/

27 октября 1962 года США и СССР были на грани ядерного конфликта. Не успев отдохнуть от Второй мировой, мир мог начать третью и, вероятно, последнюю войну. Рассказываем, зачем СССР понадобилось размещать ядерные ракеты на Кубе, мог ли Кастро быть на стороне американцев и как блефовал Никита Хрущев.

О чем четырнадцатилетний Кастро просил Рузвельта?

В свой первый международный визит Фидель Кастро отправился в США. Его поездка была частью операции «Правда» — донесения правдивой картины о кубинской революции до широких масс мировой общественности. Популярность Кастро в США была огромной.

Фото: wikimedia.org
Фидель Кастро. Фото: wikimedia.org

Например, в школе Лоренсвилла (штат Нью-Джерси) Кастро настолько поразил школьников, беседуя с ними в церкви, что они дрались за обладание непотушенной сигарой, которую Кастро по небрежности оставил на аналое. В Принстонском университете группа старшекурсников пронесла Фиделя на руках по стадиону.

Свой последний день в США Кастро провел в Гарварде, где его принимал факультет искусств и наук Макджордж Банди. На встрече Кастро так разоткровенничался, что рассказал о своей неудачной попытке поступления в этот престижный университет.

Позже, выступая перед членами общины Гарварда, Банди заявил, что университет готов исправить ошибку 1948 года и принять Кастро. Интересно, каким был бы мир, прими Кастро это предложение?

Фото: nknews.org
Ученики школы в Куинсе, где учился сын Фиделя. Фото: nknews.org

Кстати, сам Кастро был лоялен к США. Еще в 1940 году, когда ему было 14 лет, он написал письмо американскому президенту Рузвельту с просьбой прислать ему 10-долларовую купюру, потому что он ее никогда не видел.

Но американские политики отнеслись к Фиделю прохладно. Президент США Эйзенхауэр не нашел времени, чтобы принять Кастро, предпочтя революционеру партию в гольф.

Превзойти Сталина

И если в США Фидель не нашел поддержки, то СССР с готовностью протянул руку революционеру, надеясь, что от социализма тот перейдет к коммунизму. Тем более, что брат Фиделя Рауль давно искал контактов с Советами.

Фото: tvc.ru
Фидель Кастро и Никита Хрущев. Фото: tvc.ru

Особенно за поддержку кубинцам ратовал Никита Хрущев. О причинах такого внимания позже рассказал член Президиума ЦК Дмитрий Полянский:

«Товарищ Хрущев был рад, что ему удалось то, чего не смог сделать Сталин, — проникнуть в Латинскую Америку. Во-первых, проникновение в латиноамериканский регион не было целью нашей политики, а во-вторых, это означало, что наша страна должна была взять на себя обязательства осуществлять военные поставки за океан на расстояние 15 000 км» (Резолюция из протокола 214 заседания Президиума ЦК 23 апреля 1959 г., фонд 3, опись 65, дело 871, Архив президента России).

Этим решением Никита Сергеевич поставил обе державы на грань термоядерной войны.

КГБ: США готовит ядерный удар по СССР

16 июня 1960 года КГБ получил секретный документ, направленный от представителя ЦРУ в НАТО в администрацию президента США, а 29 июня председатель КГБ представил советскому лидеру очень тревожный доклад.

В нем говорилось, что Пентагон на основе полученных данных считает, что СССР в настоящее время не имеет достаточного количества ракет для уничтожения стратегических баз НАТО.

Фото: pravmir.ru
Хрущев выступает перед журналистами по поводу инцидента с американским самолетом-разведчиком U-2 .Фото: pravmir.ru

Но это преимущество временное, и через некоторое время Советы накопят достаточное количество ракет. Пока же Штаты могут эффективно использовать свою бомбардировочную авиацию для уничтожения советских ракетных баз и других военных объектов:

«Существующее в настоящее время соотношение сил между США и СССР в военной области позволяет Соединенным Штатам рассчитывать в случае войны на успех. Через некоторое время положение изменится в пользу Советского Союза. Исходя именно из этих предпосылок руководящие круги Пентагона хотели бы развязать превентивную войну против Советского Союза». На этом документе стояла пометка: «Доложено лично тов. Хрущеву Н. С. 29 июня 1960 г. А. Шелепин».(Шелепин в ЦК, 29 июня 1960 г., дело 84 124, том 12, стр. 237−238, Архив Службы внешней разведки).

«Штампуем ракеты, как сосиски»

Взаимное запугивание стало основной политикой того времени. Хрущев откровенно блефовал: «Пусть в Пентагоне не забывают, что, как показали последние испытания, у нас имеются ракеты, способные попадать точно в заданный квадрат на расстоянии 13 тысяч километров».

