТ в балтийских странах. В Украине банки тоже попадают в топ-30.
 
Юрий Зиссер: Это потому что наши банки очень консервативны. У них представление об интернете отстало лет на 5. Они до сих пор уверены, что если они сделают нормальный сервис, им никто не будет пользоваться. А у тех, у кого этот сервис есть, им невозможно пользоваться. Они делают все, чтобы максимально затруднить любое действие.
 
Михаил Дорошевич: Вот вам и тренды на 2013 год, потому что как раз банки могут способствовать развитию информационно-коммуникационных технологий в Беларуси. Возникает вопрос о том, что среди белорусских интернет-пользователей незначительное чисто людей старше 55 лет. Банки во многих странах занимались интернет-образованием. Медиа-грамотность — важный вопрос.
 
Владимир Басько: Если мы говорим о потребительском спросе, я бы предпочел употреблять термин электронные сервисы и ресурсы. Интернет у многих ассоциируется с возможностью обеспечения некой коннективности. Переход на сервисоориентированный подход характерен не только для внутренних систем предприятий, но и для всего глобального рынка. Мне важна не система, которой я пользуюсь, а сервис, который я получу благодаря той или иной системе. Я согласен насчет возможной роли банков. На поверхности лежат простые вещи, которые могли бы повысить актуальность электронных ресурсов и сервисов. Я иногда задумываюсь, где мне делать записи финансового характера. Я пользователь одного банка, у меня больше 20 карточек. Почему у меня нет личного кабинета в электронном банке? Почему я не могу зайти и оставить там запись, которая защищена должным образом? Чтобы, когда мне нужно будет произвести какой-то расчет, там же это и найти. Это делается просто, но этого нет.
 
Как росла интернет-аудитория в Беларуси в 2012 году? Изменился ли социальный портрет?
Михаил Дорошевич: В ноябре 2012 года в Беларуси было 4 млн 538 тысяч интернет-пользователей в возрасте от 15 лет. Это 56% проникновения. Хороший показатель, но есть куда расти. За год аудитория выросла практически на 12% - это почти полмиллиона человек. Если в прошлом году аудитория выросла на 20%, нужно понимать, что с каждым годом каждый процент уровня проникновения будет все более тяжело даваться. Сейчас все развитие шло за счет инфраструктуры: мобильность, появление широкополосного интернета. Способ подключения практически 70% интернет-аудитории - это широкополосный интернет. Модемное подключение становится все более редким - менее 5%. В дальнейшем роста более 10% трудно ожидать. Даже в этом году с марта до конца лета падения не было, но интернет-аудитория не росла.
 
Если говорить о социально-демографических изменениях, то стало чуть больше женской аудитории. 51% - женщины, 49% - мужчины. Я считаю, что основное ядро в белорусском интернете – люди 25-34 лет (это 30% аудитории, и это одни из самых активных интернет-пользователей). Они активны по времени, проводимом на сайтах, по своей деятельности. И эти люди уже выросли с интернетом.
 
39% - люди с высшим образованием. Процент чуть-чуть уменьшается - у и это хорошо. Потому что большой процент образованной аудитории свидетельствует о цифровом неравенстве. Нужно понимать, что не все люди используют интернет в своей деятельности. По роду деятельности: специалисты - 24% аудитории. А студенты и школьники – около 16%.
 
Уменьшается доля Минска, и это тоже хорошо, потому что означает уменьшение цифрового неравенства. Минск сейчас составляет 28%, в прошлом году было 33%, а в прошлые годы это была половина всей белорусской интернет-аудитории. Важной характеристикой изменений в нашем исследовании было то, что начали разделять города более 50 тысяч жителей и менее 50 тысяч, то есть крупные промышленные города и более мелкие сельские местности. 19% - жители крупных городов и 17% - жители малых городов и сельской местности. Хотелось бы, чтобы в 2013 году их доля увеличилась, и они были более активными. В процентном отношении их много, но их активность на сайтах очень низкая.
 
