Катерина Сипакова,

Директор администрации Парка высоких технологий Валерий Цепкало за словом в карман не лезет. Особенно когда речь заходит о мировой истории и экономическом развитии. Об этом, как и своей учебе и работе, Валерий Вильямович говорит гораздо более ярко и воодушевленно, чем о вещах бытовых и повседневных. Но и без последних не обошлось. IT.TUT.BY продолжает знакомить вас с интересными представителями белорусской ИКТ-отрасли. 

Валерий Цепкало
Валерий Цепкало

Об учебе. Районная библиотека, Всесоюзная олимпиада и разворот на 180 градусов
 
Я родился в Гродно. Помню все: школу, садик. На каком-то этапе мне очень понравилось читать - классе в 4-5. В школьной библиотеке было мало книг, и я ходил в районную. Она была не так близко, пешком около получаса пути. Интересно, что тогда совершенно спокойно ребенок мог идти один. Библиотекарь меня уже знала, потому что я часто приходил за книгами. Был период, когда у меня упала успеваемость по естественнонаучным дисциплинам из-за увлечения художественной литературой.
 
Интерес к естественнонаучным дисциплинам проснулся у меня классе в 8-м. Я очень полюбил физику, математику, в меньшей степени химию. Конечно, это было связано с работой моих родителей на "Азоте" с самого начала его существования. Мой отец был инженером и строил несколько производств. Понятно, что это в какой-то степени повлияло на мой выбор, но мне на самом деле нравились эти предметы. Я даже был победителем Белорусской олимпиады по теоретической механике и лауреатом Всесоюзной олимпиады по теоретической механике, уже будучи студентом Белорусского государственного политехнического института. Тогда это было тесно связано с математикой, я любил составлять уравнения, которые описывают физические процессы, и решать их. За счет этого я использовал несколько нестандартные алгоритмы при решении задач. Я даже написал студенческую научную работу "Устойчивость ступенчатых стержней с учетом ползучести материалов".
 
Тогда всех призывали в армию. Была демографическая яма - дети детей войны, а советская армия не могла себе позволить, чтобы под ружьем было меньше пяти миллионов человек. И я после второго курса института пошел служить. Потом мне было нечего терять - и я попробовал поступить в МГИМО, потому что всегда любил историю, философию. У меня была возможность поступать на факультет международных экономических отношений, где одним из экзаменов была математика. Я решал гораздо более сложные задачи, чем там предлагались, мне была практически гарантирована пятерка. Но я пошел на дипломатический факультет, где надо было сдавать только гуманитарные дисциплины, и даже перебрал один балл. Понятно, что я оставил БГПИ и стал студентом МГИМО. Получился разворот на 180 градусов.
 
В МГИМО было интересно учиться, это был элитарный вуз, хотя в Советском Союзе не принято было использовать этот термин. В то время это было очень маленькое эксклюзивное высшее учебное заведение, где количество преподавателей практически равнялось количеству студентов. У нас были академические группы по 12 человек, языковые - по 4 человека, занятия были индивидуализированы. Помимо самого образовательного процесса, в институт приезжали премьер-министры разных стран, выступали министры иностранных дел, известные политологи читали лекции. Я приглашал американских режиссеров в рамках работы в профсоюзной организации.
 
Потом я поработал в советском посольстве в Финляндии. Потом поступил в аспирантуру, но закончил ее позже заочно.


 
О знаниях. "В связи с тем, что отсутствовала бизнес-составляющая, Советский Союз просел, несмотря на хорошую систему образования"
 
Математика дает логичность и стройность мышления. Пару лет назад я взял тест GMAT, который сдают при поступлении в университеты США. И я его весь решил. Формул я не помню, ни одной. Но мне было всегда интересно, что при поступлении в университеты США абитуриентов натаскивают не на знание формул, а именно на знание математической логики. И ты можешь не знать формул, но решить тесты, потому что умеешь сопоставлять факты, делать логические заключения и т.д., зная только таблицу умножения.
 
