В Беларуси


Светлана Головкина, фото: Александр Чугуев,

Ровно 55 лет назад, 12 апреля 1961 года, Советский Союз выиграл очередное сражение в холодной войне, отправив в космос первого человека — Юрия Гагарина. Он поднялся на борт космического корабля «Восток-1» старшим лейтенантом, а через 108 минут приземлился недалеко от города Энгельса Саратовской области майором и фактически Героем Советского Союза. Информация о деталях этого полета долгое время была засекречена, а все причастные к нему люди давали подписку о неразглашении. Бобруйчанин Василий Сергеевич Суков вспоминает эти времена с легкой улыбкой и гордостью — он был одним из тех, кому посчастливилось встречать Гагарина после возвращения на Землю.

«Официально их готовили к соревнованиям ДОСААФ»

После окончания Тамбовского авиационного училища 20-летний лейтенант Василий Суков получил распределение на аэродром возле города Энгельса — одну из самых мощных авиабаз СССР того времени. Две сверхдержавы всерьез готовились к атомной войне, поэтому бомбардировщики 3 М конструкторского бюро Мясищева, базировавшиеся на аэродроме, круглые сутки патрулировали береговую линию США. Полет длился 22 часа, в течение которых с двумя дозаправками — под Шауляем и на Земле Франца Иосифа — машина «съедала» 200 тонн керосина. На аэродроме таких «монстров» авиапрома насчитывалось около 30, и в состав одного экипажа из восьми человек входил молодой радист Суков — он ставил помехи для локаторов при попадании самолета в зону досягаемости средств ПВО противника.

Фото: Александр Чугуев

Василий Сергеевич вспоминает, что в марте 1960 года в офицерской столовой на аэродроме появились чужаки — группа молодых парней без знаков воинского отличия. Все — низкорослые и худощавые, молчаливые и улыбчивые. Всего 15 человек, для которых поставили дополнительные столы.

— Ели они то же самое, что и мы. Жили в офицерской гостинице на втором этаже, но с отдельным входом. В группе были свои медик и инструктор, их курировал генерал-майор Каманин, — вспоминает авиатор.

Фото: Александр Чугуев

Конечно же, всем было любопытно, кто эти люди, но в то время подобные вопросы задавать было не принято. Старожилы аэродрома удовлетворились объяснением, что их соседи — спортсмены. Официально их готовили к соревнованиям ДОСААФ.

— Действительно, они очень много прыгали с парашютом и серьезно занимались физической подготовкой. Бывало, рано утром мы только едем на аэродром, а они уже тренируются. Причем делают только затяжные прыжки. Конечно, по вечерам мы встречались на танцах, общались и шутили. Выяснилось, что некоторые из прибывших женаты, но семьи остались по месту службы. У Гагарина, например, жена и дочь находились где-то в Карелии. Тогда же впервые и прозвучало странное слово «космонавт», над которым, помню, мы хохотали и даже не понимали, о чем речь.

Фото: Александр Чугуев
Василий Сергеевич демонстрирует роллетную шторку самолетного иллюминатора, которая применялась для защиты от излучения ядерной вспышки
Фото: Александр Чугуев
В хозяйстве пригодились части корпуса бортового аварийного самописца, теперь из них едят куры

«Спортсмены» исчезли с аэродрома так же внезапно, как и появились. Вскоре об их визите военнослужащие позабыли: международная ситуация продолжала обостряться, и каждый вылет на дежурство, говорит Суков, «мог закончиться приказом о сбросе смертельного груза над территорией противника».

— Конечно, если бы мы долетели, — уточняет Василий Сергеевич. — По теории вероятности, до цели сумел бы добраться лишь каждый десятый самолет — остальные бы сбили. Поэтому мы понимали, что в случае приказа о бомбардировке того же Чикаго, к примеру, становимся смертниками.

Сообщение Левитана, «особисты» в болоньевых плащах и Гагарин в полуобморочном состоянии

По воспоминаниям Василия Сергеевича, утро 12 апреля 1961 года выдалось на удивление солнечным. На аэродроме под Энгельсом механики готовили самолеты к ночным вылетам. И вдруг по громкоговорителю объявляют, что полеты отменяются.

Фото: Александр Чугуев

— Диспетчер по привычке включает на весь аэродром московскую радиотрансляцию, и тут Левитан объявляет, что в космосе находится гражданин СССР Юрий Алексеевич Гагарин. Мы слушаем и не можем сообразить, что происходит. Потом Левитан сообщил, что полет завершен успешно, Гагарин — уже майор — приземлился «в заданном районе». Никто и не предполагал, что этот «заданный район» находится в 20 километрах от нашего аэродрома.

Вскоре, по словам нашего собеседника, в небо ни с того ни с сего поднялись два вертолета, а по аэродрому прошел слух — обзорный локатор «засек» приземление капсулы с космонавтом.

