• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Денис Алдохин,

Песок, горы, жажда и смерть - таким встретил майора Александра Метлу Афганистан. До вывода советских войск оставалось два года, пережить которые выпало далеко не каждому. Каждый афганец хорошо знает, как опасно сойти на обочину, подобрать "случайно" оброненный предмет или оторваться от своих.



Впервые ступившему в начале апреля 1987 года на бетонку Кабула  замполиту только предстояло пережить все ужасы войны. По просьбе 42.TUT.BY Александр Метла рассказал об особенностях той войны и своих изобретениях – импровизированных самоходных минометах и гантраке "Метла 2".

Скорпионы были страшнее пуль



Первое время боялся больше не пуль, а местной фауны, которая была очень недружелюбна. Скорпионы, тарантулы и различные ядовитые змеи не давали расслабиться. Заснуть просто так в теньке под "Уралом" было очень рискованно. А прежде чем зайти в помещение, нужно было проверить все темные уголки, которые так любят скорпионы.



Чаще всего от укусов страдала необстрелянная молодежь. Однажды у нас бойца ночью укусила гюрза, парню оставалось жить меньше часа, а он находился на заставе в горах на высоте в 3500 м. Как только нам об этом передали по рации, рванул к пилоту "Ми-8", который после боевых спал в палатке. Растормошил, говорю, у нас боец умирает, так летчик даже комбинезон натягивать не стал, в чем был, в том и полетел. На высоте двигатели начали выдыхаться, и вертолет буквально упал на площадку, но вакцину доставили вовремя. Обратно даже не улетали, а падали: машина буквально нырнула вниз в ущелье. Потом летчик смог ее выровнять, и мы скоро были дома, причем все это было проделано в кромешной темноте – вертолетчики у нас были уникальные парни.



Самым простым и действенным решением в борьбе с опасными насекомыми оказался обычный овечий тулуп, который Александр получил на складе.

Афганские овцы - особенные животные: они практически всеядны, пищи на пыльных просторах этой страны не так много, поэтому они едят все, что попадается по пути. Бывали случаи, когда солдаты выбрасывали промасленную бумагу от патронов, и она моментально съедалась овцами. Скорпионами и другими насекомыми они тоже не брезговали. Поэтому овечий запах заставлял ретироваться всю ядовитую мелочь.


Их быт – настоящее средневековье

Условия, в которых жили афганцы, поражали советских военнослужащих, но для местных были нормой – других они не знали.



Если в Кабуле бытовые условия были на более-менее цивилизованном уровне, то в дальних кишлаках царило настоящее средневековье. Как правило, крестьяне жили очень бедно в глинобитных домах с маленькими окнами. И если в мужской половине было более-менее чисто, то в женской царила грязь и антисанитария. Спали жены обычно на жестких циновках на полу, рядом жили дети и козы, отхожее место было там же. О том, что на дворе 20-й век, напоминал лишь японский магнитофон, закрепленный на деревянной сохе.



Незнание обычаев часто приводило к недоразумениям с местными. Например, на женскую половину дома мог заходить только хозяин, и если женщина тяжело болела и советский медик пытался ей помочь, то чаще всего на него набрасывался разъяренный муж с мотыгой.

Кроме того, душманы очень жестоко относились к пленным, особенно наемники, прошедшие подготовку в тренировочных лагерях в Пакистане.

Многие бойцы носили с собой гранаты в нагрудном кармане, чтобы не попадать живыми в плен. Смерть, тех, кого захватили душманы, была очень страшной. У них, что ли, особенность такая – издеваться над пленными. Как правило, с собой носилась Ф-1, чтобы наверняка.

Оружие только советское, а обувь лучше иностранная

С первых дней стало понятно, что наша форма, мягко говоря, не приспособлена к местным условиям, только появившаяся позже афганка несколько улучшила ситуацию.



