• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


В России 1 августа 2013 года в действие вступил "антипиратский закон". Закон предусматривает досудебную блокировку контента по IP-адресу или по URL. Чем это грозит индустрии и как должны себя вести правообладатели?

Колумнист "Компьютерры" Михаил Ваннах подробно рассматривает недостатки нового российского закона против пиратства в интернете и рекомендует выработать компромиссную позицию. IT.TUT.BY приводит выдержки из его статьи. С полным текстом можно ознакомиться тут.
 

Михаил Ваннах
Пока в юрисдикции закона оказывается лишь видео- и кинопродукция (первоначально авторы законопроекта пытались включить в него все виды интеллектуальной собственности). Но содержащаяся в 187-ФЗ правовая норма поразительно нова. Дело в том, что закон предусматривает блокировку до заседания суда, до всей процедуры судоговорения, прений и совещаний, до оглашения приговора.
 
Член Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике Руслан Гаттаров говорит о законе так: "Счет идет на минуты. Пока правообладатель обратится напрямую к владельцам сайтов, уже будут миллионы просмотров. Вопросами, связанными с кинопродукцией, во избежание путаницы занимается только один суд в стране. Пусть он начнет работать, а через месяц можно будет говорить, насколько он эффективен".

Интереснейший прецедент: собственность рассматривается не в статике, а в динамике. В право вводится фактор времени. В голову сразу же приходит забавный способ борьбы с конкурентами: заявление псевдоправообладателя, направленное на блокировку на пару недель того или иного ресурса. Ведь если член Совета Федерации полагает, что судебная процедура может принести критические убытки правообладателю, то блокировка интернет-ресурса на такой срок его просто убьет.

Несмотря на ритуальные заклинания о поддержке малого бизнеса, особенно высокотехнологического, закон вряд ли окажется к нему дружелюбен: закон — он на стороне больших батальонов.

Рассуждать о том, какой тактики в вопросах защиты контента стоило бы придерживаться правообладателям, было бы весьма полезно. Ведь качественный контент — один из факторов, влияющих на развитие рынка информационных технологий. 

Телевизоры, планшеты, медиаплееры, "толстые" каналы — это средство, которое приобретается подавляющим большинством для того, чтобы потреблять контент. А население потребляет то, на что есть активный правообладатель, желающий максимизировать свои доходы.

Тут очень уместной оказывается байка о глупом коте, который в первую же ночь переловил всех мышей в избе — где теплая лежанка и миска со сливками — и был вышвырнут в холодный амбар. А еще посмотрим на игру кота с мышью: выпустит, закогтит, опять выпустит, придушит… А иногда — изобразит полное безразличие. Постоянная отработка тактики — хотя она с рождения зашита в firmware котенка.
 
Фото fandensoldemor.com
Фото fandensoldemor.com

Как правообладателю стоит вести себя?
 
Наличие довольно заметного объема пиратской продукции — условие успешной деятельности "правопринудителей", иначе бороться станет не с чем. А что выгодно правообладателям? Полное пресечение незаконно копируемого контента? Похоже, что нет.

Нет смысла копировать фильм в Full HD, если у тебя нет, как минимум, сорокадюймового телевизора этого формата… А вот какое-то количество бесплатно доступных фильмов заставит потребителя задуматься о приобретении такого устройства. И это — хоть тут правообладатель ничего непосредственно не получит — создаст рынок высококачественных (относительно прошлых стандартов) устройств отображения, на котором в будущем владетель копирайта сможет и работать.

Скажем, много российской видеопродукции создано телеканалами. И те, кто купил "фулл эйч-ди" для "скачанных" сериалов, теперь составляют рынок для спутниковых и кабельных каналов высокой четкости (в отличие от России, в Беларуси цифровое HD-телевидение пока не планируется. — Прим. IT.TUT.BY). Так что нелегальное копирование контента той частью потребителей, которые все равно бы его не купили, правообладателю стоит рассматривать не как ущерб. А, скажем, как инвестиции.
 
А какова должна быть реальная позиция IT-бизнеса? При стопроцентном пиратстве просто не будет резона создавать контент и доводов для покупки новых товаров и услуг. Но и стопроцентное подавление пиратства значительно снизит число тех, кто готов платить за технику. Сократит доходы и замедлит развитие отрасли. Нужна некая золотая середина. Какая? Надо считать! 


Полный текст Федерального закона Российской Федерации от 2 июля 2013 г. №187-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях" можно найти тут.
{banner_819}{banner_825}
-10%
-35%
-40%
-30%
-15%
-20%
0065489