Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Игры


Александр Арсёнов, видео: Валерий Руднев,

Когда в 90-х годах в Беларуси появились восьмибитные приставки, многие полюбили "игру с уточками" Duck Hunt. Там охотиться нужно было с помощью поставлявшегося с приставкой пистолета с фотоэлементом. Три белорусских разработчика создали похожую игру, где для совершения выстрела нужно… взмахнуть пальцем.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео

Duck’n’kill разработана специально под новый контроллер Leap Motion и уже доступна для бесплатного скачивания владельцам гаджета. Игру создали Виталий Волосюк, Андрей Почтарев и Ольга Кузьмич. Музыку для игры написал Артур Матвеенко, известный по проекту Dzivia. Разработка первой версии заняла всего сутки, но на достигнутом команда не остановилась.

IT.TUT.BY опробовал игру и контроллер — устройство за 80 долларов размером с флешку подключается к компьютеру по USB и отлично распознает малейшие движения пальцев. Мы расспросили авторов игры о новом устройстве, его перспективах и разработке под такие гаджеты.
 
Слева направо: Андрей Почтарев, Виталий Волосюк и Ольга Кузьмич

IT.TUT.BY: Что такое Leap Motion и чем он отличается от распространенного игрового контроллера
Kinect?

Виталий Волосюк: Во-первых, Kinect разрабатывался для приставок и лишь недавно был адаптирован для ПК, Leap Motion же изначально разрабатывался для компьютера, на который и рассчитывался его функционал. У Kinect изначальное направление — развлечения, Leap Motion же "заточен" как под управление приложениями и ОС, так и под игры. Leap Motion будет, скорее, решать проблему взаимодействия компьютера и человека, а не просто развлекать.

Не так давно компания Hewlett Packard начала выпускать ноутбуки со встроенным контроллером Leap Motion, там управлять рабочим столом и разными функциями ноутбука будет можно с помощью этого контроллера (правда, от мышки HP пока побоялась отказаться). Microsoft пока не устанавливает Kinect в свои планшеты-ноутбуки, быть может, не видят рынка.

Андрей Почтарев:
Kinect в первую очередь рассчитан на распознавание всего тела, рук, удаленности от экрана. Он для игр большего масштаба: танцы, теннис, лыжи… Leap Motion же создан для взаимодействия одного человека с монитором стационарного компьютера или ноутбука. Он "видит" положение ладоней, пальцев рук, их направление. Это небольшое, мобильное устройство.

Они оба — выход из поля деятельности в виртуальном пространстве во взаимодействие в реальном мире. Люди руками шевелят, ногами дрыгают, головой мотают — это уже следующий уровень, знакомые интуитивные движения.



IT.TUT.BY: Многие сомневаются, что Leap Motion "взлетит" именно как игровой контроллер и что "взлетит" вообще. Будет ли развиваться устройство и софт под него?

Виталий Волосюк: Меня заинтересовало то, что Leap Motion — вещь необычная. Когда мы добились играбельного результата в Duck-n-Kill, то убедились — игра доказала состоятельность Leap Motion как игрового контроллера. Количество приложений по управлению ОС для него будет конечным (не так много вариантов можно придумать), а вот применение в играх — тут бесконечно много вариантов. Уже сейчас большинство приложений в магазине Leap Motion – это игры или развлекательные приложения, да и само взаимодействие "пальцем в воздухе" это уже своеобразная "геймификация", развлечение.

Андрей Почтарев:
Может, спустя время кто-то найдет подходы, после которых мы не сможем представить, как раньше жили без Leap Motion, как сейчас не можем представить день без мобильника. Пока не вижу таких применений, большинство людей заказывало устройство на Kickstarter, покупали как нечто из области фантастики, "джедайский фокус". Возможно, потом его будет даже удобнее использовать, чем мышку или тачпад, может, найдут применение для людей с ограниченными возможностями, но пока…

Виталий Волосюк: Быть может, когда производители ноутбуков начнут массово встраивать Leap Motion вместо тачпада или вовсе отключат поддержку мыши, тогда, естественно, устройство “взлетит”. Устройство может стать придатком к “умным домам”, телевизорам, другим умным устройствам. Можно придумать много применений, может найтись еще больше таких, какие мы и представить не можем. Кстати, похожее устройство разрабатывает Intel, есть ребята из России, которые делают свой аналог. Думаю, идея будет развиваться.