Фото: wikimedia.org
Муляжи ракет на параде на Красной площади. Фото: wikimedia.org

Никита Сергеевич красочно описывал, что «…советские заводы могут производить ракеты, как сосиски». На самом деле дела обстояли гораздо хуже.

Производство первой партии межконтинентальных баллистических ракет (МБР) было остановлено после того, как в первой партии в количестве менее 35 штук обнаружились конструктивные изъяны. Более совершенная ракета Р-16 находилась в разработке, однако требовались годы для производства ракет в количестве, необходимом для достижения паритета с США.

В то же время американцы не отставали от СССР. Помощник министра обороны Росуэлл Гилпатрик вещал: «Наша страна обладает ядерными силами возмездия такой смертоносной мощи, что любой шаг противника, который заставит ввести их в действие, станет для него самоубийственным».

В этом выступлении Хрущев увидел личный вызов и распорядился провести испытания самой мощной из когда-либо созданных водородных бомб. 30 октября 1961 г. «Царь-бомба» мощностью более 50 мегатонн, сброшенная с высоты в 10,5 км над советской частью Арктики, вызвала грибообразное облако высотой 67 км.

Еж для дяди Сэма

Проведенные испытания, согласно докладу КГБ, удержали Соединенные Штаты от дальнейшего продвижения их планов нанесения упреждающего ядерного удара по Советскому Союзу. Считавшийся надежным источник сообщал, что между 6 и 12 июня 1961 года Соединенные Штаты приняли решение нанести ядерный удар по территории СССР в сентябре 1961 года.

Фото: wikimedia.org
Родион Малиновский. Фото: wikimedia.org

Когда министр обороны Родион Малиновский зачитал доклад о состоянии испытаний ракет Р-16, способных нести боеголовку массой в одну тонну, то заметил, что у США таких ракет в четыре раза больше. Выслушав доклад, Хрущев спросил: «Почему бы не запустить ежа дяде Сэму в штаны?».

По мнению генсека, СССР понадобится по крайней мере 10 лет, чтобы произвести достаточно ракет Р-16, которые были бы сопоставимы по ядерной мощи с ракетами США. Поэтому Хрущев предположил, что Куба может стать ценной базой для советских ракет средней дальности, которыми Москва располагала в достаточном количестве.

Ядерные гарантии для Кастро

С момента, когда Кастро взял курс на сближение с СССР, американцы не раз пытались уничтожить его режим. Диверсии терпели фиаско одна за другой, и единственным гарантированным способом было прямое вторжение, которого Фидель опасался больше всего. И советские войска на острове виделись ему единственным гарантом сохранности режима.

Фото: wikimedia.org
Ракета Р-14. Фото: wikimedia.org

Поздним вечером на одной из своих московских дач Хрущев собрал членов Президиума и за чаем с сушками объявил: «Нападение на Кубу подготовлено, — сказал он. — Соотношение сил неблагоприятно для нас, и единственный путь спасти Кубу — разместить там ракеты».

Никита Сергеевич сказал, что его решение было принято на основе анализа реакции американского президента. «Кеннеди умен и не начнет термоядерную войну, если там будут наши боевые ракеты, подобные тем, что американцы разместили в Турции. Американские ракеты в Турции нацелены на нас и пугают нас. Наши ракеты тоже будут нацелены на США, даже если их у нас меньше. Но если ракеты будут размещены вблизи от Соединенных Штатов, они будут напуганы еще гораздо сильнее».

Ракеты не должны были взлететь

В своем вступлении Хрущев подчеркнул, что ракеты «ни в коем случае» не будут задействованы: «Любой идиот может начать войну, но выиграть эту войну невозможно. Поэтому у ракет только одна цель — напугать их, сдержать их, чтобы они правильно оценили ситуацию».

Фото: wikimedia.org
Никита Хрущев осматривает обломки сбитого американского самолёта-разведчика U-2. Фото: wikimedia.org

Военные СССР планировали послать на Кубу два типа баллистических ракет — Р-12 с радиусом действия 1700 километров и Р-14, с дальностью полета 4500 км. Ракеты должны были снабжаться боеголовками мощностью в 1 мегатонну тринитротолуола.

По словам Малиновского, вооруженные силы могут поставить 24 ракеты среднего радиуса действия Р-12 и 16 ракет промежуточного радиуса действия Р-14. Часть ракет снималась из подразделений, размещенных в Украине и в европейской части России, нацеленных на объекты в Европе.

