Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Офтоп


Павел Котляр,

Эволюция языков, в том числе языков малочисленных народов и этносов, может идти не только по пути их исчезновения под давлением распространенных языков. К такому выводу пришла лингвист Кармел О`Шэннеси из Университета Мичигана, несколько лет посвятившая изучению языков аборигенов Австралии.
 
"На фотографии я стою в красном платке с Грейси Уайт (говорящей на вальпири) и ребятами из ее огромной семьи (говорящими на облегченном вальпири)", — рассказывает лингвист Кармел О`Шэннеси
 
В своем исследовании под названием "Роль множественных источников в образовании новых вспомогательных категорий в упрощенном вальпири, новом австралийском смешанном языке" исследовательница описала крайне редкий феномен — рождение внутри определенного сообщества совершенно нового языка, стоящего на стыке других, уже известных.

Язык вальпири — один из самых многочисленных языков аборигенов Австралии, распространен в Северной территории. Он относится к нгаркской группе юго-западной ветви языков пама-ньюнга, и по данным на начало XXI века его носителями были порядка трех тысяч человек.

Изучая язык аборигенов, О`Шэннеси жила, общаясь с аборигенами вальпири, точнее — внутри небольшой общины Ладжаману, представители которой живут в каменисто-песчаной пустыне Танами на севере Австралии. Жители Танами — племена вальпири и гуринджи, которые являются земельными собственниками большей части пустыни. Община Ладжаману была образована в конце 1940 годов, когда правительство Австралии решило создать в этом месте отдельную резервацию. Основным языком для этих людей в течение долгого времени был австралийский креол (сложившийся на основе английского и местных наречий).

Сегодня община составляет порядка 600 человек, среди которых есть и некоренные аборигены: школьные учителя, полицейские и врачи.
 
Общаясь с представителями общины с 2002 по 2010 год, О`Шэннеси часто беседовала с детьми в возрасте от двух до одиннадцати лет, а также с их матерями и взрослыми женщинами, которые рассказывали о своей жизни и бытовых проблемах.

Записывая свои разговоры на пленку, лингвист пришла к выводу, что в этой группе аборигенов родился новый язык, причем формироваться он стал последние три десятилетия. Выяснилось, что родили этот язык не взрослые, а дети. Рождение языка, по словам лингвиста, началось в 70-е годы и состояло из двух процессов. Взрослые аборигены, общаясь с детьми, обычно переключались с вальпири на английский и креол и обратно.
 
Дети же, с которыми постоянно общались в такой манере, постепенно усваивали это переключение, сформировав для себя отдельную лингвистическую систему, и начинали говорить по своим новым правилам.

"Изначально я отправилась в Ладжаману в 1998 году, чтобы работать учителем-лингвистом в рамках вальпири-английской образовательной программы в местной школе. Это стало началом долгих отношений с общиной, я узнала много о языке вальпири, культуре, и тогда я впервые услышала, как идет переключение с вальпири на английский, в первую очередь у детей"
, — рассказала О`Шэннеси.
 
По этим правилам структура глаголов наследуется из английского языка и креола, а существительных — из языка вальпири.
 
Однако самой интересной находкой в языке стали совершенно новые структуры, корни которых прослеживаются в этих трех языках, но аналогов которых в них не существует вовсе.
 
Вырастая, дети передавали полученные языковые навыки уже своим детям, и теперь упрощенный вальпири — общепринятый язык среди детей и взрослых в общине.


 
Упрощенный вальпири представляет собой один из немногочисленных смешанных (контактных) языков, возникающих в условиях широко распространенного двуязычия, которые обычно содержат комбинации элементов двух языков, причем комбинации эти могут быть разных типов. Так случается, когда, например, большинство слов приходит из одного языка, а вся грамматика — из другого. По словам ученых, аналоги упрощенного вальпири найти очень сложно, так как в его основе лежит более чем два языка.
 
К поразительным феноменам нового языка относится существование местоимений, относящихся к определенному времени, например к прошедшему или настоящему ("небудущему" времени).
 
Например, I`m ("я в настоящем времени") или yu-m ("ты в небудущем времени"). При этом известно, что структур, относящихся к "небудущему" времени, ни в английском, ни в вальпири, ни в креоле не существует.
 
"Термин "упрощенный вальпири" пришел от того, как сами вальпири объясняют этот язык. Они говорят "сильный вальпири" ("вальпири пирджирди"), имея в виду вальпири со сложными структурами и без английских слов. И говорят "легкий вальпири" ("вальпири рампаку"), говоря о вальпири, включающем некоторые английские слова и менее сложные структуры. Сначала я использовала их слова, а потом придумала слово "упрощенный", – пояснила автор исследования, принятого к публикации в журнале Language.

"В облегченном вальпири происходящее от английского языка местоимение первого лица единственного числа произносится не как "ай", а как "а". Форма al (я в будущем времени) – это сокращение от английского I`ll (I will). Окончание -rra/-da восходит к креолу, к словам garra/gada (will/have to), которое берет начало от английского gotta (Have got to – "быть должным"). Когда первый слог ga исчезает, последний слог присоединяется к местоимению, и мы получаем a-rra или a-da"
, – поясняет О`Шэннеси.
 
На ее личной страничке можно послушать, как австралийские дети рассказывают сказки на упрощенном вальпири. По ее словам, такие редкие процессы языкообразования наблюдались в условиях балканского многоязычия. Общее между ними то, что новообразованные языки возникают из комбинации элементов из нескольких языков сразу.