Лучше всех были "упакованы" разведчики, ходившие досматривать караваны. Душманы частенько под видом мирной продукции провозили оружие. Делалось это так: сверху на ишаке закреплялось несколько ящиков с тканями, техникой и другими товарами, а снизу, под брюхом, подвешивалось оружие. Противника снабжал весь мир – оружие, боеприпасы, обмундирование и снаряжение поставлялись из США, Канады, Китая и других стран. Мне как-то из рейда разведчики принесли пару канадских ботинок, мягкие, удобные и прочные они относились весь срок службы. Также ценились разгрузки, у нас их еще называли "лифчики".



В них помещалось от 4 до 6 магазинов и пара ручных гранат. Кроме удобства переноски, это давало еще и неплохую защиту, как правило, полный магазин пуля не пробивала. Многие шили такие разгрузки сами. Еще ценились рюкзаки, прочные со множеством отделений – такие в Союзе было не достать. Это сегодня их можно купить в любом магазине, а раньше они были жутким дефицитом. А еще желанным трофеем были берцы, часы, компасы, радиостанции и много других полезных вещей, аналогов которым у нас просто не было.



А вот оружие наше было лучше. Например, часто попадались в качестве трофеев китайские копии АК-47, металл у них был плохой: достаточно было выпустить пару магазинов, чтобы автомат начинал "плеваться" и точность огня катастрофически падала. Советский же автомат работал при любых условиях, не помню, чтобы наш калашников клинило. Вообще душманы были вооружены очень пестро, от кремневых ружей позапрошлого века, до новеньких М16.

Замполит машины боевой

56-й гвардейской отдельной штурмовой бригаде, в которую попал Александр Метла, было доверено обеспечивать безопасность дороги Кабул - Гардез. Солдаты подразделения сопровождали колонны и постоянно несли потери от огня душманов, которые часто устраивали засады и минировали дороги. Случалось и так, что подрывниками становились обычные крестьяне, которые воевали не за веру, но за деньги – за уничтожение советской техники хорошо платили.



Большая часть местного населения жила за чертой бедности, поэтому для них война была одним из способов заработать на кусок хлеба. Делалось это так: крестьянин за свои деньги покупал мину и устанавливал на дороге, если подрывался БТР, БМП или другая техника, то получал вознаграждение, если же саперы обезвреживали, то крестьянин был разорен. Поэтому зачастую местные еще и караулили неподалеку от закладки, открывая огонь по нашим саперам, когда те пытались обезвредить мину. Да и сами душманы не давали покоя. У них была хорошо поставлена разведка, зачастую, когда колонна советских войск выходила с базы, они уже знали ее состав и маршрут.



Горная местность давала нападающим большое преимущество, засев высоко на скалах, "духи" могли беспрепятственно обстреливать колонну. Танки так высоко задрать ствол не могли, впрочем, как и БТР с БМП. Тут пригодились ЗСУ "Шилка" с которых снималось радиоэлектронное оборудование, необходимое для стрельбы по воздушным целям, а на его месте размещался дополнительный боекомплект и самоходные минометы "Метла". Последние получили свое название как раз благодаря замполиту, который их и изобрел.



Так получилось, что на маршруте нашей колонны в одном и том же месте "духи" постоянно устраивали засады. К месту они подбирались по руслу засохшей речки, совершали небольшой огневой налет и быстро отходили. По ним открывала огонь артиллерия, в том числе РСЗО "Град", но из-за особенностей местности, снаряды просто перелетали позицию духов, не причиняя им вреда. Единственное оружие, которое было способно достать моджахедов – минометы. Но если заранее оборудовать позиции по маршруту движения колонны, то "духи" либо их заминируют, либо устроят засады и вырежут расчеты.



Тогда у Александра Метлы родилась идея сделать самоходный миномет. Замполит пришел к командиру части, но тот был сильно занят и, вполуха выслушав, только отмахнулся "делай". За основу был взят автомобиль "Урал", в кузове которого был установлен лафет от ЗУ-23, вращающийся на 360 градусов. На него был приварен 82-мм миномет 2Б9М "Василек", благодаря чему оружие имело круговой сектор обстрела. Импровизированный лафет защитили противопульным щитом, а сам грузовик бронировали стальными пластинами.