Я пришел к такому выводу: с точки зрения эрудиции и энциклопедических знаний образование в СССР было сильнее, но с точки зрения ориентированности на практику любой американец более подготовлен. Любой собственник опирается на логику, человек без собственности более подвержен эмоциям при принятии решений. Да, советская система образования была хороша. И там, где она была связана с практикой, она давала результаты. Но в связи с тем, что отсутствовала бизнес-составляющая, Советский Союз просел, несмотря на хорошую систему образования.
  
О выборе страны. "Даже из эмигрантов серьезного успеха добились те, кто решил связать свой бизнес с Беларусью"
 
Я никогда не задумывался о том, где мне было бы комфортнее жить. Я готов был стать советским дипломатом, понимая, что Беларусь - часть Советского Союза. Но когда распался СССР, я был не готов стать российским дипломатом. Я думаю, что вопрос выбора страны был актуален в 90-е годы прошлого века, потому что тогда человек выбирал для себя место жительства исходя из возможности зарабатывать деньги. Поэтому многие уезжали в США, Европу. Сейчас, когда мы создали индустрию, появился другой феномен: человек живет в Беларуси, но может ездить по всему миру. Он общается с заказчиками и клиентами, создает компании. Наши инженеры владеют иностранным языком и могут чувствовать себя комфортно везде. Для них вопрос выбора места жительства не стоит. Зачем, если, работая в Беларуси, он может поехать на две недели в Хьюстон или Сан-Франциско, потом в Лондон или Амстердам? А отдыхать поехал куда-нибудь в Азию. Мир сейчас сжался, и по большому счету неважно, где ты живешь.
 
Есть хорошая поговорка: где родился, там и пригодился. Даже из эмигрантов серьезного успеха добились те, кто решил связать свой бизнес с Беларусью. Я думаю, что в этом есть закономерность, потому что когда у человека два менталитета - это конкурентное преимущество. Когда же человек полностью оторвался от корней, он теряет свой менталитет, но не может в полном объеме приобрести новый. Нужно использовать возможности той страны, в которой ты родился, где у тебя есть близкие люди. Это гораздо более эффективный путь.
 
Валерий Цепкало и Махатхир Мохамад, премьер-министр Малайзии (с 1981 по 2003)
 
О зарождении ПВТ. "Я и сам не думал, что это примет такие масштабы. Но меня всегда очень вдохновлял пример Сингапура"
 
На самом деле, никто не верил, был полный скепсис. Да, мы считали, что можем переработать нефть и продать. Конечно, не так, как Royal Dutch Shell, но, в принципе, нормально. Мы можем делать трактора, конечно, не New Holland, но хороший базовый трактор, который в Румынии, Болгарии, Египте, России вполне подходит. Но никто не верил, что мы сможем сделать какой-то продукт в технологической сфере, который будет известен на весь мир. Поэтому скепсис был. Но, в принципе, я и сам не думал, что это примет такие масштабы.
 
В 1990-е годы был полный комплекс неполноценности, который подавил наши страны. И казалось, что мы ничего не можем сделать, кроме автомата Калашникова, никакого коммерчески успешного продукта (я не говорю о военной технике). Тогда я работал в Штатах, и первое, что дало мне надежду, это то, что я увидел в Кремниевой долине наших ребят, которые достигли больших успехов, занимали высокие позиции в международных корпорациях, некоторые создавали свой бизнес. Для меня это было удивительно: почему, чтобы добиться успеха, нужно обязательно эмигрировать? Во-вторых, если они могут даже в чужой стране добиваться успеха, то естественно, что этого успеха можно добиться и у себя на родине. И это было очень сильным мотивационным механизмом для создания Парка высоких технологий. Понятно, что Кремниевая долина — это другой феномен. Понятно, что у нас не было ни таких предпосылок, ни демографических возможностей. Но меня всегда очень вдохновлял пример Сингапура — маленькой страны, которая смогла это сделать, Малайзии, которая пошла этим путем, Южной Кореи. К Азии всегда относились с высокомерием, считалось, что они всегда отставшие, грязные и немытые. И вдруг они обогнали многие западноевропейские экономики. А когда я написал первую книжку "Путем Дракона", все надо мной смеялись, потому что тогда названия этих стран еще не звучали, но я видел те темпы — и они очень воодушевляли.

