• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Катерина Сипакова,

О женщинах, работающих в белорусских ИТ-компаниях, вспоминают в основном в связи с конкурсом "Мисс ИТ". Но ведь в эту отрасль (как и во многие другие) представительницы прекрасного пола приходят далеко не только для красоты. И с каждым годом число женщин в ИТ-сфере растет и они занимают самые разнообразные должности: от офис-менеджеров и специалистов по персоналу до менеджеров проектов, программистов и даже директоров.

Каково же место женщин в белорусской ИТ-отрасли? Эту тему в студии TUT.BY мы обсудили с директором компании Viber Media Вероникой Кесовой, менеджером по персоналу компании EPAM Systems Светланой Бодренковой, программистом компании Elilink Екатериной Селезневой и исполнительным директором компании Altoros Development Александром Подгрушей. 
 


Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (18.42 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (102.05 МБ)

По данным администрации ПВТ примерно треть сотрудников парка – женщины. Они работают в разных специальностях: есть программисты, HR-менеджеры, директора отделов и подразделений. Сколько женщин работает в ваших компаниях? Какие должности они занимают?

Светлана Бодренкова: Я бы разделила определенные ИТ-профессии на те, где мы скорее встретим женщин, и те, где мы скорее встретим мужчин. Например, в operation support, администраторы, скорее махровый мужской коллектив. Традиционно принято считать, что QA-департамент – это женская сфера. Однако в последнее время и там наблюдается гендерный паритет. Традиционно женскими являются сервисные службы, service desk и help desk. Женщины очень успешно реализуют себя в качестве бизнес-аналитиков и, естественно, в административных, поддерживающих службах: отделах персонала, бухгалтерии, travel-отдел – это традиционно женское поле деятельности.
 
То есть создают продукты в основном мужчины?

Светлана Бодренкова: Для создания продукта нужен труд большой команды. Нельзя сказать, что в этой команде будут преимущественно мужчины. В EPAM есть команда, которая занимается разработкой сложных решений для линуксового ядра. Там есть весьма успешные девушки-программисты. И уже два года в service desk из 20 сотрудников есть 3 молодых человека. По состоянию на 2011 год у нас в компании 35% составляли женщины.
 
Вероника Кесова: У нас компания состоит из 50 человек, из них примерно 5-6 девушек. Специфика нашей компании – непосредственно разработка, у нас нет административных должностей или связанных с бизнес-аналитикой. Девушки в основном из отдела тестирования и есть одна девушка-программист.
 
И девушка директор.

Александр Подгруша: У нас хватает девушек программистов, девушек QA, достаточное количество в маркетинге, значительное количество девушек – руководители отделов. У нас примерно 60% мужчин и 40% женщин.
 
Екатерина Селезнева: Я точно знаю, что у нас только две девушки программиста. Всего работает около 200 человек. Девушек QA у нас, конечно, больше.
 
Когда и как вы пришли в программисты? Оправдались ли ваши ожидания и опасения?

Екатерина Селезнева: Когда я училась в школе, я не могла понять, чем хочу заниматься. Мне приносили удовольствие логические задачи, а как применять их в жизни, я не знала. Я училась в классе прикладной математики и заканчивала технический вуз. На протяжении учебы мне все нравилось, у меня не было опасений, что мне не понравится моя профессия. Все мои ожидания насчет коллектива оправдались, я довольна выбором.
 
То есть не было скептического отношения со стороны мужской части отдела программирования?

Екатерина Селезнева: Мне показалось, что все были профессиональны, без стереотипов. С такой проблемой я никогда не сталкивалась.
 
Есть ли до сих пор скепсис по отношению к девушкам программистам? Изначально это была сугубо мужская профессия.

Светлана Бодренкова: Скепсис в отношении женщины программиста скорее существует в стереотипах. Если женщина выбирает профессию, ориентируясь на свои собственные потребности, склонности, характер, интересы, то она имеет возможность реализоваться в любой профессии. Конечно, женщине программисту приходится тратить какие-то силы на преодоление этих предубеждений, но больше теряет тот, кто изначально говорит, что женщина имеет меньше прав на самореализацию в программировании. У женщин и мужчин от природы разные ресурсы, разные задатки и разные весовые категории, чтобы реализоваться в профессии. Критерии оценки и успешности разные. Современно ИТ-производство – всегда командная работа. Качества, традиционно считающиеся женскими, приобретают все большую роль: умение работать в команде, подстраиваться, гибкость, умение слушать и слышать других, не настаивать на своем мнении, признавать свои ошибки как возможность дальнейшего самосовершенствования. Мужчины по натуре индивидуалисты и достигатели, в этом их сила.
 