Увидев самоходный миномет, заместитель по вооружению категорически запретил применять его. Мол, неизвестно как оружие поведет себя и вообще всю самодеятельность стоит прекратить. Но похоронить проект не дал командир бригады полковник Виталий Раевский, который разрешил испытать систему на полигоне.

Зам по вооружению вмешался и здесь, приказав стрелять ослабленным зарядом. Но какая тут к черту дальность и точность, тем более что по рекомендации все того же зама к спуску привязали веревку, а сам боец сидел в паре метров в окопе. Понимая, что все сейчас пойдет насмарку, подошел к комбригу и попросил под свою ответственность стрелять полным зарядом. Стреляли по корпусу старого БТР, находившегося в двух километрах. Первый выстрел – перелет, второй – недолет. Все вилка, следующий залп очередью в почти сотню мин, БТР буквально разрывает на части – все наблюдавшие в восторге.

Первое боевое применение установки прошло также успешно. Когда "духи", уверенные в своей безнаказанности, открыли огонь по колонне, Александр Метла приказал расчету миномета открыть огонь. Буквально за минуту на позиции "духов" свалилась сотня мин. Огонь со стороны моджахедов мгновенно прекратился. Позже разведчики обнаружили на месте засады более 60 трупов, сколько было ранено, остается только гадать.



Военные быстро признали эффективность установок Александра Метлы, и вскоре было построено еще три таких же. Сам Александр в качестве командира установки № 1 (все они получили название "Метла" в качестве признания заслуг создателя) каждый раз выезжал на сопровождение колонны. Моджахеды развернули настоящую охоту на этот необычный вид оружия шурави. И однажды им удалось подбить установку № 1.

Во время очередного боя мы сильно увлеклись и перестали следить за тылом. Да и не до этого было: каждая замолчавшая пулеметная точка врага означала, что еще один парень вернется домой живым. В это время по кирязу нас обошел 12-летний парнишка. Я только успел заметить краем глаза, как он скинул громоздкий для него РПГ и выстрелил. Граната попала в борт, весь наш экипаж был ранен, кроме меня – все осколки приняли на себя каска и бронежилет. Тем временем пацан бросил оружие и скрылся в кирязе.



Из происшествия были сделаны соответствующие выводы и построена новая самоходка – "Метла". На этот раз в кузов "Урала" был поставлен корпус от БРДМ, а на его башне приварили блок НУРС от вертолета "Ми-24". Сам "Урал" основательно обшили броней. Конечно, вести прицельную стрельбу из блока НУРС было невозможно, зато психологический эффект был сильный. Душманы просто разбегались, когда шурави применяли свою шайтан-машину.



Александру Метле часто говорили, мол, зачем тебе ходить в бой? Сидел бы, заполнял карточки, и война прошла бы безопаснее, "… далась тебе это передовая?". Но замполит всегда считал, что воспитывать и завоевывать авторитет нужно только собственным примером.

Я никогда не рвался бой, а просто делал свою работу. Да и не побывав под пулями, что бы я мог сказать тем парням, которые ежедневно ходят под смертью и могут в любой момент не вернуться из боя, смог бы я понять их, будут ли они верить мне? Вряд ли. Война – это не наука и не ремесло – это испытание, пройти которое до конца и не сломаться очень непросто.

P.S. Увидеть вживую, как сражались белорусы в Афганистане, можно будет первого и второго  августа на "Линии Сталина", где состоится масштабная реконструкция одного из эпизодов той войны. Будут задействованы не только танки и бронетранспортеры, но и боевые вертолеты.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-15%
-20%
-60%
-30%
-10%
-10%
-30%
-10%
-35%
0063371