 
О зарплатах, градостроительстве и их прямой зависимости
 
Самое ценное для страны и человека - высокие зарплаты. Люди, которые много зарабатывают, хотят строить красивые дома, заниматься физкультурой, развивать городские парки, посещать рестораны и тем самым развивать ресторанный бизнес. А там, где люди получают низкие зарплаты, даже при большой прибыли у предприятия, они обходятся базовыми потребностями — рестораны, магазины не развиваются, строятся типовые панельные дома. Мы гордимся тем, что у нас самые высокие зарплаты в стране, потому что благодаря этому формируется даже современный вид города.
 
Я бы приглашал хороших архитекторов, зарубежные компании, которые строили бы комплексы зданий. Это обмен опытом, знаниями, возможность узнать новые технологии. В том же Китае строят японские, сингапурские, итальянские, французские, немецкие, американские компании. В результате китайцы набираются опыта. Мы остановились где-то в 60-70-х годах прошлого века. Именно из-за дефицита международного обмена опытом.
 
О разбитых иллюзиях. "Мне, в принципе, удалось самореализоваться через Парк"
 
Юношеский максимализм, наверное, всем присущ. На самом деле вся наша энергетика подпитывается иллюзиями: чего ты можешь добиться, как ты хочешь прожить жизнь. По-моему, Сартр сказал, что если в 20 лет ты не радикал, то у тебя нет сердца, а если в сорок лет ты не консерватор, то у тебя нет ума. Мне трудно сказать, какие иллюзии развеялись. Мне, наверное, было бы грешно жаловаться. Мне, в принципе, удалось самореализоваться через Парк: создание прототипа экономики знаний в Беларуси, создание нового сектора. Конечно, большое удовлетворение вызывает, что Украина сейчас пошла этим путем, Сколково. Конечно, совсем другими возможностями и ресурсами, но и Казахстан, и Кыргызстан, и Азербайджан сейчас смотрят [на нас]. В принципе, мы были фактическими пионерами. И смогли доказать, что мы можем быть настолько же конкурентоспособными, как самые передовые страны. Конечно, это был для меня важный психологический рубеж.
 
Открытие белорусско-индийского учебного центра в области ИКТ

Об отдыхе. "Пишу, сплю, плаваю и исключаю из рациона мясо"
 
Я пишу на отдыхе. Хочется каким-то творчеством заняться, а на работе не получается, потому что большое количество общехозяйственных вопросов. Но есть потребность что-то написать, сказать. На отдыхе я часа три в день уделяю этому. В основном я отдыхаю на море — чаще всего в Турции, пару раз в Греции. И отдых только активный: я плаваю, бегаю, если есть возможность. Много сплю (смеется). И конечно, читаю. Просто под зонтиком на пляже я не лежу, только иногда с книжкой.

Обычно за рубежом я исключаю из рациона мясо и ем овощи и морепродукты. У нас вся рыба либо замороженная и не такая вкусная, либо очень дорогая. Поэтому здесь я мясоед. Стараюсь использовать отпуск по максимуму. Четыре недели в году не всегда получается, но три недели - обязательно. Я считаю, что отдых нужен, стараюсь менять обстановку. Я люблю плавать, но не люблю плавать в бассейне, потому что для меня это очень однообразно и скучно. А если еще кто-то плывет тебе навстречу, ты вынужден выходить из ритма, потом опять настраиваться. В море таких проблем нет. В этом году я был в Крыму и в Турции. По выходным я гуляю и тоже стараюсь писать.
 
