Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Наука


Тимандра Харкнесс,

Политические взгляды человека – одно из самых сложных проявлений мозговой активности. "Когда я услышала, что с помощью сканирования мозга якобы можно предсказать политические предпочтения человека, я отнеслась к этому весьма скептически", — пишет для BBC Тимандра Харкнесс журналист и ведущая научно-популярных программ.
 
Мозг здорового человека под магнитно-резонансным сканером
 
Сегодня нейрология достигла невиданных высот, однако пытаться с помощью сканера дать точное определение социальному поведению человека – это чересчур смело. Это все равно что проводить сравнительный анализ двух мисок супа, в одной из которых бульон с овощами, а в другой – солянка из экономики и истории, приправленная идеями о равенстве и братстве.
 
Но тем не менее психологи и нейробиологи в США и Великобритании проводят серьезные исследования в поисках связи между политическими взглядами человека и тем, что творится в его мозгу на нейронном уровне.
 
"Рассматривая процесс обработки мозгом данных, связанных с политикой, мы надеемся чуть лучше понять, почему мы делаем то, что мы делаем", - поясняет Даррен Шрайбер из университета Эксетера.
 
Еще будучи в Америке, Шрайбер с помощью магнитно-резонансного сканирования изучал активность мозга в процессе принятия людьми важных решений, особенно связанных с риском.
 
Хотя решения, как правило, не сильно отличались друг от друга, доктор Шрайбер отметил разницу в работе тех участков мозга, которые были наиболее активны у людей, относивших себя к консерваторам или либералам.
 
Не вдаваясь в подробности, доктор Шрайбер все же полагает, что разные политические взгляды отражают глубоко укоренившееся в людях видение мира.
 
Нейробиолог Университетского колледжа Лондона и политехнического университета Вирджинии Рид Монтагю поначалу весьма скептически отнесся к просьбе о помощи со стороны политтехнологов.
 
"Я над ними от души посмеялся", - вспоминает он, но когда Джон Хиббинг и его коллеги из университета Небраски поделились с Монтагю результатами своих исследований, он изменил свое мнение.
 

Риск, страх и отвращение

А исследования эти, проводившиеся над близнецами, показали частичную генетическую предрасположенность к определенным политическим взглядам.
 
Конечно, политические убеждения передаются по наследству не с такой же очевидностью, как рост, но все же есть много оснований предположить, что мы рождаемся консерваторами или либералами.
 
И вот Хиббинг и Монтагю захотели выяснить, как эта врожденная предрасположенность проявляется в работе мозга.
 
С этой целью они проверили инстинктивную реакцию на визуальные раздражители, провоцирующие отвращение или страх, и обнаружили связь между силой реакции на соответствующие образы и степенью консервативности взглядов испытуемых.

"Здесь следует сделать четкое различие между экономическим и социальным консерватизмом, - отмечает доктор Хиббинг. – Люди, настороженно относящиеся к иммиграции, приверженцы жесткого наказания преступников, противники абортов намного сильнее реагируют на образы, вызывающие отвращение".

Джон Хиббинг с готовностью демонстрирует реакцию отвращения на собственном примере
 
Эти реакции измерялись на биологическом уровне, чтобы проследить связь между устоявшимся комплексным мировоззрением и неосознанной реакцией.
 
На данный момент удалось выяснить, что наиболее заметна корреляция между внутренним политическим мировоззрением людей и тем, как они ощущают риск, страх или отвращение. Проблема в том, как правильно интерпретировать это в каждой отдельно взятой ситуации.
 
"Человеческая политика – очень сложная вещь, тут дело не ограничивается одними лишь связями в мозгу, - признает доктор Шрайбер. - Наш мозг – не машина, механистический подход здесь неуместен. Если бы люди были столь примитивны, им не нужен был бы такой большой и сложный мозг".
 
Неудивительно, что никто из ученых, занимающихся этой темой, не берется утверждать, что наши политические взгляды являются врожденными.
 

Зачем тогда политика?

Человеческий мозг меняется на протяжении всей жизни, и нейробиологи охотно подтверждают, что наш мозг формируют не только гены, но и приобретенный опыт.
 
Однако Джон Хиббинг полагает, что подсознательные мотиваторы, развившиеся на заре становления человечества как ответ на острую физическую опасность, управляют нашими политическими взглядами намного сильнее, чем нам хотелось бы думать.
 
"Людям кажется, что их политические пристрастия рациональны, что это естественный ответ на окружающий их мир, и когда мы намекаем, что это может быть предрасположенность, ими в полной степени не осознаваемая, людям не хочется верить, что именно это в большой степени определяет их взгляды", - указывает Хиббинг.
 
Для наглядности он сравнивает наши внутренние идеологические тенденции с тем, какую руку мы предпочитаем использовать. Долгое время считалось, что это всего лишь привычка, которую можно изменить, но сегодня мы точное знаем, что на то eсть "глубокая биологическая предрасположенность".

В 19-м веке френология считалась вполне весомой наукой, согласно которой характер человека определялся по шишкам и вмятинам на черепе
 
Последствия таких выводов для политической жизни могут быть самыми серьезными. Если склонность к левым убеждениям такая же врожденная, как левая рука у левши, то зачем тогда вообще нужна политика? Не проще ли запихнуть человека в сканер и узнать, что он думает, и всегда будет думать, и прекратить все попытки повлиять на сознание?
 
К счастью, я с большим облегчением обнаружила, что даже Джон Хиббинг не склоняется к такому умозаключению.
 
"Не то чтобы я считал, будто людям следует заткнуться и признать, что все мы – разные. Но я думаю, нужно принять тот факт, что многие люди никогда не изменят свои взгляды или что переубедить их в чем-то будет крайней сложно. И одним лишь криком и напором ничего не поделаешь", - считает он.
 
Ну что ж, в ближайшее время нам не грозит массовое сканирование мозгов вместо избирательных урн. Что хорошо, поскольку я по-прежнему считаю, что наши взгляды не должны томиться в черепной коробке, их нужно обкатывать на практике в реальном мире, где существуют разные убеждения и противоречивые мнения. И я совсем не против, если я с рождения запрограммирована на такой вывод.