Рабочих без специальной квалификации 2,5% белорусской интернет-аудитории. Военнослужащие и милиционеры – 1,7%. Но белорусская интернет-аудитория тем хороша, что в ней 4,5 млн . В Балтийских странах такие проценты – значительная аудитория, и о ней нужно думать.
 
По предпочтениям я смотрел на новостные сайты. У квалифицированных рабочих и мастеров активность возрастает в пятницу, субботу и воскресение. У нас новостная лента живет постоянно, а у рабочих другой уклад жизни. Они на неделе работают, а новости начинают читать в выходные. Социальными сетями пользуется 78% белорусских интернет-пользователей. Поиск (Google и Yandex) – 82%, новости – 51%, видео – 57%. Дальше по тематике: автомобильная – чуть больше 30%, спортивная – меньше 20%, женская – меньше 20%.
 
Какие тенденции вы назвали бы самыми главными в 2012 году в Байнете? Как они соотносятся с тенденциями мирового интернета?
Юрий Зиссер: Сейчас и у нашего, и мирового интернета одна тенденция, о которой мы уже говорили, это мобилизация, бурный рост мобильного трафика. Он будет только расти. Приложения – это тоже будущее. На конференции довелось услышать одного французского эксперта, который сказал, что скоро интернета вообще не будет – будут одни приложения. Конечно, это преувеличения, но что-то в этом есть.
 
Я бы не сказал, что в мировом интернете были страшно важные события в этом году. У нас в Беларуси самое большое событие в ИКТ сфере – это выход EPAM на биржу. Это не только выход белорусской ИТ-компании, когда над New York Stock Exchange развевался белорусский флаг. Это вообще первый выход белорусской компании на нью-йоркскую биржу. Это символично, потому что сейчас очень много разговоров о бренде страны, Минска… Вот вам и бренд! Я уверен, что это наше лицо в ХХI веке. Через 10 лет по значению это будет очень хорошо.
 
Владимир Басько: Я согласен, что это значимое событие для нашей страны, но есть один негативный момент. Никто не подхватил эту возможность. На всех уровнях: от государства до бизнеса, который мог бы этим воспользоваться.
 
Юрий Зиссер: Это же частный бизнес. С точки зрения чиновников, этого события не было.
 
Владимир Басько: Если там появился белорусский флаг, это можно было бы использовать каким-то образом, чтобы имидж нашей страны стал выше. Среди достаточно новых и необычных событий в ИТ: две белорусские финансовые компании начали искать ИТ-проекты на белорусском рынке. Я имею в виду "Зубр Капитал" и Fenox Venture Capital. Это хорошая тенденция: мы говорим о недостатке капитала, а здесь собственные капиталисты возвращаются на рынок.
 
Юрий Зиссер: Еще "Бавин" и Александр Кнырович.
 
Владимир Басько: Я бы еще отметил развитие позитивного взгляда международных финансовых институтов на целесообразность и возможность инвестиций в белорусский ИКТ-сектор. Это и Европейский банк реконструкции и развития, и Мировой банк вместе с Международной финансовой корпорацией. Это происходит потому, что растет понимание роли сектора ИКТ как отдельного сектора экономики и фактора развития всей экономики государства. Солидарная оппозиция, представители органов власти, бизнеса и общества становится все более единообразной. Это хорошая предпосылка для совместных действий в будущем.
 
Чего мы не успели сделать в этом году, и это могло бы быть значимым событием, - это начало публичного, активного и продуктивного диалога ИТ-бизнеса и профессиональных ИТ-организаций с нашим государством. Я думаю, что в 2013 году можно будет объявить это как событие. Также я отметил бы тенденцию роста профессиональных сообществ, работающих в ИТ. Это очень важно. В США и Западной Европе основным двигателем новых стандартов, лучших практик, развития системы образования являются профессиональные ИТ-общества. Уже сейчас солидарно действуют представители дополнительной системы ИТ-образования (те, кто занимаются последипломным образованием в краткосрочном режиме). Они взаимодействуют между собой, пытаются вырабатывать совместные программы, совместно решать проблемы.
 
Сейчас многими осознана значимость ИТ-директора как человека, от которого зависит успех многих проектов, как для интернета, так и для корпоративного сектора. Сами они консолидировались в некое сообщество. Сейчас это называется Клубом ИТ-директоров. Развитие будет.
 