Андрей Почтарев: Я слышал и про белорусских "железячников", которые делают "свою версию" Kinect. Не знаю, на каком этапе это находится, продвинулись ли они дальше декларации "мы сделаем крутую штуку".

Воля Кузьміч:
Калі распавядала калегам і знаёмым пра тое, што робім, рэакцыя была “ну вы крутыя перцы”. Па-першае, гэты гаджэт не так проста дастаць, а па-другое, людзі не з гэтай сферы, не знаёмыя з дэвайсам, здзіўлена пыталі “што, так проста пальцам качак страляць?”. Даводзілася тлумачыць —людзі цікавяцца, як гэта ставіць, як карыстацца. Цікаўнасць да праекту ёсць, але пакуль мала ў каго ёсць гэты дэвайс. Будзе даступным — “узляціць”.



IT.TUT.BY: Разработка под такой гаджет — развлечение, авантюра, коммерческий проект или просто проба нового типа устройств?

Виталий Волосюк: Когда я увидел объявление о том, что основатели Leap Motion бесплатно рассылают устройство разработчикам софта, то не поверил. Сначала в то, что устройство действительно работает так, как показано в рекламном видео, потом в то, что его отдают бесплатно. Когда появилось сообщение о том, что кампания продлена из-за большого числа заказов, решил "была не была", написал им, и в скором времени получил гаджет.

Игра была создана не просто так, а во время хакатона SpringSprint. За сутки нужно было сделать что-то рабочее и продемонстрировать это участникам и судьям. Мы сделали только базовую версию игры, но это был колоссальный объем работы. Оля нарисовала тогда много интересного. В старой версии, кстати, можно было стрелять с двух рук. Тогда на хакатоне мы выиграли и главный приз, и приз зрительских симпатий.

Андрей Почтарев:
Что до хакатонов, то многие не понимают, зачем люди сидят там днями и ночами. Туда ходят не за призами, участники получают удовольствие от самого процесса. Это, конечно, стресс, экстрим, но многим нравится. У Виталика тогда уже был Leap Motion, решили поучаствовать. Тем более что наш вариант беспроигрышный: крутой девайс, игра, которую все знают и любят. После хакатона проект решили доделать, не забрасывать. Связались с разработчиками, у них тогда даже вторая партия кончилась. Но в течение недели нам ответили, откуда-то откопали лишний девайс, прислали нам.

Воля Кузьміч: Хлопцы захапілі мяне ідэяй. Падыйшлі да справы з імпэтам: у абодвух вочы літаральна гарэлі, усе аматары Duck Hunt, “гульні нашага дзяцінства”. Дарэчы, ні ў мяне, ні ў Віталіка ў дзяцінстве прыстаўкі не было, а тут вось як яно выйшла. Як чалавек, які маляваць любіць, шмат маляваў для мабільных дататкаў, анімацыю, графіку для вэба ды шмат іншага, для мяне было заманліва і авантурна зрабіць нешта цэльнае за ноч, у фармаце конкурсу. Па-першае, выклік — “ці зможам”. Па-другое, праца з новым дэвайсам заўсёды натхняе, бо ёсць магчымасць вырвацца наперад.

Гэта быў мой першы хакатон, цікава было паглядзець, як гэта. Праграмістаў звычайна ўяўляюць панурымі закрытымі людзьмі, якія суткамі тупяць у маніторы ў офісах. Цікава было пабачыць шмат адкрытых людзей, апантаных сваімі ідэямі, не абавязкова камерцыйнымі.

Сюжет игры
Час быў абмежаваны, за яго трэба намаляваць гульню ад пачатку да канца, хлопцам — прымусіць намаляваных птушак лётаць. Намаляваць хацелася так, каб гэта было запамінальна, душэўна. Урэшце паспелі, нават лагатып паспеў намалявацца. Прыйсці, за адзін заход зрабіць, потым не закінуць, прытым цэлую жывую гульню такога кшталту за такі кароткі тэрмін — такое ў мяне было ўпершыню.

Мы рабілі не проста гульню-стралялку, а гісторыю. Калі качкі пачалі лётаць, а мы іх расстрэльвалі, стала шкада птушак, таму з’явілася патрэба сабе і гульцам усё патлумачыць, дадаць нейкую драму. Былі добрыя качкі і злыя, “заварушка” тады была як у Angry Birds, дзе злыя свінні скралі ў добрых птушак яйкі, а “нашыя” качкі пайшлі яшчэ далей — спёрлі гэтыя яйкі ў свіней, таму свінні вялі з імі розныя разборкі. Аднак калі зразумелі, што справа сур’ёзная, зрабілі свой сюжэт, гісторыю пра птушак-наркадылераў, гульцы ратуюць сусвет, трэба знішчыць гэтае логава, праз якое распаўсюджваюцца наркотыкі. 