Максимальная секретность

Помимо ракет на остров должна была быть переброшена значительная группировка войск: четыре моторизованных подразделения, два танковых батальона, эскадрилья истребителей МИГ-21, сорок два легких бомбардировщика ИЛ-28, два подразделения крылатых ракет, несколько батарей зенитных орудий и 12 подразделений ракет С-75 (со 144 пусковыми установками). Каждое моторизованное подразделение состояло из 2500 человек, а два танковых батальона оснащались новейшими советскими танками Т-55.

Фото: wikimedia.org
Американский патрульный самолет Локхид P-2 «Нептун» над советским судном. Фото: wikimedia.org

Всё это плюс ракеты нужно было перебросить за 11 тысяч километров и продолжать сохранять эту тайну на острове, находящемся на расстоянии 150 километров от побережья Соединенных Штатов.

Для операции «Анадырь» были подготовлены 85 судов, которые грузились в 6 разных портах. Их капитаны не знали, куда плыть — все указания хранились в секретных пакетах, спрятанных в сейфе. Вскрывать его можно было только после выхода в Атлантику и в присутствии сотрудника КГБ. В случае угрозы захвата иностранными военными капитану надлежало уничтожить все документы и затопить корабль.

Даже командующий советским военным контингентом на Кубе был замаскирован другой фамилией. Посмотрев на паспорт, подготовленный для него, генерал Исса Плиев был в недоумении: «Что это? Это, должно быть, какая-то ошибка!» Фотография была его, но имя было не то. «Я не Павлов», — сказал он.

Дорога из телефонных столбов

Американцы догадывались о советских приготовлениях — их разведчики U-2 летали над Кубой и в ее окрестностях, и вскоре знали о некоторых позициях советских ракет. Но какие из них ложные, а какие — нет, с полной долей уверенности сказать не могли. Первые снимки были сделаны уже 14 октября 1962 года.

Фото: wikimedia.org
Первый снимок советских ракет от 14 октября. Фото: wikimedia.org

Поэтому Кеннеди решил отказаться от удара по советским войскам, объяснив: «Похоже, у нас будут все проблемы Перл-Харбора, но не решим вопрос».

Кстати, позиции, куда доставлялись ракеты, удавалось отследить благодаря тому, что не приспособленные для езды по извилистым узким улицам кубинских городов трейлеры, доставленные из Советского Союза для транспортировки ракет, оставляли после себя упавшие телеграфные столбы и разбитые почтовые ящики.

Кроме межконтинентальных баллистических ракет на Кубу были доставлены тактические — «Луна». Первые боеголовки для ракет и ядерные бомбы привезло судно «Индигирка» 4 октября 1962 года. Всего на судне был груз, эквивалентный 45 500 килотонн тротила, в 20 раз превышающий по ударной мощи бомбы, сброшенные союзной авиацией на Германию во время Второй мировой войны.

В шаге от катастрофы

27 октября едва не стало последним днем в истории человечества. Чтобы не допустить советские ракеты на Кубу, США установили блокаду острова, в которой участвовало более 180 кораблей.

Военные получили специальный приказ от министра обороны страны: при обнаружении любой неопознанной подводной лодки американские моряки должны были заставить ее всплыть на поверхность и обозначить себя.

Фото: flot.com
Дизель-электрическая подлодка проекта 641. Фото: flot.com

В это время в море находились советские субмарины с ядерными торпедами на борту. Одна из них — Б-59 (проекта 641) была обнаружена американскими эсминцами. Не желающую всплывать подлодку стали забрасывать глубинными бомбами.

Капитан Савицкий подумал, что началась война, и предложил выпустить по кораблям ядерную торпеду: «Мы их взорвем, все погибнем, но потопим все их корабли». Для применения этого оружия требовалось согласие трех старших офицеров: командир и замполит были «за», а капитан 2 ранга Василий Архипов — против. Вместо пуска атомной торпеды подлодка подала сигнал «Прекратите провокации». Обстановка разрядилась, и Б-59 начала подниматься на поверхность.

В это время на острове разыгрался тропический шторм, советские и кубинские офицеры пытались сохранять повышенную боевую готовность — вода могла заклинить приборы связи. И тут им пришло сообщение о том, что к позициям ракет приближается самолет-разведчик U-2. Командир дивизиона, по одной из версий, не дождавшись приказа из штаба, приказывает открыть огонь по самолету.

Ракета взрывается рядом с U-2, самолет бросает к земле, пилот погибает. Фидель Кастро считает, что момент вторжения уже близок, и телеграфирует в Москву, что кубинский народ готов принести себя в жертву делу победы над американским империализмом, и предлагает нанести превентивный ядерный удар по США.

