Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Гаджеты


/

Телевизоры в нашей стране начали выпускаться на Минском радиозаводе в 1954 году (модель «Беларусь»). Но это был первый массовый телевизор отечественного производства. А самый первый телеприемник в нашей стране был собран вручную, еще до войны. Смотреть сбегалась вся округа.

Первый в Беларуси и один из первых в СССР

Генрих Бортновский родился в 1907 году в Ново-Борисове (нынешний Борисов). Семнадцатилетним парнем, уже проживая в Минске, он прочел в журнале «Техника и жизнь» описание детекторного радиоприемника конструкции С. Шапошникова.

Генрих загорелся идеей собрать приемник, для чего ему даже пришлось разработать технологию производства кристалла для детектора на дому, из цинковых опилок.

Но ни одной передачи он не словил, даже несмотря на то, что в качестве антенны использовал крышу соседского дома: в то время собственного передатчика в Минске не было, и вместо музыки он услышал лишь грозовые раскаты. Но вскоре после того, как начала работу первая минская радиостанция типа «Малый коминтерн» (мощностью всего 1,8 кВт), радио наконец зазвучало.

В восемнадцать лет Генрих поступил в профшколу, где проучился три года, а затем — в Витебский политехникум, где занимался еще три года. Там он стал членом «Общества друзей радио» и построил несколько радиолюбительских конструкций.

В 1931 году он впервые публикуется в журнале «Радиофронт» (с 1946 года издается под нынешним названием «Радио»): описывает конструкцию КВ-радиоприемника.

А вскоре увлекается телевидением и мастерит — как обычно, в домашних условиях — свой первый телевизор. Это была простая конструкция с фанерным диском Нипкова (использовался для построения изображения — этакий вариант строчной развертки) и экраном размером со спичечный коробок. В канун 1933 года Генрих Александрович уже принимал из Москвы новогоднюю передачу.

Первый телевизор Генриха Бортновского. Фото из журнала «Радио»

Телевизор Бортновского стал первым на территории современной Беларуси и одним из первых во всем СССР. Более чем два года спустя, в № 03 за 1935 год, журнал «Радиофронт» пишет: «Сотни писем, приходящих в редакцию „РФ“ из разных городов Советского Союза, говорят о том, что телелюбительство есть уже вопрос не завтрашнего, а сегодняшнего дня. Более 200 телевизоров уже имеется, и еще сотни любителей хотят их иметь».

Собрать телевизор дешевле, чем радиоприемник

Как удовлетворить спрос на телевизоры? Не могут ведь все быть такими техническими гениями, чтобы собирать телеприемники самому!

Сегодня практически невозможно представить, что телевизор можно изготовить дома, в кустарных условиях. Ведь это невероятно сложно: электронная схема, кинескоп (или ЖК-матрица), микросхемы и так далее. Между тем, в том же номере журнала читаем: «На деле оказывается, что сложность и стоимость телевизора несколько даже ниже среднего любительского приемника».

И далее: «Конструкторский кружок телелюбителей при редакции „РФ“ поставил перед собой задачу — дать ряд конструкций телевизоров, которые, при сравнительно небольшой стоимости их и возможности изготовления при наличии минимального количества инструментов, давали бы достаточно хорошие результаты».

Модель простейшего телевизора для самостоятельной сборки. Диск Нипкова нужно было вращать вручную, выдерживая необходимую скорость. «Безусловно, этот телевизор нельзя назвать совершенным. Он является только начальной стадией работы, которая должна заинтересовать любителя, дать ему возможность при затрате самых минимальных средств смотреть телепередачу»

В одном из первых номеров журнала за 1937 год подтверждаются сведения о небольших затратах: «Наиболее удачной конструкцией стоит признать телевизор ТРФ-1 (телевизор Радиофронта первый). Разработан он телелабораторией журнала „Радиофронт“ и описан в № 15 за 1936 г. Он очень дешев — стоимость деталей для его сборки всего 13 руб.»

К слову, подписка на сам журнал стоила 6 рублей за полгода — то есть телевизор можно было собрать примерно за стоимость годовой подписки.

Не все телевизоры были такими. Например, модель с зеркальным винтом позволяла смотреть передачи одновременно 10−15 зрителям, но стоимость деталей для такой конструкции доходила до 150 рублей…

Телевизор модели ТРФ-1 можно было смотреть только в Москве (это было обусловлено синхронизацией частоты тока в сети и частоты вращения диска Нипкова). Чтобы радиолюбители из других городов (с электросетью другой частоты и вольтажа) тоже получили возможность смотреть передачи, сотрудники журнала разработали вторую модель — ТРФ-2, с плавной подстройкой скорости вращения диска

Бета-тестеры телевидения

Как часто можно было смотреть телевизор восемьдесят лет назад?

Читаем журнальные страницы: «Расписание московских телепередач. Телевизионные передачи ведутся регулярно в ночь с четных на нечетные числа с 12 часов ночи (по московскому времени). Изображение передается через станцию РЦЗ (λ=1.107 м, 271 кц, 100 кВт). Сопровождающий изображение звук передается через станцию ВЦСПС (λ=748 м, 401 кц, 100 кВт). Число строк 30. Число кадров в секунду 12,5. Развертка горизонтальная».

Добавим, что передача длилась лишь полчаса.

К Генриху Бортновскому приходили знакомые и незнакомые люди, чтобы посмотреть первые передачи. Поскольку экран был крошечным, то зрителям приходилось глядеть в глазок по очереди.