Александр Подгруша: У нас в компании нет никакой дифференциации между девушкой программистом и мужчиной программистом. Если человек хорошо выполняет свои функции, у него все хорошо. Те же задачи, тот же карьерный рост, тот же тимбилдинг. Может, чуть более трепетное отношение к девушке в коллективе. Но в профессиональном плане все наравне.
 
Приходится ли пользоваться в работе тем, что вы девушка? Напоминать мужской части коллектива о том, что девушки – прекрасный, но слабый пол? Пытаться получить для себя какие-то преференции?

Вероника Кесова: Прибегать к женским уловкам или играть на том, что я женского пола, претит мне. Как руководитель, я считаю, что этого делать категорически нельзя. В профессиональном плане должна быть чистая основа, и она не должна быть завязана ни на каких личностных качествах.
 
Легко ли сохранять женственность и не забывать, что вы женщина за пределами офиса?

Вероника Кесова: Гендерный вопрос для меня на работе не поднимается. Мне комфортно на работе, поэтому такая, какая я на работе, такая я и в жизни.
 
Екатерина Селезнева: Женственность – это внутренне состояние, независимо от окружения, она есть в женщине или ее нет. В мужском коллективе даже проще сохранять свою женственность.
 
Светлана Бодренкова: Маргарет Тетчер говорила, что если леди постоянно приходится напоминать, что она леди, она леди не является. Применительно к работе я бы сказала, если даме в профессиональном споре приходится прибегать к гендерным аргументам, значит, ей не хватает профессионализма. Это касается всех сфер, где женщины выступают на равных с мужчинами. Если водитель выезжает на дорогу, уже не важно, мужчина это или женщина: важно соблюдение правил. В одном из наших подразделений был отдел специалистов, которые составляли только мужчины. В качестве support-аналитика к ним пришла девушка. Это замечательным образом поменяло атмосферу в коллективе: бриться стали чаще, лексика стала другая, рабочие задачи стали обсуждаться с большим количеством литературных слов. Девушка не спешила конкурировать в технических областях с ребятами. Она дополняла их своим хорошим английским, коммуникабельностью, вопросами, которые она задавала: "А ты так попробовал? Давай попробуем еще раз". Там, где мужчина готов все бросить, действует мягкое вдохновение женщины сделать еще один шаг.
 
Вероника, как вы пришли в ИТ? Вы руководитель компании преимущественно с мужским коллективом. Как так получилось?

Вероника Кесова: В начале моего осознанного пути у меня не было мысли об ИТ. Я закончила философское подразделение БГУ. По образованию я преподаватель философии. У меня было очень много знакомых, которые работали в ИТ-сфере, я чувствовала, что меня это привлекает. Мои предыдущие работы были связаны с менеджерской деятельностью, управлением. Я решила, что мне интересно попробовать управленческие качества именно в ИТ. Я попала в ИТ как помощник менеджера проекта. Мы занимались портированием игр с персональных компьютеров на мобильные устройства. В какой-то момент часть нашей компании решила отделиться. На тот момент я выполняла для них менеджерские задачи, и решили, что я смогу выполнять и роль директора. Я уже полтора года совмещаю должность директора и менеджера проекта.
 
Хватает ли времени, сил и желания заниматься семьей, хобби?

Вероника Кесова: Честно скажу, катастрофически не хватает. Работе нужно отдавать 26 часов в сутки, и очень хочется отдавать. Но нужно осознать, что должно быть что-то помимо работы, делать над собой усилие откладывать мысли о работе, запускать их в фоновом режиме и посвящать время родным, друзьям, хобби. До сих пор мне приходится делать усилие, потому что работа занимает большую часть моей жизни.
 
Заметна ли разница в том коде, который пишет девушка программист и в том, что пишет мужчина программист? Заметна ли разница в других специальностях?

