Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Офтоп


© Nature
© Nature
Женщины-ученые в США и во всем мире проделали колоссальный путь в борьбе против дискриминации, однако даже сегодня студентки и аспирантки сталкиваются с неравной оплатой труда, трудностями в карьерном росте и "скрытыми" предубеждениями против себя, пишет журналистка Хелен Шен в специальном разделе очередного номера журнала Nature, посвященном предстоящему Международному женскому дню.

Шен приводит пример нейробиолога Нью-Йоркского университета Линн Киорпес, которая в начале 1970-х годов, будучи студенткой, хотела стать инженером. По словам Киорпес, один из профессоров ее Северо-Восточного университета в Бостоне в первый день занятий оглядел аудиторию и сказал: "Я вижу в классе женщин. Я не верю, что женщинам место в инженерном деле, поэтому я лично сделаю все возможное, чтобы все вы провалили (мой класс)".

Профессор "не блефовал", говорит Киорпес — все студентки в той аудитории, кроме одной, в итоге ушли из этой области. И хотя сейчас подобные высказывания кажутся в американских университетах немыслимыми, проблемы все еще существуют, считают ученые, опрошенные журналом.

Статистика не радует

По данным Национального научного фонда (NSF) США, американские женщины сегодня получают почти половину всех степеней PhD в точных науках и инженерном деле, но занимают в этих сферах лишь 21% и 5% постов соответственно. Кроме того, в среднем зарплата женщины-ученого в США составляет лишь 82% от зарплаты ее коллеги мужского пола, а в отдельных областях, например, в физике и астрономии, этот показатель приближается к 60%.

Автор статьи приводит данные опроса 2010 года, проведенного Американской ассоциацией содействия развитию науки (AAAS) среди примерно 1,3 тысячи обладателей PhD. Более половины, 52% женщин сообщили, что в своей научной карьере сталкивались с проявлениями дискриминации по полу, тогда как среди мужчин так ответили всего 2%.

Помимо этого, для женщин выбор между работой в науке и семейной жизнью, по-видимому, все еще остается куда более сложным. По данным исследователей из Калифорнийского университета в Беркли, бездетные молодые исследователи обоих полов, уже получившие PhD, одинаково часто решают оставить науку, тогда как женщины-ученые, ставшие матерями или планирующие это, в среднем уходят в два раза чаще, чем мужчины в аналогичных обстоятельствах.

По мнению Шен, серьезной проблемой также является "выпадание" студенток и молодых ученых на ранних стадиях академической карьеры, связанное, в том числе, и с острым недостатком "ролевых моделей", успешных женщин на высоких научных постах.

Бой с тенью

"У меня есть предубеждение против женщин в науке. Пожалуйста, не считайте меня из-за этого ужасным человеком. Я женщина-ученый, научный руководитель, общественный активист за привлечение женщин в науку, мать будущей женщины-биолога. Но мои результаты теста на скрытые ассоциации показывают, что я все равно невольно связываю мужчин с наукой и карьерой, а женщин с искусством и семьей… Результаты сотен тысяч других людей говорят о том, что я не исключение: для 70% мужчин и женщин из 34 стран наука — скорее мужское дело, чем женское", — пишет в своей колонке нейробиолог медицинского факультета Стэнфордского университета Дженнифер Рэймонд.

Рэймонд напоминает об исследовании, которое в 2012 году "потрясло научное сообщество": микробиолог из Йельского университета Джо Хэнделсман в буквальном смысле поставила на своих коллегах-ученых эксперимент, разослав им одинаковые придуманные ею "резюме" на вакансию лаборанта, подписанные мужским или женским именем. Таким образом, исследовательница выяснила, что женщина-лаборант при абсолютно одинаковых данных зарабатывала бы на 4 тысячи долларов в год меньше и имела бы гораздо меньше шансов получить в лице начальника научного наставника.

Тем не менее, даже после такой, по ее мнению, весьма наглядной иллюстрации существования дискриминации женщин в науке многие коллеги автора заметки усиленно его отрицают и не готовы признать, что их решения не полностью объективны. По мнению Рэймонд, признание проблемы должно стать первым шагом к ее решению, и тогда однажды "представление о том, что стереотипный успешный ученый мужского пола, исчезнет".

"Если мы будем бдительными, мы сможем снизить влияние предубеждений и стереотипов на наши решения. Неосознанные предубеждения — это умственные "привычки", которые обычно управляют нашими первыми, спонтанными реакциями… но так же, как каждый человек может отучиться грызть ногти или говорить "эмм" при устном выступлении, мы можем подавить и такие привычки", — заключает Рэймонд.

Что делать

В этом же номере Nature публикует колонки ученых из разных стран мира, которые предлагают свои шаги на пути к искоренению дискриминации женщин в науке. Так, например, Лихад аль-Газали, генетик из Саудовской Аравии, говорит, что, по данным на 2011 год, на женщин приходилось лишь около 1% всех ученых, тогда как студентки получают 65% дипломов бакалавров в научных областях. Борьба с предрассудками и распространение информации о звездах национальной науки, по ее мнению, может поддержать в школьницах и студентках решимость идти к карьере в выбранной области знания.

Психолог из Городского университета Нью-Йорка Вирджиния Валиан вместе с коллегами предлагает бойкотировать научные конференции, куда годами не приглашают выступать женщин, нейробиолог из Стэнфорда Бен Баррс — сделать правилом временное ослабление жестких ограничений на пути к постоянному контракту для молодых родителей обоих полов.

Физик Лин-ань У из Института физики Китайской академии наук считает, что необходимо уравнять пенсионный возраст, разница в котором у мужчин и женщин оборачивается для последних сложностями при приеме на работу, а ее коллега Эва Эндрей из университета Ратгерса призывает обратить внимание на собственных дочерей, которым может остро не хватать научных кумиров женского пола.

Наконец, Лииса Хусу из университета Эребру в Швеции обращает внимание на то, что очень часто предубеждения проявляются не в том, что происходит, а в том, чего с женщинами-учеными не случается — в десятках мелочей от неприглашения на неформальные встречи коллег и отсутствия публичного одобрения коллег до "пропадающих" ссылок на научные исследования женщин-ученых.