Разрешение

Джон Кеннеди имел немалое мужество отвергнуть план военных немедленного удара по Кубе и поверить в здравомыслие Хрущева. Его брат Роберт в ночь на 28 октября 1962 года встретился с советским послом Анатолием Добрыниным и, заявил, что Джон Кеннеди готов дать гарантии ненападения и скорейшего снятия блокады с Кубы, если русские уберут ракеты.

Что касается Турции, то Роберт заверил: «Если в этом единственное препятствие к достижению упомянутого выше урегулирования, то президент не видит непреодолимых трудностей в решении вопроса». (Добрынин А. Ф. Сугубо доверительно. Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962−1986 гг.). М.: Автор, 1996. С. 72−73).

Фото: wikimedia.org
Никита Хрущев и Джон Кеннеди. Фото: wikimedia.org

Опасаясь всяких «неожиданностей» и срыва переговоров, Хрущев запретил использовать зенитное оружие против американских самолетов, а также приказал вернуть на аэродромы все советские самолеты, патрулирующие Карибское море. Генсек также написал Кеннеди два письма. В первом, которое даже транслировалось по радио, он подтвердил, что послание дошло до Москвы. Во втором — что он расценивает это послание как согласие на условие СССР по выводу советских ракет с Кубы — убрать ракеты из Турции.

Это соглашение едва не сорвали сами кубинцы. Ради убеждения, что сделка Хрущева-Кеннеди не затронет безопасность Кубы, министр иностранных дел Кубы Рауль Рао 20 ноября проинформировал нового кубинского представителя в ООН Карлоса Лечугу, что «у нас есть тактическое атомное оружие, которое нужно сохранить».

Когда об этом стало известно в Кремле, то там поднялась паника — демарш кубинцев грозил сорвать все договоренности. Но ситуацию удалось урегулировать. Правда, Хрущев так и не простил Кастро эту выходку: генсек кричал, что ни при каких обстоятельствах Советский Союз не подпишет военного соглашения с таким безответственным человеком.

Последствия

Из всех троих сохранить свой пост смог только Фидель Кастро. Он даже попал в Книгу рекордов Гиннесса, пережив не менее ста различных покушений, в числе которых были яд в сигарах и бомба в бейсбольном мяче.

Он также пережил Хрущева и Кеннеди. Никита Хрущев был смещен 14 октября 1964 года, переворот был бескровным. Его вызвали из Пицунды на заседание Президиума ЦК, а вслед за тем на Пленум ЦК, лишив всех постов. Среди всех обвинений, предъявленных генсеку, была и поддержка Кастро.

Фото: wikimedia.org
Никита Хрущев на даче. Фото: wikimedia.org

Член Президиума ЦК КПСС Дмитрий Полянский утверждал: «Спросите любого нашего маршала, генерала, и они скажут, что планы военного проникновения в Южную Америку — это бред, чреватый громадной опасностью войны. Если бы ради помощи одной из латиноамериканских стран нанесли ядерный удар по США первыми, то мало того что поставили бы под угрозу и себя; от нас тогда бы все отшатнулись».

А 22 ноября 1963 года пуля поразила Кеннеди. Кто стоял за покушением, неизвестно до сих пор. Но тогда мир затаил дыхание, ведь убийца президента Ли Харви Освальд был приверженцем марксизма, женат на русской девушке Марине, с которой познакомился в Минске во время трехлетнего пребывания в Советском Союзе.

Фото: dayonline.ru
22 ноября 1963 года, убийство Джона Кеннеди. Фото: dayonline.ru

Немногие понимали, что Хрущеву был нужен Джон Кеннеди, о чем он сам говорил: «Будет ли вторжение на Кубу? Я не пророк и не могу делать ни предсказаний, ни заверений. Нельзя поручиться за империалистический лагерь, он с нами не советуется. Одно только знаю, что Кеннеди во время его пребывания в Белом доме нелегко будет отказаться от взятых им обязательств о невторжении на Кубу.

Эти обязательства будут связывать Кеннеди, будут связывать правительство США. Остается еще два года до президентских выборов. Все говорит за то, что Кеннеди будет избран на второй срок. Это значит, что еще 6 лет президент США будет связан публичными обязательствами о невторжении на Кубу».

Читайте также: Викинги против эсминцев: как Исландия трижды победила Великобританию

{banner_819}{banner_825}
-40%
-30%
-11%
-25%
-5%
-25%
-20%
-10%
-75%
-10%
-58%