Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Наука


В мае 2016 года канал Up, into space! опубликовал на YouTube видео, снятое внутри корабля «Союз ТМА-16М» во время полета к МКС в марте 2015-го. На видео зафиксированы все стадии полета, но главное — разговоры космонавтов внутри «Союза». В начале августа этот ролик (вместе с самым грустным его фрагментом) разошелся по Сети, перестав быть предметом интереса исключительно узкого круга астролюбителей. «Медуза» приводит расшифровку главного разговора этого полета.

Изображение: Ввысь, в космос! / youtube.com
Изображение: Ввысь, в космос! / youtube.com

Само видео можно увидеть по ссылке (осторожно, ненормативная лексика).

27 марта 2015 года космонавты Геннадий Падалка и Михаил Корниенко, а также астронавт NASA Скотт Келли отправились на МКС. Корниенко и Келли проработали на станции год и вернулись на Землю в начале марта 2016-го. Падалка вернулся на полгода раньше, но это был уже пятый его полет (суммарно он провел в космосе 878 дней — больше, чем кто-либо в истории).

Космонавты на видео в основном ведут технические переговоры. Но примерно через час после старта (на видео это отметка 1:41:00) у них появляется время для разговоров на отвлеченные темы. И вот что они говорили:

Падалка: Е-мое, гайз, целый год. The whole year, guys.

Корниенко: Не напоминай…

Падалка: Вы, ***** [междометие], хироу. You will be heroes.

Kелли: Yes.

Падалка: Все нормально там будет, не волнуйся.

Корниенко: Команда нормальная — самое главное.

Падалка: Постоянно будет меняться публика. <…> прилетит, немножко мозги ****** [покомпостирует], ничего страшного.

Корниенко: …тяжеловато будет.

Падалка: А что делать?

Корниенко: Да ничего. Приспособимся. Потом <…> прилетит, и уже можно будет домой, в принципе. Еще не прилетел, уже домой собираюсь.

Падалка: Ой, *** [междометие]… Мне нравится всегда, ***** [междометие]: проводы, старты, а потом думаю: ***** [зачем] я сюда собрался?

Корниенко: Ха-ха, да. Потом наступают тяжелые будни и кирдык.

Падалка: Интересно там: детки внизу, девушки, провожают, слезы. А я думаю: нахера оно нам надо, а?

Корниенко: Да, когда прилетаешь, депрессняк. А потом ничего, вроде разойдешься.

Падалка: Ничего, *** [междометие], да.

Корниенко: Это нормально. Нормальное состояние.

Падалка: Но я все, ****** [конец], крайний раз ***** [междометие].

Корниенко: Ха-ха-ха. Иваныч.

Падалка: Чего, *** [междометие]?

Корниенко: Вот давай — когда ты взметнешься еще раз, с тебя бутылка.

Падалка: Yes, guys. Guys, itʼs true. Itʼs my last flight. Все. Itʼs so, guys.

Корниенко: Я от тебя слышу это в десятый раз.

Падалка: Ну-ну.

Корниенко: Мы живем, пока мы работаем, летаем. На диван лег… И кирдык, *** [междометие]. Так что не надо забываться. Во, 270 километров до станции. А там нас ждут уже. Консервы откроем, покушаем.

Падалка: Баранинку, ***** [междометие]. С чаем горячим.

Читайте также: 

Упавший спутник, или Как Беларусь 10 лет назад не стала космической державой

Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-15%
-50%
-35%
-90%
-15%
-20%
-10%