Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

В Беларуси


В этом году ассоциации «Белинфоком» исполнилось 10 лет. За это время объединение смогло добиться многого, однако в белорусском законодательстве все еще много «узких мест». Во время круглого стола на TUT.BY представители ассоциации рассказали о проблемах, которые до сих пор остаются актуальными.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Что такое «Белинфоком»

Сейчас в ассоциации «Белинфоком» порядка 20 членов — это мобильные операторы, интернет-провайдеры, производители оборудования и системные интеграторы. Представители ассоциации, взаимодействуя с органами государственной власти, участвуют в разработке нормативных правовых актов и урегулировании спорных моментов.

Среди проблемных ситуаций, на которые ассоциации удалось повлиять, — например, негласный запрет частным интернет-провайдерам строить сети в Минске, вопросы согласования технического регламента по сертификации оборудования и разрешение мобильным операторам на применение фемтосот и многое другое.

Кроме того, ассоциация вносила ряд предложений по указу № 60 и тогда многое удалось отстоять. Например, первая версия документа предусматривала государственную регистрацию каждого электронного почтового ящика.

Технологическая нейтральность и LTE

Сейчас в Беларуси доступом в интернет по технологии LTE пользуются абоненты трех операторов — МТС, life:) и Анлим.бел. Однако все они работают, используя единственную существующую в стране сеть LTE, монопольно принадлежащую инфраструктурному оператору BeCloud.

— Вопрос технологической нейтральности поднят очень давно, — рассказывает Андрей Нарейко, председатель правления ассоциации «Белинфоком». — Суть нейтральности в том, что ты приобрел частотный ресурс и можешь применять на нем любую технологию.

С LTE у нас — прецедент. Это очень сложный вопрос. Мы высказали свою позицию о том, чтобы была возможность использования этой технологии всеми операторами. Пока ситуация не меняется.

Из 197 стран мира, запустивших сети LTE, только в Беларуси применен подход монопольной сети. Аналогов концепции BeCloud в мире нет, а результаты работы за 4,5 года — 5% территории покрытия — говорят сами за себя.

— Ассоциация предпринимала реальные шаги в решении для мобильных операторов вопросов по технологической нейтральности, — говорит Андрей Нарейко. — В рамках сети GSM-900 им дали разрешение использовать технологию 3G. И сейчас операторы в этом диапазоне, который имеет гораздо большую зону покрытия, уже идут в сельские районы.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Не совсем монополия

«Белтелеком» регулярно обвиняют в монопольном положении на рынке. Долгое время только у этой организации был доступ к внешнему интернет-шлюзу.

— Монополии «Белтелекома» формально уже не существует, — рассказывает Людмила Чекина, генеральный директор ООО «ТУТ БАЙ МЕДИА». — В 2010 году был создан НЦОТ (Национальный центр обмена трафиком, подчиняется ОАЦ), он тоже имеет доступ к внешнему шлюзу. Сейчас у нас два таких субъекта. Это уже нельзя назвать монополией, но дуополией можно: всего два субъекта, нет честных правил, по которым может подключиться другой игрок.

Учитывая, что один субъект — при Министерстве связи, а второй — при Оперативно-аналитическом центре, это нельзя назвать конкуренцией в рыночном смысле слова.

«Застройщик не может сдать дом, пока в каждой квартире не будет оптоволокна „Белтелекома“»

В новые жилые дома «Белтелеком» приходит автоматически.

— Это заложено в технических условиях на телефонизацию жилого дома, — рассказывает Владимир Волосенков, член правления ассоциации, заместитель директора Общества с ограниченной ответственностью «Объединенные сети». — Застройщик не может сдать дом, пока в каждой квартире не будет оптического кабеля «Белтелекома». Поэтому какими бы там ни были цены, жильцы автоматически получают провайдера уже при заселении.

Формально застройщик может выбрать и другого исполнителя. Но Мингорисполком категорически отказывается предоставлять такое право кому-либо, кроме «Белтелекома». С 2009 года все новые многоквартирные дома в Беларуси, которые проектируются по этим техусловиям, включают в себя сразу же и оптоволокно от «Белтелекома» в квартиру. Зачем потом жителям обращаться к другим провайдерам? Естественно, «частникам» трудно и дорого набирать клиентскую базу в таких условиях.