Екатерина Селезнева: Есть разница в манере работать. У женщины программиста есть спады и подъемы производительности. Но женщины более внимательны и ответственны. Девушка будет искать решение проблемы дольше, чем мужчина.
 
Светлана Бодренкова: Я бы сказала, это свойственно всем людям творческих специальностей. У меня есть подруги, для которых реализация себя как жены, матери дала серьезный толчок их карьере. Когда у женщины все хорошо дома, у нее все хорошо в работе. Для мужчины работа может быть средством самоактуализации: даже если ничего не получается в других областях, работа наше все. Женщины более настойчивы, усидчивы. Кроме того, мужчина изначально заточен на успех: "Если я задачу не решил, я не успешен". Для женщины нерешение задачи – новый опыт, это просто работа.
 
Вероника Кесова: Мне кажется, это зависит от самого человека. Все очень разные, стиль управления зависит от темперамента, жизненного опыта и, возможно, от специфики самой компании: какая там атмосфера, цели, какие есть трудности. В свое время я четко разделила профессиональную и личную сферу, и одно на другое пока не влияет.
 
Александр Подгруша: В явном виде нет отличий в написании кода мужчиной или женщиной. Не могу отметить различия между управленцами. У двух наших руководительниц все проблемы решаются на высоком уровне.
 
Смогли бы вы работать в исключительно мужском или исключительно женском коллективе? Чем отличается смешанный коллектив от однополого?

Екатерина Селезнева: Я никогда не работала в женском коллективе. Думаю, мне понадобились бы новые навыки. Судя по моему опыту, коллектив с примерно равным соотношением мужчин и женщин дружнее, живее и креативнее.
 
Светлана Бодренкова: Я училась на филологическом факультете, где учились одни девочки, получала образование психолога, где гендерный состав пополам, работала в чисто женском коллективе. Я бы не стала говорить, что есть четкие плюсы и минусы какого-либо коллектива. Дело скорее в целях, которые являются ценностями и доминируют в коллективе. В ИТ цель – общий результат, командная работа. Ценность коллектива возрастает тогда, когда решается общая задача и достигается результат. Сплетни и сплочения в разные группы в женском коллективе возникают тогда, когда нет общей цели и нет стремления к результату. В чисто женском коллективе без выстроенных отношений результата может не быть. В чисто мужском коллективе нормально, если результат достигнут, люди разошлись после работы и не дружат. Там отношения вырастают или не вырастают на базе достигнутого результата. От руководителя зависит, какие ценности он будет транслировать, каковы будут критерии успешного или неуспешного сотрудника, кто будет поощряться и за что.
 
Вероника Кесова: Руководитель может регулировать точки в развитии отношений. Например, я хочу, чтобы все приходили ровно в это время, не выходили на перекур больше чем на какое-то время. Или я создаю приятную домашнюю атмосферу. Я не уверена, что это задача руководителя – создавать эту атмосферу, но во взаимодействии с людьми это может получаться.
 
Александр Подгруша: В ИТ все вопросы обычно упираются в персоналии, отношения между людьми.
 
В каких областях ИТ женщины могут быть наиболее успешны?

Александр Подгруша: Если девушке нравится работать, у нее есть для этого навыки, и они оцениваются по достоинству, не стоит вводить деления.
 
Светлана Бодренкова: Сфера ИТ так или иначе ориентирована на западный рынок, дух гендерного равенства. Если задать вопрос кому-то из наших американских заказчиков, кого он предпочтет взять в проект - мужчину или женщину в качестве разработчика – он не поймет и переведет разговор в другое русло. На уровне наших клиентов не работают эти стереотипы. На западном рынке труда равные условия найма, оцениваются только профессиональные качества. Но ставить барьеры на пути неграмотно, неразумно и неполиткорректно. ИТ-компании перенимают дух своих заказчиков. У нас политика равных возможностей. Человек достигает успеха в той сфере, которую выбирает в качестве своей любимой. Профессиональный рост и развитие – это не только успех, но и сложные случаи, ошибки, неудачи, которые приходится переживать. Для развития важно, как ты справляешься с этими неудачами, хватает ли тебе сил сделать еще шаг вперед. Важно верить в то, что ты делаешь, и получать от этого удовольствие.
-20%
-10%
-27%
-25%
-30%
0066790