/ / /

В наши дни отсутствие сотовой связи удивляет не меньше, чем отсутствие холодной воды или электричества в доме. Мы стали настолько привязаны к своим смартфонам, что без связи (а значит, и интернета) можем испытывать дискомфорт. Сотовые операторы понимают эти потребности и обеспечивают связью не только города, но и трассы, дачи и места загородного отдыха.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

42.TUT.BY сделал небольшой драйв-тест со специалистами velcom и узнал, ценой каких усилий появляется и поддерживается сотовая связь за пределами городов.

Мачты и башни

За городом, где отсутствует плотная застройка, сотовая сеть планируется совсем иначе. На первое место выходит дальность покрытия с учетом рельефа. Поэтому антенны базовых станций нужно располагать выше.

Для этого могут использоваться как существующие конструкции вроде телеретрансляторов или труб котельных, так и новые — высотные башни и мачты.

Так выглядит башня:

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

А так — мачта:

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Мачты мы используем намного реже, — рассказал Артем Ванькевич, начальник отдела эксплуатации радиосети velcom. — Для них нужно больше земли, за которой приходится следить — например, стричь траву летом». К тому же мачта имеет больше ограничений по несущей и ветровой способностям. Поэтому от строительства этого типа конструкций оператор на данный момент полностью отказался.

Действительно, для обеспечения устойчивости мачт используются тросы-растяжки по трем направлениям. И расстояние между креплениями тросов к земле доходит до 100 метров.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

velcom покрыл 3G-связью более 94% всей территории Беларуси. Артем рассказал, что для обеспечения загородного покрытия оператор построил более 600 70-метровых башен и около 400 — 40-метровых. Высота конструкции зависит от рельефа и необходимого радиуса покрытия.

Как правило, каждая башня качественно покрывает 5−7 км вокруг, соответственно, располагать их для максимального покрытия лучше на расстоянии до 15 км. Существенно площадь покрытия снижают леса, это также необходимо учитывать.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Год на постройку одной башни

Вместе с согласованием, получением всех разрешений и самим строительством на возведение одной башни в среднем тратится целый год. Как правило, работа идет параллельно сразу на десятках объектов.

«Своя отдельная башня все равно лучше аренды существующего объекта, — рассказывает Артем. В этом случае мы не зависим от обстоятельств, например, внезапного сноса, ремонта трубы». Представьте, что в этом случае без связи может остаться сразу несколько деревень.

«Мне часто приходится слышать: мол, оператор говорит о том, что покрыто более 94% территории, а у меня нет связи рядом с дачей, еще где-то. Я хочу заострить внимание на том, что оставшиеся 6% — это приличная территория, более 12 тысяч квадратных километров», — рассказал Максим Бокач, руководитель группы планирования радиосети velcom.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Нужно понимать, что нет смысла в покрытии территории, на которой практически не бывают люди. И дело даже не в коммерческой выгоде, окупаемости, а в технической возможности.

Мы можем ставить базовые станции за пределами городов лишь в определенных местах (бросовые, неиспользуемые земли, свалки). А часть территории страны вообще закрыта для сотовых операторов — речь идет о стратегических военных объектах.

Кроме того, мы должны обеспечить прямую видимость на другую башню, но главное — подключить ее к электричеству. «И если ближайшая точка подключения будет в километре, то затраты на этот процесс будут сопоставимы со строительством самой башни», — отметил специалист velcom.

Немного помогает то, что сейчас можно кооперироваться с другими операторами и использовать башни совместно. Сейчас таких общих объектов довольно много.

«Наверху сильно качает»

Мы подъезжаем к первому пункту нашего драйв-теста — 75-метровой мачте возле деревни Вишневка под Минском. Довольно большая территория огорожена забором с колючей проволокой, ворота закрыты на замок.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Несмотря на жесткую фиксацию тросами, мачту раскачивает под порывами ветра. И если снизу это незаметно, то на высоте 70 метров ощущается довольно сильно.

«Конечно, страшно, — смеется высотник Валерий, отвечая на наш вопрос об опасности своей работы. А еще бывает, вороны совьют гнезда на конструкции, и потом очень непросто пройти рядом — они защищают свое потомство».

Нашего фотографа наверх не пустили, несмотря на его энтузиазм — для подобных работ необходим специальный допуск. Но мы установили камеру на шлем рабочего — посмотрите, как это — забраться на такую высоту:

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.
Спрашиваем о том, были ли случаи вандализма, незаконного проникновения на территорию базовой станции.

«Да, и неоднократно. Помимо обычных воришек, были и курьезы. Например, в сельской местности люди взламывали ворота, чтобы сделать загон для коней или поросят. Они же не понимают, что мы сюда регулярно возвращаемся. К тому же объекты защищены сигнализацией», — рассказал Артем.

