Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Оружие


/

Летчики 50-й авиабазы считаются лучшими в Беларуси, им доверяют самые сложные и опасные задания: перевозку первых лиц государства, работу с силами специальных операций, участие в международных соревнованиях и транспортировку самых важных грузов.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

По итогам 2016 года 50-ю смешанную авиационную базу признали лучшей авиационной воинской частью в Беларуси. На днях ей исполнилось 37 лет. 42.TUT.BY побывал в гостях у авиаторов и узнал, как заставить летать танки, почему пилоты передвигаются на велосипедах и сколько граммов шоколада в день положено летчику.

Машина времени для пилота

«Нас, летчиков, можно смело назвать повелителями времени», — этой фразой встречает нас командир авиабазы полковник Андрей Лукьянович.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Еще несколько часов назад находился в одной стране, и вот уже за многие тысячи километров — в другой, в ином часовом поясе, в иных социальных и общественных условиях. Кто еще может наблюдать рассвет в течение нескольких часов? Пролетаешь Байкал ранним утром и через шесть часов полета посадка в Минске на рассвете. Управляют таким сжатием времени, перемещаясь по земным часовым поясам, на первый взгляд обычные люди-пилоты. Хотя после общения с ними понимаешь, что летчики — штучный товар и не зря их называют асами.

По словам командира, спектр применения авиационной базы очень широк. Ее самолеты и вертолеты обладают высокой грузоподъемностью, внушительной дальностью полета и боевой мощью. Они способны выполнять задачи в любое время суток даже в сложных боевых и метеорологических условиях. Действовать они могут как на территории Беларуси, так и за ее пределами.

— Мы даже танки можем заставить летать. И ничего, что весит такая махина больше 40 тонн — в самолет вмещается, а взлететь с таким грузом наши экипажи обучены, на данный момент подготовлено более полусотни экипажей, в том числе на самолетах Ил-76.

Фюзеляж Як-130 в самолете Ил-76

К слову, Ил-76 по размерам напоминает летающий дом, почти пятиэтажка, его высота без малого 15 метров. Случается, что внутри него перевозят другие самолеты, так это было с учебно-боевыми самолетами Як-130, приобретенными в России. Без крыльев эти машины с запасом помещались в утробе летающего гиганта.

Без нас десантники просто парашютисты

Основные рабочие лошадки 50-й авиабазы — многоцелевые вертолеты Ми-8МТВ-5, ударные Ми-24, а также самолеты Ил-76 и Ан-26. Раньше в строю стояли и гиганты Ми-26, но от них со временем пришлось отказаться — уж слишком дороги в эксплуатации, только комплект лопастей на одну машину стоит более миллиона долларов. Тем более что «восьмерки» справляются со всеми стоящими перед нами задачами.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Каждый вертолет Ми-8МТВ-5 может взять на борт 36 бойцов в полной экипировке, два возьмут роту. Это хорошая альтернатива Ми-26.

Одна из основных задач 50-й авиабазы — обеспечение сил специальных операций. Летчики участвуют во всех маневрах и операциях, где задействован спецназ и есть необходимость в крылатой кавалерии. Следующими большими маневрами, где будут принимать участие авиаторы, станут учения «Запад-2017».

— Самым сложным считаются прыжки с парашютом с борта самолета Ил-76, — рассказывает полковник Андрей Лукьянович, — особенно это касается массового десантирования, когда борт покидают 126 десантников. Согласно традиции, пока боец не совершит прыжок с Ил-76, он не десантник, а просто парашютист. Многие из нас выросли на хороших фильмах «В зоне особого внимания» и «Офицеры» с Юматовым и Лановым, в конце обоих фильмов показан элемент десантирования с самолетов Ан-12 и Ил-76. После просмотра таких картин любой захочет связать свою судьбу с Вооруженными силами.

В боевых условиях десантно-транспортные задачи могут быть только при надежном прикрытии с воздуха. Например, в Афганистане Ил-76 всегда садился при прикрытии двумя ударными вертолетами Ми-24.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Вертолеты прошли глубокую модернизацию на белорусских предприятиях. Сегодня эти машины решают основную задачу дежурства по противовоздушной обороне. Ми-24 может перевозить до 8 десантников в полной боевой экипировке или 1,5 тонны оружия и боеприпасов. Последнее позволяет ему проводить дистанционное минирование с воздуха.

