• В Беларуси
  • Наука
  • Интернет и связь
  • Гаджеты
  • Игры
  • Оружие
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ /

Два года назад «в режиме строгой секретности» в Минске начали набирать ИТ-специалистов для нового проекта. Запускали его Тальмон Марко и Игорь Магазиник, основатели известного мессенджера Viber. Сейчас их новый проект — такси-сервис Juno — показал результаты: потеснил Uber на нью-йоркском рынке и заключил сделку с крупным конкурентом Gett. 42.TUT.BY побывал в белорусском офисе компании и проследил историю проекта от «секретного запуска» до крупной сделки.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Juno — сервис для вызова такси, который работает через мобильное приложение. Пассажиры видят водителей на карте, ближайший получает заказ. Приложение автоматически рассчитывает сумму, списывает деньги с пассажира и перечисляет водителю.

Крупнейший среди таких сервисов — Uber, который работает в 500 городах мира. Juno пока запустился только в одном городе — Нью-Йорке.

— Конечно, мы конкурент Uber, — говорит сооснователь компании Игорь Магазиник. — Мы задумали этот проект во многом потому, что видели перспективы этой отрасли, которая будет продолжать расти и развиваться. С другой стороны, мы видели те ошибки, которые делает Uber, в основном в своем отношении к водителям. Именно это подвигло нас на мысль попробовать поконкурировать с Uber.

«Растет бешеными темпами»

Juno начал набирать первых водителей в декабре 2015 года. Через два месяца прошел «секретный запуск» — без публичного анонса стартовало закрытое бета-тестирование. Правда, дополнительная реклама не понадобилась: водители других служб охотно присоединялись к новому сервису.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Игорь Магазиник

— Первых водителей мы искали сами, — вспоминает Магазиник. — Наши сотрудники просто выходили и находили хороших водителей в других службах. Но нам потребовалось это делать первую неделю. Потом наши водители начали приходить сами.

Juno рос за счет сарафанного радио: водители приглашали своих знакомых, а те — своих. Создатели утверждают, что за все время развития не потратили на рекламу ни доллара.

Первые пассажиры смогли воспользоваться сервисом в мае 2016 года. По словам Игоря Магазиника, сначала службой пользовались сотрудники компании, после — их знакомые… «Конкурент Uber в Нью-Йорке растет бешеными темпами», — написало издание Yahoo Finance в феврале этого года.

Через год после запуска водители Juno совершали уже более 20 тысяч поездок в день, в городе у них было более 10 тысяч автомобилей. По ежедневному количеству поездок Juno почти сразу обогнал конкурента Gett, а после подобрался вплотную к сервису Via, который запустился на год раньше.

Изображение: Todd W. Schneider, данные: Комиссия по такси и лимузинам (TLC) Нью-Йорка
Изображение: Todd W. Schneider, данные: Комиссия по такси и лимузинам (TLC) Нью-Йорка

«Мы действительно хорошо относимся к водителям»

В чем секрет? Создатели Juno утверждают, что все дело в доброте и любви к водителям.

— До того как начать этот проект, ребята прорабатывали его год: говорили с фокус-группами, изучали, ездили, разговаривали с водителями, — рассказывает Алексей Минкевич, директор Juno Lab, белорусской компании, которая разрабатывает сервис. — Оказалось, что те компании, которые сейчас оперируют на рынке Нью-Йорка, в погоне за пассажирами несколько забыли о водителях. Водители это очень чувствуют и хотят, чтобы отношение к ним изменилось

Наше главное отличие от конкурентов: мы действительно хорошо относимся к водителям. У нас есть служба поддержки, где работают живые люди, — ни у одного из конкурентов такой службы нет, а водители очень это ценят.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Алексей Минкевич

Цены на поездки у Juno и Uber одинаковы для пассажиров, однако в Juno ниже комиссия площадки. За поездку стоимостью 30 долларов после вычета всех комиссий и сборов водитель Uber получит 19,11 долларов, а водитель Juno — 23,61.

По словам сооснователя, низкая комиссия не мешает поездкам быть прибыльными для компании.

— Уже сейчас мы находимся на операционной окупаемости, — говорит Игорь Магазиник. — В отличие от Uber, наши поездки не стоят нам денег. Это не значит, что вся компания и вся наша операционная деятельность самоокупаема, но в поездках у нас все достаточно хорошо.

«Мы — компания, которая будет завоевывать американский рынок»

В конце апреля стало известно о сделке Juno с Gett — такси-сервисом, созданным в Израиле. Сейчас он доступен более чем в 100 городах в США, Израиле, Великобритании и России. Генеральный директор Gett озвучил сумму сделки в 200 миллионов долларов, представители Juno эту цифру не подтвердили.