Для съемки мы взяли с собой квадрокоптер. В velcom говорят, что уже задумываются об этом современном способе осмотра базовых станций и их приемки после монтажа.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Работа круглые сутки

Следующий пункт — башня в парке активного отдыха «Якутские горы» под Минском.

«Кататься приходится почти каждый день, даже если нет внештатных ситуаций. Например, для дополнительной подстройки антенн, как здесь или в Вишневке, откуда мы только что приехали, — рассказывает Артем. — Иногда мы сами что-то оптимизируем, исходя из результатов компьютерного моделирования или полевых драйв-тестов, иногда выезжаем по жалобам на связь абонентов».

Далеко не всегда подъезды к базовым станциям простые, особенно из-за осенней слякоти или сугробов зимой. Именно поэтому бригады используют специализированные автомобили Ford Explorer и Volkswagen Amarok — с очень большим клиренсом, большими колесами, полным приводом и кузовами с кунгами.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Да и то бывает, что даже на таких „вездеходах“ лучше не пытаться проехать, а пройтись пешком», — рассказал Артем. Кстати, на втором объекте — в «Якутских горах» — нам пришлось попросить снегоходы, чтобы подобраться к башне, так как мы проваливались по колено в снег.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Выбор оператором больших пикапов с закрытым кузовом неслучаен. В случае аварии к базовой станции нужно доставить дизель-генератор. И из-за его специфического запаха для бригады лучше, если он будет находиться не в салоне машины, а в большом крытом багажнике.

Смотрите, как проходил наш драйв-тест, в коротком видеоролике:

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Из второго в третье поколение

То, что находится вверху башен и мачт, — это антенны, а сами базовые станции, как правило, расположены в сине-белых вагончиках ниже, у основания конструкций.

За последние 10 лет многое поменялось. Если раньше стойки с оборудованием занимали почти всю площадь, то сейчас вагончики практически пустуют. Базовые станции стали более компактными, зачастую им не требуется дополнительного охлаждения.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Максим рассказал, что за последний год они проделали огромную работу по модернизации станций за пределами городов. Реалии таковы, что даже во время движения людям нужен высокоскоростной интернет — а 2G с его максимальной скоростью 0,2 Мбит/с с этим уже не справляется.

К счастью, в позапрошлом году белорусские операторы получили возможность использовать для 3G диапазон 900 МГц. До этого им приходилось использовать исключительно 2100-мегагерцовый диапазон, который отлично подходит для покрытия городов, но не трасс и сельской местности из-за малой «дальнобойности».

«Физически невозможно покрыть трассу M1 Москва — Брест устойчивой связью с помощью 3G 2100, что уже говорить о менее важных дорогах, — рассказал Максим. — С получением 900-го диапазона наши возможности существенно расширились, что и помогло получить такие внушительные цифры покрытия — более 94% всей территории Беларуси.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Специалист velcom рассказал, что в этой масштабной модернизации сети участвовало 80 бригад из 200 монтажников. За прошедший год было установлено 420 тонн оборудования и протянуто 1370 км кабелей.

Отключение 2G не планируется

Максим рассказал, что на данный момент оператор использует 3 «несущих» (полосы по 5 МГц, чем больше несущих, тем больше емкость сети и скорость интернета. — Прим. ред.) в 2100-м диапазоне и одну — в 900-м. Этой емкости на данный момент хватает даже с запасом, однако оператор думает о будущем и запросил у регулятора еще одну несущую в диапазоне 2100 МГц.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

За городом одной несущей (900 МГц) пока хватает. «Хотя у нас есть и загруженные станции за пределами городов, — рассказывает Максим. — Прошли те времена, когда люди приезжали на дачи и копали грядки. Сейчас всем нужен интернет». «Текущей скорости 3G, например, более чем достаточно для потокового просмотра видео в HD-качестве», — отметил специалист velcom.

По словам Максима, Беларусь еще не скоро последует примеру Австралии, где все операторы в текущем году полностью откажутся от устаревшего 2G. Дело в том, что еще очень много абонентов пользуются GSM-трубками без поддержки 3G. Так что в ближайшие годы 2G в Беларуси точно останется. Хотя, особенно за последний год, происходит масштабная миграция абонентов в 3G.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Если на начало прошлого года соотношение звонков в сетях 2G/3G было 70 к 30, то сейчас оно уже на уровне 50/50, и эта пропорция продолжает меняться в сторону 3G», — рассказал специалист velcom.

Читайте также:

Как ускорить домашний Wi-Fi: советы эксперта

-50%
-30%
-10%
-30%
-10%
-30%
-10%
-12%