На вооружении авиационный базы еще имеются самолеты Ан-26, их отличают надежность, неприхотливость и высокая прочная конструкция. Они используются в том числе как спецмашины для аэрофотосъемки и как летающие лаборатории со специальным оборудованием.

15 граммов шоколада и здоровый образ жизни

Первое, что бросается в глаза на территории части, — большое количество велосипедов, создается впечатление, что через базу проходит маршрут знаменитого «Тур де Франс».

— Двухколесный транспорт в нашей работе незаменим. Если летчиков централизованно отвозят на автобусе, то техническому персоналу приходится постоянно сновать между машинами, уезжать и возвращаться на аэродром. Длина взлетно-посадочной полосы у нас 3000 метров. Пешком ходить долго, некоторые настолько привыкают к велосипедам, что ездят на них и домой, благо недалеко.

Годовой налет летчика авиабазы — не менее 100 часов. Кроме этого, все пилоты проходят обязательную подготовку на авиатренажере, способном моделировать любые погодные условия, аварийные ситуации и даже применение вооружения.

Кормят по летным нормам тоже очень хорошо. В меню всегда есть творог, яйца и шоколад. Последнего дают, правда, всего 15 граммов в день, но это оптимальная цифра, по мнению специалистов, составлявших летное меню.

Летчики — народ суеверный, кроме многочисленных примет нуждаются и в духовном общении. Специально для этого на территории части в 2014 году была возведена деревянная часовня в честь пророка Божьего святого Ильи, это не просто дань памяти погибшим товарищам, но и место молитвы, приобщение нашего воинского коллектива к духовно-нравственным ценностям.

На торжественном построении в честь 72-й годовщины победы в Великой Отечественной войне католическая церковь принесла в дар Будславскую Икону Божией Матери. Согласно церковной истории, этот образ был подарен в 1598 году папой римским Климентом VIII минскому воеводе Яну Пацу

— Хочется учесть все аспекты жизни военнослужащих, поскольку работа в небе не терпит ошибок. Наши авиаторы на сто процентов обеспечены жильем, построен детский сад, деньги на который выделил генерал-губернатор Семен Шапиро.

Летающий стакан

Своим «рождением» авиабаза обязана Афганской войне. В горах, где нет нормальных дорог, перебрасывать грузы и десантников могли только летающие машины. Поэтому буквально за месяц в узбекском городе Чирчик был сформирован 50-й отдельный смешанный авиационный полк.

Фото: militaryarms.ru
Ми-24А, прозванный «стаканом». Фото: militaryarms.ru

За это время пилоты получили боевой опыт, который потом помог сформировать белорусскую вертолетную школу. У ее истоков стоял и полковник Юрий Рогачев. Он прошел Афганистан и до сих пор служит в белорусских войсках ВВС и ПВО, сегодня он самый опытный вертолетчик в 50-й авиабазе.

Свою службу Юрий начинал в воинской части 61 902 на территории Грузинской ССР. Подразделение базировалось в городе Цхинвали.

— В нашей части были ранние модификации вертолетов Ми-24А, военные их прозвали «стаканом» за характерную форму кабины. Не самая удобная машина, к управлению тоже приходилось привыкать. Позже в Афганистане у нас уже был самый современный по тем временам Ми-24 В, который за характерную внешность прозвали «крокодилом».

Вертолеты, в которых шел снег

Вертолеты не раз спасали жизнь бойцам атакованных колонн. Порой только один вид Ми-24, зависшего над колонной, заставлял душманов отказаться от нападения.

— В России во время Чеченской войны был захвачен фильм для подготовки боевиков, в котором говорилось, что нельзя нападать на колонну, которую сопровождают вертолеты. Фильм основывался на афганском опыте. Ми-24 обладал не только высокой огневой мощью, но и был довольно комфортным по тем временам.