В городской газете «Рабочий» писали: «Белорусский радиокомитет 30 января организовал на квартире т. Бортновского просмотр телепередачи из Москвы. Около полутора десятка радиолюбителей просмотрели и прослушали выступления лучших людей страны».

Поскольку телевизор был единственным, то Бортновский стал этаким контролером качества или, если угодно, первым тестировщиком телевещания в стране. В его архиве хранилась телеграмма следующего содержания: «ПРОСЬБА НЕМЕДЛЕННО ТЕЛЕГРАФНО СООБЩИТЬ ВАШИ ВПЕЧАТЛЕНИЯ СЕГОДНЯШНЕГО ТЕЛЕВЕЩАНИЯ БОКСА АДРЕСУ МОСКВА КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА БАБУШКИНУ».

И Генрих Бортновский был не единственным таким тестировщиком: в разных уголках страны (порой самых настоящих медвежьих углах) радиолюбители мастерили телевизоры и принимали по ночам передачи, делясь затем с телестудией своими наблюдениями.

Предновогодний номер журнала «Радиофоронт» (№ 24 за 1935 год) полдюжины страниц под общим заголовком «Мы видим Москву» посвятил так называемой телеперекличке — коллективному просмотру телепрограмм в разных городах. Архангельск, Ленинград, Омск, Смоленск, Воронеж, Киев, Горький, Иваново и другие города принимали московские передачи.

При этом во многих городах насчитывалось буквально по одному-два телелюбителя. В то же время, отмечает журнал в программной статье, радиозаводы до сих пор не выпустили на рынок ни одного телевизора или хотя бы специальной теледетали: элементы вроде диска Нипкова телерадиолюбители по-прежнему вынуждены были изготавливать самостоятельно.

На журнальной обложке изображены неоновая лампа и диск Нипкова — основные детали первых телевизоров

Телевизоры с выставки

А что же наш Генрих Бортновский? Он продолжал строить телевизоры.

В 1935 году журнал «Радиофронт» объявляет о проведении 1-й заочной радиовыставки: радиолюбителей со всей страны призывали присылать в редакцию схемы и описания своих самодельных конструкций. На протяжении многих номеров публиковались самые интересные работы. Среди авторов были и белорусы.

В середине года журнал отмечал: «Запад представлен довольно широко Минском, Могилевом и Бежицей [сейчас — один из районов Брянска. — Прим. TUT.BY]». В то же время ведущие радиовыставки отмечали, что почти все представленные на конкурс работы — это радиоприемники различных конструкций. И только одна модель представляла телевизор.

В результатах конкурса читаем скупые строчки: «Кроме ценных премий жюри постановило премировать грамотой за представленные экспонаты следующих товарищей: […] Бортновского — Минск. Телевизор». К сожалению, ни описания этой уникальной конструкции, ни фотографии журнал не поместил.

В 1937 году «Радиофронт» проводит 2-ю заочную радиовыставку. На нее прислали уже 40 конструкций (около 10% от всех самоделок), так или иначе имеющих отношение к телевидению. Среди присланных конструкций — телерадиола Генриха Бортновского, которая получила 4-ю премию и была подробно описана в журнале № 3 за 1937 год:

Телерадиола — это значит, что в одном устройстве находятся телевизор плюс радиола, которая, в свою очередь, объединяет радиоприемник и проигрыватель грампластинок

«Таким образом эта радиола содержит почти все, что может пожелать любитель, за исключением, пожалуй, звукозаписи. Однако последняя также предусмотрена в виде отдельной приставки. В одном из присланных автором экспонатов имеется также удачно сконструированный рекордер», — восхищается редколлегия.

В будущем Генрих Бортновский собирался доработать конструкцию и построить, как бы сказали сегодня, «мультимедийный комбайн», который бы совмещал в себе сразу все известные виды теле- и радиоразвлечений.

В нижней части телерадиолы можно заметить полку для грампластинок. К сожалению, качество фотографий в журнале невысокое, и рассмотреть переднюю панель в деталях сложно.

Под откинутой крышкой видно круглое зеркало: через него просматривались телепередачи. Подвижное зеркало и сменные линзы позволяют смотреть передачи с разных мест относительно телерадиолы — например, сбоку, как показано на заглавном фото к статье.

Бортновский применил нестандартную схему с горизонтально расположенным диском Нипкова. Кстати, для изготовления самого диска он разработал компактный станок, позволяющий с высокой точностью пробивать отверстия. Этот станок был отдельно описан в следующем номере журнала.

В целом модели журнал дает такую оценку: «Оформлена радиола весьма аккуратно и тщательно. Конструкция компактна и детально продумана. Телерадиола т. Бортновского заслуженно пользовалась большим успехом на Минской городской радиовыставке».

Генрих Бортновский участвовал во всех пяти Всесоюзных заочных выставках журнала «Радиофронт» и в десяти Всесоюзных радиовыставках, представил на них 18 конструкций и завоевал 10 премий. В автобиографии он писал: «В общей сложности я сделал 6 или 7 телевизоров. Все они были премированы на радиовыставках».

Одна из последних телеконструкций мастера — модель телевизора с кинескопом 59ЛК2Б, разработанная в конце шестидесятых. Кинескоп с органами управления размещался на столике, а блок с монтажными платами — под столешницей или на одной из стенок тумбочки. Благодаря этому телевизор не занимал много места, и в то же время все детали были легкодоступны для настройки или ремонта.

Генрих Бортновский, создатель первого в Беларуси телевизора, скончался в 1996 году, на 89-м году жизни.

Генрих Бортновский. Фото: cqmrk.ru
Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-40%
-15%
-75%
-25%
-20%
-20%
-20%
-10%
-20%