• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Офтоп


Дмитрий Целиков,

Айзек Азимов на троне с символикой из его работ. Иллюстрация Ровены Моррилл
В 1964 году в Нью-Йорке проходила Всемирная выставка, и Айзек Азимов написал для газеты "Нью-Йорк таймс"
статью о том, что можно будет увидеть на Экспо-2014 (по иронии судьбы, в этом году выставки не будет). Некоторые считают, что великий фантаст оказался поразительным образом прав.

Американский журналист и историк футурологии Мэтт Новак считает, что все до банального просто: писатель подошел к делу ответственно и даже чересчур, ибо в его работе нет ничего такого, чего к тому моменту уже не выдумали бы другие, рассказывает Gizmodo.

Более того, львиную долю предсказанных Азимовым чудес можно было видеть в мультипликационном сериале "Джетсоны" в 1962–1963 годах, где подобные прогнозы, уже набившие оскомину, скорее пародировались, чем принимались как руководство к действию.



Неоригинальность Азимова показательна: она в который раз наводит на мысль о том, что представления о будущем не выходят за рамки культурных веяний текущего момента. Футурология не околонаучная дисциплина, а часть массовой культуры, и не более того. По работе Азимова имеет смысл судить скорее о том, чем жили американцы пятьдесят лет назад, чего хотели и о чем мечтали, а не о существовавших тогда тенденциях развития науки и техники в конкретных политических и экономических условиях. 

Наверное, стоит подчеркнуть, что никто не собирается умалять заслуги Айзека Азимова как писателя и мыслителя. Речь о том, что не надо называть его провидцем: все, что он мог сделать, — это лишь выбрать из моря фигурирующих в поп-культуре "воспоминаний о будущем" те, которые казались ему наиболее вероятными.

Новак (не для того, чтобы щелкнуть по носу Азимова, а справедливости ради) указывает на то, что настоящий ученый или философ, который добросовестно, по-научному подошел бы к задаче предсказания того, на какую ступень через 50 лет поднимется научно-технический прогресс, собрал бы весь необходимый материал и т.д., смог бы это сделать, ибо в 1964 году в проекте или в действительности уже были все те технологии, что получили сегодня самое широкое распространение, в том числе интернет и компьютерные игры. Просто заниматься этим всерьез никому не интересно: лучше отдать время и силы приближению этого будущего.

К тому же с прогнозом можно всегда промахнуться: хороший философ прекрасно понимает, что в любой момент могут сложиться такие политические, экономические, социальные и культурные обстоятельства, когда НТР приостановится или вовсе обернется вспять, ибо человек жив не только научно-техническим прогрессом, ему нужен еще и душевный комфорт, а эта жажда может принять какие угодно конструктивные и деструктивные формы (от возрождения духовности в самых ее дремучих формах до безудержной тяги к разнузданным удовольствиям). 



Азимов: Население вырастет до такой степени, что перед человечеством встанет вопрос об освоении пустынь и полярных областей. Будут сделаны первые шаги и в деле колонизации континентальных шельфов. Подводный дом не только понравится тем, кто любит водные виды спорта, но и заставит бережнее распоряжаться ресурсами океана, как пищевыми, так и минеральными.

Новак: Фантазии о городах на дне океана и в пустынях были невероятно популярными в конце 1950-х. Их можно было встретить и в научно-фантастических журналах, и в популярных телепередачах вроде "Диснейленда", где в мае 1958 года был показан ставший знаменитым эпизод, в котором упоминалось, что уже к концу XX века урбанизация не будет знать границ.



Может показаться, что Азимов тщательно записывал за Диснеем. Далее он обещает автомобили-роботы, которым достаточно задать место назначения, после чего они, свободные от медленных рефлексов человека, самостоятельно доставят пассажира куда следует. Посетители Экспо-2014 должны были увидеть маленькие машинки высотой полметра, которые будут ловко лавировать в толпе, не мешая ни людям, ни друг другу.

Новак: В этом тоже не было ничего нового. Еще в 1939 году на Всемирной выставке в Нью-Йорке корпорация General Motors представила экспозицию "Футурама", где рассказывалось о полностью автоматизированных шоссе (см. диснеевский мультфильм в вышеприведенной передаче). Обратите внимание на рекламную картинку автономного электромобиля, появившуюся в американской печати в 1957 году: семья наслаждается настольной игрой, вместо того чтобы напряженно следить за дорогой. Появление автомобилей-роботов в самом скором времени не подвергалось сомнению ни производителями, ни поп-футуристами.



Азимов: Кухонная техника научится готовить самостоятельно: нагревать воду и делать кофе; жарить, варить и взбалтывать яйца; не говоря уже про ваши любимые тосты и бекон. Завтрак можно будет заказать к указанному времени с вечера. Полноценные обеды и ужины в полуприготовленном виде будут храниться в морозильной камере до востребования.

Новак: В "Джетсонах" фигурировало устройство под названием foodarackacycle, которое объединяло в себе функции микроволновки и 3D-принтера. И уже тогда в этом не было ничего нового: в 1940-х американцам рассказывали, что к столу завтрашнего дня будут размораживаться уже готовые обеды.

Изображение, которым проиллюстрирован данный пассаж, появилось в сентябрьском выпуске журнала Scientific American от 1955 года. Перед вами автоматическая кнопочная кухня (почти такая же, как в "Джетсонах", см. выше). За считанные секунды еда извлекается из состояния глубокой заморозки.



Кстати, вот, посмотрите еще коллаж из появившихся в 1950-х пародий мультипликатора Текса Эйвери на заполонившие все медиа предсказания о будущем комфорте. Там есть и устройство, отвечающее на все вопросы детей, и телевизор, высасывающий назойливую рекламу с экрана, и гараж, в который не надо заезжать (он поднимается весь целиком), и холодильник со специальным окошком, разоблачающим его самый страшный секрет.