— Условия сделки мы не можем разглашать, собственно, по условиям сделки, — сказал Игорь Магазиник. — Это покупка. Тут говорится не о каком-то экзите (продаже доли в компании и выходе из бизнеса. — Прим. TUT.BY), а скорее, о новом этапе существования для Juno, когда у нас появляется вот такой сильный партнер в виде Gett.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

По словам сооснователя, каждый из двух проектов продолжит заниматься тем же, что и раньше. Juno будет строить бизнес в США, а Gett сосредоточится на других территориях.

— После того как мы объединили свои усилия с Gett, мы — компания, которая будет завоевывать американский рынок, — говорит Минкевич. — Теперь мы имеем очень хороший рычаг — не только финансовый, но и рычаг знаний Gett. Gett работает в этой отрасли с 2009 года и знает гораздо больше, чем мы.

«В Минске разработчик получает на руки не меньше, чем в Израиле»

У Juno три офиса: в США, Израиле и в Беларуси. В Минске полностью сосредоточена разработка сервиса. Основатели раздумывали перед тем, как разместить центр разработки в белорусской столице — но всего две минуты.

— Мы работаем здесь уже лет 15, — вспоминает Магазиник свои прошлые проекты. — Нам очень нравится, нас все устраивает, поэтому мы решили остановиться на Беларуси и набирать команду здесь.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Мы делали подсчеты, что конечная стоимость инженера в Минске получается в три или более раза ниже, чем в Израиле. И при этом за счет правильных налоговых льгот в Минске разработчик получает на руки не меньше, а то и больше, чем разработчик в Израиле. Получается и нам выгоднее, и люди от этого не страдают.

В минском офисе Juno сейчас работает более ста человек, после сделки c Gett их может стать больше.

— Если смотреть глобально, Беларусь сейчас — это страна, в которой очень здорово делать стартапы, — рассуждает Алексей Минкевич. —  Наша страна очень богата на талантливых инженеров. Если сравнивать с тем же Израилем или со Штатами, там очень много стартапов и многие уже работают где-то на крутых проектах. А у нас еще есть определенная возможность набрать хороших инженеров и их этой искрой стартапа зажечь.

Израильский офис отвечает за бизнес-составляющую. Там работает команда бизнес-анализа и принимаются решения о развитии продукта. Также в Израиле работает служба поддержки «первого уровня» — порядка 70 специалистов отвечают на звонки в колл-центре. Офис в Нью-Йорке, он отвечает за operations — отбор водителей, их наем и проверку их документов на соответствие местным законам.

«Содержать собственную машину станет вообще невыгодно»

Сервисы райдшеринга, такие как Juno, вытесняют традиционные такси. Игорь Магазиник верит, что постепенно в больших городах люди перестанут содержать и собственные автомобили.

— Большой рынок райдшеринга в Нью-Йорке обусловлен тем, что держать машину в Нью-Йорке сейчас неудобно и очень дорого. Постепенно во всех крупных городах мира происходит то же самое. Райдшеринг вместе с общественным транспортом дает недорогую альтернативу тому, чтобы содержать собственную машину.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

По мнению предпринимателя, рынок изменится еще заметнее, когда в мире появятся беспилотные автомобили.

— На данный момент большую часть стоимости поездки составляет зарплата водителя. Мы очень любим наших водителей, но с прогрессом не поспоришь, и это когда-нибудь произойдет: машины будут ездить без водителей.

Сервисы райдшеринга станут дешевле. В этот момент содержать собственную машину станет вообще невыгодно, гораздо большее количество людей перестанет владеть собственным автомобилем. Есть люди, которые говорят, что это произойдет уже через три года, я в это не верю. Думаю, более реалистичный прогноз — от 7 до 15 лет.

«Подготовимся к экспансии в другие города»

Хотя разработка Juno полностью идет в Минске, воспользоваться этим сервисом у белорусов вряд ли получится.

— Мы бы очень хотели видеть Juno в Минске, очень хорошо иметь возможность пользоваться тем продуктом, который ты разрабатываешь, — признается Магазиник. — Сейчас только один из наших трех офисов может пользоваться собственным продуктом, и это, конечно, немного тяжело.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Но мы не собираемся запускать сервис Juno в Минске. Мы будем сосредоточены на американском рынке, он достаточно сложный и очень конкурентный.

Интересуемся: какими будут следующие города, где запустится Juno?

— Не скажем. Но сейчас благодаря нашему партнеру у нас есть ресурсы на то, чтобы начать экспансию в другие города, — говорит Магазиник. — Мы подготовимся, хорошо сделаем домашнее задание, и скоро ее начнем.

-10%
-80%
-55%
-10%
-50%
-10%
-10%
-30%
-11%
0066790