У гульні няма звыклых кнопак, у меню галінка, лісцікі, па якіх трэба стрэліць, адразу адбываецца гэткае пагружэнне. Назоў гульні таксама вясёлы, Duck’n’kill — як натхненне з Rock’n’roll. З такім настроем гульню і рабілі.



IT.TUT.BY: Продолжите ли вы разрабатывать игры, дорабатывать Duck’n’kill?

Андрей Почтарев: Работа над бесплатной версией завершена, сейчас в процессе платная версия. Бесплатная останется в том виде, что есть сейчас, разве что понемногу будет улучшаться. А в платной будет большее количество уровней, приключений. Не буду раскрывать секретов — сами все скоро сможете увидеть.

Новые идеи есть, их много, но мы делаем игру в свободное от основной работы время. Поэтому проблема сейчас только со временем. Главная цель сначала была просто в завершении начатого, бесплатной версии. Сделали интересный проект, выиграли призы — это стоит того, чтобы не забрасывать и двигаться дальше.

Воля Кузьміч: Гульня мяне моцна зацягнула. Пасля хакатону было цяжка проста парадавацца прызам, з’явілася нейкая адказнасць за тое, што мы зрабілі. Насамрэч, часу заўсёды не хапае, але калі ёсць пэўная добрая ідэя, фантастычным чынам час знаходзіцца.

Виталий Волосюк:
Вообще, я "подсел" на хакатоны. Если ходить на каждый, придумывать там что-то новое, возможно связанное с этим или другим устройством… Такие проекты не хочется потом забрасывать. Мы закрыли один хакатон, выпустив бесплатную версию “уток”. Есть успешный опыт с Leap Motion-проектом со следующего после "уточного" хакатона, там тоже было призовое место. Идей много, но если бы вместо работы был другой источник финансов… Это что-то новое, необычное, это не тот софт, который пишут в Беларуси десяток тысяч программистов. Это то, что мало кто и представить-то может.



IT.TUT.BY: Кроме Leap Motion, собираетесь ли осваивать другие новые устройства? Быть может, написать игру под Kinect, PS Move, Google Glass?

Виталий Волосюк: Почувствовав, что все эти новые устройства действительно работают, что это не космические, а вполне земные технологии, и что это работает достаточно точно, я ощущаю в себе и желание попробовать и Oculus Rift, и умные часы, и что угодно. Обычных программ в своей жизни я написал достаточно, хочется попробовать что-то новое, необычное, другие области. Хоть умный холодильник. Или умный пылесос, можно гонки на них устроить.

Реализовать какую-нибудь “дурную” идею, пусть даже без особых перспектив. Зато удовольствия от процесса будет хоть отбавляй. Если был бы некто, кто распространял бы такие гаджеты так же, как авторы Leap Motion бесплатно раздают разработчикам свое устройство, то появилось бы бесчисленное множество энтузиастов, которые делали бы интересные и необычные вещи.

Андрей Почтарев:
Есть еще ”Myo” — беспроводное устройство в виде манжеты надевается на руку и считывает мышечную активность, распознает движения руки, пальцев, может считать пульс. Видел ролики, где с его помощью управляли квадрокоптером. Та же стрельба в играх может быть интересно реализована. Оно и в промышленности может быть задействовано — управлять краном, например.

Виталий Волосюк:
Таким устройством могут пользоваться фокусники в Лас-Вегасе — повели рукой – и случилось чудо. Ну, если уже ими не пользуются.

Андрей Почтарев:
Проблема таких устройств в том, что они либо распространяются ограниченно (естественно, не у нас, а в америках), либо стоят дорого. В любом случае, они не очень доступны для экспериментов. Контроллер от Leap Motion я бы тоже не купил, если бы он не был бесплатным.

Воля Кузьміч:
Канешне, шкада, што такія новыя гаджэты часцей не даязджаюць да нашага рынку. Хацелася б быць на перадавіцы гэтага ўсяго, бо з нашымі беларускімі мазгамі, нашымі распрацоўшчыкамі, маглі б шмат чаго рабіць неверагоднага.
Нужные услуги в нужный момент