Означает ли возврат инвесторов, что молодые бизнесмены, которые основывают стартапы в ИТ, наконец поняли, куда нужно двигаться и этим самым привлекают новые деньги?
Юрий Зиссер: Это движение началось три года назад со Startup Weekend. Сейчас мы читаем, что белорусские игры используются во всем мире, что белорусы покупают в Австралии фирмы за миллионы долларов.
 
Владимир Басько: Есть позитивные шаги. Но особенно у начинающих, молодых потенциальных предпринимателей есть иллюзия, что для того, чтобы начать бизнес, не нужно ничего, кроме идеи и желания. На самом деле надо, чтобы и внешние условия и обстоятельства были подходящими. Нужно обладать определенной компетенцией, хотя бы минимальной. И нужно обладать определенными личными качествами. Стартап-движение развивается таким образом, что позволяет многим уже на старте оценить себя, правильность своих подходов, увидеть, что нужно повысить свою компетенцию и сделать это. В ВУЗах начинают внедряться спецкурсы по ИТ-предпринимательству.
 
Юрий Зиссер: Существует коллективная монография известных специалистов в своей отрасли, учебное пособие по ИТ-предпринимательству, одобренное Министерством образования. С осени этот курс читается в четырех вузах. А вообще есть планы внедрить этот специальный курс по ИТ-предпринимательству в 34 специальностях по стране. Что интересно, это пособие выпущено в интернете, лежит на сайте itlegalsolutions.com. Его может использовать любой желающий.
 
Что вы могли бы назвать основными тенденциями на будущий год?
Владимир Басько: Будет очень хорошо, если продолжатся тенденции, которые наметились в этом году. Для себя я считаю важным, чтобы сотрудничество государства и ИТ-бизнеса продолжалось, чтобы механизм и схемы совершенствовались и взаимного доверия становилось больше. Хорошо бы, чтобы государство внимательнее отнеслось к внутреннему, отечественному ИТ-бизнесу, к внутреннему ИТ-инвестору. Внутренний потенциал в этом смысле недооценен. Наше государство пока смотрит на ИТ-сектор как на неких технократов. Наш ИТ-бизнес обладает яркими личностями, которые способны на многое. Это ответственные люди, которые разделяют общие проблемы государства, когда что-то планируют.
 
Юрий Зиссер: Я тоже надеюсь, что ИТ-сектор будет признан нашими чиновниками.
 
Михаил Дорошевич: Мне хотелось бы, чтобы интернет по-прежнему рос двузначными числами. Чтобы кроме роста числа интернет-пользователей, также рос рекламный рынок. Без этого белорусским ресурсам будет тяжелее развиваться, а это значит, что все вышеназванные слова не будут подкреплены новыми, интересными, полезными интернет-проектами, не столько для чиновников, сколько для интернет-пользователей. И я теперь всегда добавляю, что медиаграмотность должна расти. Тут очень много возможностей для совместной деятельности различных секторов нашей промышленности.
 
Как рос рынок интернет-рекламы в 2012 году? Чего ждать?
Юрий Зиссер: В 2012 году рынок интернет-рекламы вернулся на уровень 2010 года. В 2011 году был провал, и все пострадали. Но рынку интернет-рекламы еще грех жаловаться, потому что рынок всей рекламы откатился в прошлом году на уровень 2006 года. В этом году он повторит 2007 год.

На самом деле с рекламой полная катастрофа. В стране очень маленький процент частной экономики, а государственным предприятиям рекламироваться не надо. Хлебзаводу №5 реклама не нужна. Поэтому интернет-рекламы у нас на душу населения в 18 раз меньше, чем в России. Реклама возникает от конкуренции, и рекламодателями выступают в основном иностранные компании, у которых она есть. Это мобильные операторы, автодилеры, частные банки. Круг узок. Будем надеяться, что потихоньку он будет расширяться. Но пока это смешные цифры.
{banner_819}{banner_825}
-45%
-20%
-10%
-20%
-50%
-20%
-35%
-50%
0065385