О следующей книге. "Советский Союз рухнул из-за того, что человек перестал ощущать себя сопричастным тому, что происходит"
 
Я записываю свои мысли, которые потом можно будет свести в книгу. Я уже задумал новую. Основная тема — историческое соотношение человека и собственности. Как обладание собственностью влияет на психику человека, его менталитет. У Эриха Фромма была работа "Иметь или быть", с которой я был категорически не согласен. Он противопоставляет обладание и бытие. Но обладание есть примитивное: я имею сумку или автомобиль. И есть собственность как экономический фактор. Именно на обладании собственностью была построена вся модернизация. Начиная от Японии, Сингапура, Кореи, Китая. Советский Союз рухнул из-за того, что человек перестал ощущать себя сопричастным тому, что происходит. Небезразличным себя чувствует человек, для которого есть некий интерес. Такие люди объединяются. Они понимают, что где-то нужно чем-то поступиться, чтобы реализовать общий интерес. Такая договоренность собственников послужила основой создания государства и была главным условием модернизации. В Сингапуре всех делали собственниками, в Малайзии тоже. Каждый гражданин получал акции крупных государственных предприятий. И это создавало внутренний спрос. В Японии, например, все являются акционерами Sony. Как думаете, какую камеру они купят в магазине?
 
 

О людях, машинах и сингулярности. "Человека ничто не заменит"
 
Антропный принцип был сформирован еще Гегелем, наверное, хотя он и не называл это так. Смысл в том, что субстанция есть субъект. Человек — это вся вселенная. И человек уникален: своим разумом он способен постичь и вместить всю Вселенную. И в этом плане он становится равновелик Вселенной. Если через антропный принцип понимать даже апокалипсис, то апокалипсис — это уничтожение мира, которое происходит со смертью человека, потому что вся Вселенная уничтожается. И постоянно происходит такой мини-апокалипсис. Идея в том, что человека ничто не заменит. Да, может быть extended memory – наши гаджеты, то, что помогает нам улучшать нашу память, сохранять информацию. Но никакая машина не способна к творчеству. С точки зрения математики, перебором комбинаций компьютер может написать "Войну и мир". Но никто не поверит в то, что компьютер может придумать такую книгу.
 
О гаджетах. "Для меня это просто средство получения информации"
 
Когда компьютеры только начали появляться, я играл в какую-то интеллектуальную карточную игру. Через две недели я понял, что много времени уходит зря, и больше ни в какие игры не играл. Это было непросто, я понимаю тех, кто пристращается к играм.

К гаджетам я отношусь абсолютно спокойно. Для меня это просто средство получения информации. Да, у меня установлены полезные приложения: навигаторы, Skype, Viber. Я пользуюсь проверенными вещами, которые уже опробованы другими людьми. Первый iPhone мне подарили. Потом был HTC. Потом я снова вернулся к Apple. iOS показалась мне более удобной. Но я понимаю, что у многих это просто погоня за трендом. У некоторых знакомых есть новый iPhone, и я вижу, что он практически не отличается от предыдущего — и это уже называется гаджетомания.

Обычный компьютер у меня на Windows. В русскоязычном интернете я пользуюсь Яндексом, в англоязычном — Google.
 
Об имени. "Гораздо важнее имя как репутация. И это касается каждого"
 
Люди редко заостряют внимание на моем отчестве. Что есть, то есть. В конечном счете, это право родителя — дать ребенку имя. В армии я был чуть ли не единственным, кого звали по отчеству, потому что оно необычное (смеется)

Я считаю, что гораздо важнее имя как репутация. И это касается каждого, не только публичных людей. Имя ассоциируется с судьбой. Кто знает Декарта или Чингисхана как человека? Никто не знает. Вы знаете только его имя. Уберите имя — и получатся просто хронологические сведения о внезапной миграции сибирских кочевников (смеется). Имя — это то, что остается после человека.

P.S.
 
Я думаю, мне еще рано подводить итоги. Пока нужно смотреть вперед и пытаться что-то сделать.
 
Кто-то сказал, что наши знания ограничены, а наша воля безгранична. Это ерунда. Всё наоборот: наша воля ограничена тысячами других воль. Полностью самореализовываться мы можем в области знаний, собственной интеллектуальной или творческой работы. Здесь никаких препятствий у человека нет.
-20%
-70%
-15%
-20%
-10%
-20%
-10%
-10%