— Это уже потом мы узнали, что капсула приземлилась без Гагарина, он катапультировался примерно на высоте в 5 тысяч метров. Гораздо позже стали известны и подробности его приземления. Даже удивительно, как человек вообще жив остался, ведь он мог просто сгореть заживо, задохнуться или же разбиться при посадке.

Фото из архива Василия Сукова
Фото из архива Василия Сукова

Все эти детали впоследствии пересказывались шепотом, а среди военных «ходили» немногочисленные фотоснимки, сделанные украдкой — фотографировать первого человека, покорившего космос, было строжайше запрещено.

А пока же авиаторы побежали на летное поле, где уже заходили на посадку вертолеты.

Фото из архива Василия Сукова
Фото из архива Василия Сукова

— Еще винты не успели остановиться, а мы были уже рядом. Из одного вертолета сперва вышли два человека в болоньевых плащах — очень модных и дефицитных в то время. По виду было понятно, что это «особисты». Потом они помогли выбраться Гагарину — самостоятельно передвигаться он не мог. Юра был без гермошлема и без того костюма, в котором его потом везде фотографировали. Голова завалилась на бок, на плече болтался кислородный шланг. В таком состоянии его фактически донесли до дивизионной «Победы», которая поехала в сторону командно-диспетчерского пункта (КДП).

Именно оттуда, как утверждает Василий Сергеевич, был сделан тот легендарный телефонный звонок с докладом самому Хрущеву о том, что с поставленной задачей Гагарин справился. Вот только, по его словам, нет никакой уверенности, что с главой государства разговаривал сам космонавт — уж слишком плохо он выглядел после полета.

Фото из архива Василия Сукова
Фото из архива Василия Сукова

— Пробыл Гагарин там минут 35, из столовой ему принесли обед. К тому времени к КДП сбежался весь гарнизон. Давка была такая, что повалили забор, даже, помню, кого-то травмировали. Потом выходит генерал Иванов — ему тогда лет 45 было, и он казался мне, двадцатилетнему пацану, стариком — пытается всех успокоить и говорит: «Товарищи офицеры, вы раздавите нашего первого космонавта!». Так Гагарина и вывели — впереди генерал и «особисты», которые расчищали Юре дорогу. Больше я его никогда не видел.

На самолете «ИЛ-18» Гагарина в тот же день переправили в Куйбышев, а оттуда — в Москву.

«Космические» мифы и легенды

Василий Суков многие годы пытался по крупицам восстановить историю первого космического полета. Сделать это было совсем непросто, ведь факты, озвученные в газетах и с высоких трибун, противоречили тому, с чем ему лично довелось столкнуться.

Фото: Александр Чугуев

— Помню, показывают в фильме, что Гагарина первыми встретили бабушка и девочка, цветы вручили. Махну рукой — ну кино, что тут скажешь?

Василий Сергеевич утверждает, что вместо Гагарина первым лететь в космос должен был Герман Титов.

— Он один был с высшим образованием, да и физически лучше подготовлен, — вспоминает наш собеседник. — Но существует легенда, что, когда Хрущеву назвали имя первого предполагаемого космонавта, тот возмутился: «Никаких Германов! Нам еще немцев в космосе не хватало!». Титов ему этого так и не простил.

Фото: Александр Чугуев

О трагической гибели Юрия Гагарина в 1968 году наш собеседник судит не только по имеющимся в распоряжении фактам, но и с высоты собственного опыта авиатора.

— После полета в космос Гагарина стали возить по разным странам и показывать как символ СССР. Летать он вообще перестал. У обычного штурмана отпуск — 45 дней, и после него ему нужно все сначала проходить с инструктором. Гагарин же не летал несколько лет.

Последний разговор космонавта с инструктором Серегиным в кабине самолета «МиГ-15УТИ» транслировался в пункт управления полетами, и из него следует, что более опытный товарищ несколько раз предлагал Гагарину передать ему управление при посадке.

Фото: Александр Чугуев

— Но не настоял. В результате самолет попал в зону слоистой облачности, Гагарину показалось, что внизу — не облака, а бетонная полоса, поэтому он резко бросил машину вверх — самолет утратил все свои аэродинамические свойства.

Однажды судьба свела Василия Сергеевича с человеком, который входил в группу по расследованию гибели Гагарина. Тот рассказал, что перед своим последним полетом космонавт «принял на грудь».

— Как летчик могу сказать, что это было бы самоубийством. Да и к полетам Гагарина в таком состоянии никто бы не допустил. Зачем и кому нужно было распускать такие слухи? — недоумевает наш собеседник.

Фото: Александр Чугуев

Документы расследования гибели первого космонавта, рассекреченные несколько лет назад, подтвердили — во время испытательного полета на «МиГ-15УТИ» в крови Гагарина никаких посторонних химических веществ не было.

Нужные услуги в нужный момент