Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


Андрей Тимаров,

Национальной академии наук Беларуси - 85 лет. Эксперты говорят, что местные ученые еще могут делать открытия, но происходит это во многом по инерции и скоро может прекратиться.

Фото: Сяргей Плыткевіч
Фото: Сяргей Плыткевіч
 
23-25 января в Минске пройдут торжества по случаю 85-летия Национальной академии наук (НАН). В них примут участие более 500 ученых из ближнего и дальнего зарубежья. Однако праздничное настроение не сможет заслонить реальных проблем белорусской науки. Местные ученые, отмечают наблюдатели, пока еще способны делать открытия и изобретать. Однако делают это в большинстве своем пожилые люди, начавшие свою научную карьеру во времена СССР.

Чем белорусская наука может гордиться и почему она стареет?
 

Наука советского образца
 

Александр Войтович
Очень тяжелым назвал в интервью DW нынешнее положение белорусской науки бывший президент НАН, академик Александр Войтович. "После распада Советского Союза прошло 22 года, а белорусская наука остается все в том же состоянии и на том же уровне организации", - посетовал академик. По его словам, в 2002-2004 годах нынешний премьер-министр Михаил Мясникович в бытность его главой НАН уже пытался реформировать белорусскую науку.
 
Но та реформа, полагает Войтович, была практически полностью провалена. В результате в последние 10-15 лет наукоемкость ВВП Беларуси составляет, по данным Александра Войтовича, 0,7-0,8 процента. В Евросоюзе этот показатель составляет в среднем около 2 процентов.

"У нас на одного исследователя в год тратится примерно 23 тысячи долларов. Это в два раза меньше, чем в странах Северной Африки, и в три раза меньше, чем в среднем в странах СНГ", - отметил экс-президент НАН. По его выражению, недостаточное финансирование и отсутствие реформ привели к тому, что белорусская наука постарела. То есть открытия ученые по-прежнему совершают, но костяк ученых составляют люди пенсионного и предпенсионного возраста, а сама научная деятельность осуществляется во многом по инерции, оставшейся с советских времен.
 

Функционирование без Хирша
 

Алексей Пикулик
На проблему старения кадров в белорусской науке корреспонденту DW указал и академический директор Белорусского института стратегических исследований (BISS) Алексей Пикулик. По его мнению, застой в научной сфере привел к тому, что белорусская наука оказалась слабо интегрирована в европейскую. На это повлияла и проблема управления, когда среди людей, руководящих белорусской наукой, по словам Пикулика, оказалось очень мало серьезных ученых. Зато в числе управленцев в избытке функционеры, плохо представляющие, как развивается научная мысль.
 
Данные проблемы были, в частности, выявлены в результате проведенных BISS в минувшем году исследований, посвященных анализу кадрового потенциала белорусской науки. Оказалось, что за последние 20 лет количество ученых в Беларуси сократилось на треть. Аналитики BISS выяснили, что среди директоров институтов и руководителей центров Академии управления при президенте Беларуси, а также членов советов по защите диссертаций ряда институтов НАН нет ни одного обладателя индекса Хирша (количественная характеристика известности ученого, основанная на числе публикаций и их цитирований. - Прим. ред.).
 
Этот факт однозначно не говорит о непрофессионализме, однако, добавляет Пикулик, означает, что среди вышеперечисленных руководителей нет ни одного ученого, отвечающего международным стандартам научной деятельности. Также в ходе исследований BISS была выявлена возрастная диспропорция среди белорусских ученых. Если в 1988 году доля кандидатов наук в возрасте старше 60 лет не превышала 6 процентов от всех обладателей этой степени, то в 2009 году она уже выросла до 30 процентов. При этом, по данным на 2009 год, около 59 процентов белорусских докторов наук также являлись пенсионерами.
 

Лояльность и достижения
 

По словам куратора Летучего университета, кандидата социологических наук Татьяны Водолажской, люди уходят из белорусской науки помимо прочего еще и из-за идеологического прессинга.
 
Причем идеология, объясняет Водолажская, влияет не столько на содержание исследований, сколько на необходимость для ученых быть лояльным властям. И зачастую последнее в Беларуси становится важнее качества научных работ.
 
В результате, продолжает Водолажская, одни исследователи уходят из официальной науки сами, другие - по инициативе непосредственного руководства, как это произошло в 2012-2013 годах в Гродненском госуниверситете. Кто-то из них переходит трудиться в другие сферы, кто-то - уезжает за границу, где оказывается более востребованным, чем дома.
 
Однако, несмотря на указанные проблемы, белорусские ученые продолжают изобретать и делать открытия. 21 января руководство НАН обнародовало топ-10 достижений в области фундаментальных и прикладных исследований за 2013 год.

Так, белорусские физики создали новые оптические материалы с уникальными свойствами, математики разработали новые модели и методы решения задач устойчивости, а биохимики впервые в мире расшифровали пространственную структуру одного из белков.
 
Понять важность данных открытий людям, далеким от науки, сложно. Тем не менее, признает академик Александр Войтович, благодаря старой школе и старым кадрам открытия пока продолжают совершаться. Но без обновления белорусская наука, предупреждает академик, задыхается и очень скоро может окончательно задохнуться, если срочно не приступить к ее реформированию.