Азимов: К 2014 году в широкое употребление войдут электролюминесцентные панели. Потолки и стены будут лить мягкий свет различных цветов, которые можно будет менять одним нажатием кнопки.

Новак: Эта фантазия уходит корнями в 1930-е годы, когда людям казалось безумно футуристичным подсвечивать стены цветным прожектором. На картинке вы можете видеть, как в июне 1931 года журнал Modern Mechanics представлял себе украшения на стенах в ближайшем будущем.

В 1950-х годах к световым декорациям прибавилась еще одна странная мысль: под влиянием пропаганды, характерной для холодной войны, стала популярной идея о том, что в грядущем люди будут жить в домах-блиндажах без окон. Азимов, к его чести, не стал зацикливаться на войне, а просто заметил, что такие дома окажутся защищены от превратностей погоды: туда будет подаваться очищенный воздух, а уровень освещения перейдет полностью под контроль жильцов.



Азимов не считал, что через 50 лет повсюду будут роботы. Не верил он и в то, что они станут нам хорошими помощниками. Просто какие-то роботы уже появятся, и точка.

Новак: Это предсказание может показаться странным на фоне повсеместной любви к роботам в те годы и произведений самого Азимова. Но на самом деле оно дико оптимистичное. Далее фантаст пишет, что на Экспо-2014 корпорация IBM представит одну из первых робогорничных — большую, неуклюжую, медленную, но способную навести порядок в доме с помощью различной бытовой техники.

Выше мы видим такую горничную из комикса "Ближе, чем мы думаем" Артура Рейдбо (1959).



Разумеется, Азимов не сомневался, что за 50 лет мы уж точно успеем построить лунные базы, для которых General Motors будет поставлять типовые транспортные средства на больших мягких шинах, предназначенных для пересеченной местности.

Новак: Фантаст, конечно, не мог обойти вниманием миниатюрные модели лунных баз, фигурировавшие на Всемирной выставке 1964 года (см. фотографию выше).



Азимов отмечал, что на выставке-64 General Motors показала, помимо прочего, проекты передвижных заводов, строящих дороги в тропиках, и длинных автобусов, занимающих специальные центральные полосы на автомагистралях будущего. Писатель полагал, однако, что к 2014 году традиционный транспорт уступит место автомобилям, не вступающим в контакт с дорожным полотном.

Новак: Азимов вновь делает выбор в пользу эксцентричного прогноза, популярного в массовой культуре 1950-х. "Автомобиль — летающий ковер", который вы здесь видите, появился в уже упоминавшемся комиксе "Ближе, чем мы думаем" в 1958 году. Кстати, эта серия, публиковавшаяся с 1958 по 1963 год, многими считается выдающимся представителем "золотого века" технофутуризма, который, надо сказать, вдохновлял не только фантастов, но и инженеров.



Азимов обратил внимание на то, что на выставке-64 компания General Electric продемонстрировала, как современные системы кабельного телевидения и запрограммированные магнитные ленты могли бы содействовать учебному процессу. Он считал, что новые технологии изменят не только методики преподавания, но и сам набор школьных предметов: старшеклассникам будут преподавать основы компьютерной грамоты, они станут экспертами в области двоичного счисления и научатся пользоваться компьютерными языками, разработанными на базе Фортрана.

Новак: Действительно (см. фотографию с той выставки), некоторыми высказывались аналогичные предположения о классе завтрашнего дня, хотя большинство педагогов всегда отрицательно относилось к телевизорам и компьютерам. Первая демонстрация футуристического класса состоялась (вы не поверите!) в 1938 году: студентов Нью-Йоркского университета пригласили в помещение в здании RCA, где стояло целых 15 телевизоров, — и это во времена, когда даже о телевидении еще мало кто знал!



К 1960-м годам обещанная автоматизация образования стала казаться обывателю настолько страшной идеей, что Национальная ассоциация просвещения США обратилась к особо нервным родителям со специальным заявлением, в котором говорилось, что в обозримом будущем роботов в классах не будет.

Хотя Азимов предсказывал, что к 2014 году останется совсем немного рутинной работы, которую машины еще не научатся выполнять лучше людей. Человечество во многом превратится в расу обслуживающего персонала.

Озабоченность по поводу того, что роботы лишат людей рабочих мест, в начале 1960-х была в самом разгаре. И это нормально: достаточно вспомнить, как в конце 1920-х музыканты стали опасаться, что из-за новомодных радиостанций они останутся без работы (основными работодателями были кинотеатры, где крутили немые фильмы).

Была сформирована даже Лига защиты музыки, которая потратила более $500 тыс. (в ценах 1930 года!) на тщетную попытку остановить триумфальное шествие звукового кино. Нетрудно догадаться, как часто говорили об исчезновении человеческой теплоты из музыки: "Нужна ли вам жестяная музыка?" — вопрошали зрителей активисты.

В связи с роботами появились новые страхи. Например, журнал Parade писал, что засилье роботов приведет ко всеобщей скуке и повальным самоубийствам. А в 1963 году французский фантаст Пьер Буль опубликовал роман "Планета обезьян", в котором цивилизация, за которую все делают роботы, гибнет из-за всеобщей лени.

Кадр из фильма "Восстание планеты обезьян"

Таким будущее виделось людям, жившим в самую богатую и благополучную эпоху в предшествовавшей истории человечества — в эпоху безудержной любви к комфорту, в эпоху новых технологий и материалов, в эпоху, когда многоголовая гидра экологического движения только-только начинала поднимать голову, когда похотливый рок-н-ролл уже переплавился в безобидные песенки для благополучных мальчиков и девочек на папиных фаэтонах. 
Нужные услуги в нужный момент
20170802