Фото: topwar.ru
Фото: topwar.ru

В отличие от Ми-8 на «крокодилах» стоял полноценный кондиционер. Причем на полной мощности из него летели настоящие хлопья снега (и это когда за бортом плюс 50 градусов). Машина была комфортной и хорошо бронированной. Мы не боялись огня стрелкового оружия, а вот пулеметы калибра 12,7 мм и «Стингеры» были очень опасны. Это только в кино, когда по вертолету ведут плотный огонь, дырки ложатся аккуратной строчкой.

Полковник Юрий Рогачев. Кожаная куртка — важный атрибут летной униформы. Она способна на некоторое время защитить летчика от пламени

На самом деле попадает одна-две пули из очереди, и самая опасная из них — шальная. Такой был тяжело ранен мой друг Валера Аминов. Пуля из ДШК (пулемет Дегтярева — Шпагина) попала в небронированное стекло, отрикошетила от ручки управления и ушла вверх. Но осколки угодили пилоту в шею. Благодаря своевременно оказанной помощи Валерий выжил.

Чтобы сохранить память отдавших свои жизни при выполнении воинского долга авиаторов, по инициативе командира авиационной базы создан уникальный музей воинской славы. Его экспонаты размещены в военно-транспортном самолете Ан-26, который помнит еще небо Афганистана

В Афганистане Юрий Рогачев пробыл всего год, за это время ни разу не был сбит, хотя бывало, что борттехники насчитывали в его машине с десяток пулевых пробоин в лопастях и хвостовой балке.

Памятник возле реактора пилотам вертолетов Ми-8, которые принимали участие в ликвидации аварии на ЧАЭС

Сегодня благодаря богатому опыту пилотирования ему доверяют возить иностранных гостей и первых лиц государства. Во время встречи глав государств Беларуси и Украины в Чернобыле его пассажиром был президент Петр Порошенко.

С пылесосом над Чернобылем

Подполковник запаса Сергей Пацкевич тепло отзывался о службе в легендарном «полтиннике». Он успел пройти Афганистан и принять участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, за что был награжден медалью «За отвагу».

Сергей Пацкевич

— О том, что полетим в Украину, узнал от своего командира, но с какой целью — не было известно, пока четыре наших Ми-8Т не перебросили под Чернобыль. Я молодой бортмеханик, только отметил день рождения. Как таковой особой защиты у летчиков не было: положили два свинцовых листа в проем кабины вертолета, больше было нельзя, иначе нарушалась центровка. Под летчиком и вовсе был только лист, иначе педали было бы не нажать.

В первый полет над Чернобылем поразило огромное рыжее пятно вокруг реактора, стоявший рядом профессор из Москвы, видя мое волнение, заметил, что бояться атома на такой высоте нечего. «Я с ним 20 лет работаю, и жена не жалуется», — тогда сказал он. А между профессором и реактором, не считая высоты, было всего 4 мм стеклянного блистера.

Вместе с экипажем Сергей Пацкевич летал всего в 120 метрах над реактором. В опасной зоне проводили не больше 4 часов, но все равно успел набрать 24 рентгена, поэтому после выполнения задания его госпитализировали.

— Чтобы взять пробы воздуха над реактором, вниз на фалах спускали несколько пылесосов, к которым был приделан дополнительный груз. Во время одного из полетов груз отвалился, и пришлось лететь очень медленно, иначе бы пылесос мог зацепиться за рулевой винт. А каждая лишняя минута в радиоактивной зоне, стоит ли говорить, насколько опасна.

На память о ликвидации аварии у Сергея Пацкевича остался прибор, показывающий накопленный уровень радиации за время полета, и летный комбинезон, который не менял после вылетов.

— Когда приехал, у меня был красивый летный комбинезон песочного цвета, а взамен давали камуфляж. Я был молодой, бояться в таком возрасте не принято, главное было, как выглядишь внешне. Кстати, в дальнейшем еще пару лет служил на том вертолете (все четыре машины вернулись обратно), на котором летал над Чернобылем. Возможно, и прав был профессор, что на высоте не так опасно.

Читайте также: Самолет, который летает над Минском: репортаж с борта воздушного гиганта

Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-30%
-10%
-20%
-10%
-20%
-10%
-15%
-20%