>>> «Сто долларов на ровном месте». Минчанин возмущен вынужденной платой из-за проводки оптоволокна

Регулятор или собственник?

За отдельными государственными предприятиями стоят министерства, которые определяют им коммерческие цели.

— Есть регуляторы — скажем, Минсвязи, ОАЦ. И у регуляторов есть подчиненные организации, скажем, «Белтелеком», «Промсвязь», «Белсвязьстрой», — говорит Андрей Нарейко. — У них есть министерство, которое их курирует и отвечает за результаты их работы. В случае конфликтных ситуаций на рынке они могут обратиться к регулятору, а он их поддержать, иначе они не выполнят показатели по приросту прибыли, утвержденные этим же регулятором. У частных компаний такой возможности нет.

Мы убеждены в необходимости полного отделения регуляторов от субъектов хозяйствования. Кстати, это созвучно рекомендациям Евразийской экономической комиссии и Международного валютного фонда.

— В этом состоит фундаментальная проблема отрасли связи, — поддерживает слова председателя заместитель председателя правления ассоциации, основатель портала TUT.BY Юрий Зиссер. — Налицо односторонние преимущества государственных предприятий перед частными. Доля государства на рынке доступа в интернет за 10 лет практически с нуля выросла до монопольной. Это — преграда иностранным инвестициям в отрасль.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Слева — Владимир Волосенков, справа — Андрей Нарейко. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Система уполномоченных операторов

— В Беларуси есть уникальное требование о том, чтобы все операторы взаимодействовали между собой только через уполномоченных операторов, — рассказывает Владимир Волосенков. — Раньше это называлось пиринг от «Белтелекома», сейчас это еще НЦОТ и Веclоud.

У нас только они — уполномоченные операторы, а остальные не имеют права соединяться друг с другом напрямую. Белорусский интернет в этом смысле очень неустойчив технически, поскольку есть единая точка отказа. Часто бывают сбои, и точка действительно перестает работать. Доступ в интернет остается, но пользователи могут не попасть на некоторые сайты.

Взаимодействие мобильных операторов

Белорусские операторы сотовой связи тоже не могут напрямую взаимодействовать между собой. Они вынуждены пропускать трафик на сети друг друга только через уполномоченных операторов.

— Каждый сотовый оператор имеет не один миллион абонентов. И каждый абонент, например, звонит с МТС на velcom, с velcom на life:). Они пропускают этот трафик через уполномоченных операторов — «Белтелеком» или ВеCloud, — объясняет Сергей Богданов. — У них такса: за каждую минуту нужно платить. В масштабах операторов это огромнейшие деньги!

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Запрет на прямое взаимодействие национальных сетей и обязательный транзит национального трафика через сети уполномоченных — феномен белорусского регулирования, не имеющий аналогов даже среди стран СНГ, не говоря о европейских рынках.

Очевидно, что обязательный пропуск национального трафика через сети третьих предприятий не имеет ни экономического (происходит искусственное удорожание услуг за счет уплаты транзитной таксы), ни технического смысла (за счет дополнительного звена в цепи взаимодействия сетей снижается их устойчивость).

«Иногда удается найти взаимовыгодные решения»

— Хочется выразить пожелание, чтобы разработчики нормативных актов, прислушивались к мнению рынка. Особенно когда это касается высокотехнологических отраслей, — отмечает Людмила Чекина.

Сейчас многие государственные органы работают с «Белинфокомом», «Инфопарком» и другими ассоциациями. Они запрашивают мнение рынка предварительно, а не тогда, когда нормативный акт выходит. А когда выходит — все в шоке: оказывается, что он невыполним по техническим причинам.

Если взять опыт «Белинфокома», хочется сказать, что прогресс в сотрудничестве государственных органов управления и профессиональных объединений есть,
чувствуется растущее желание исследовать мнение бизнеса. Иногда удается быть услышанными, найти взаимовыгодные решения, от которых выигрывают все.

— В настоящее время идет активный процесс либерализации многих направлений бизнеса, уменьшатся количество лицензируемых видов деятельности, ограничивается количество проверок и так далее, — говорит Андрей Нарейко. — В этих условиях мы не теряем надежды на либерализацию рынка телекоммуникации. В частности, это касается вопросов равного доступа к частотному ресурсу и внешнему шлюзу.

Нужные услуги в нужный момент
{banner_819}{banner_825}
-50%
-27%
-10%
-15%
-10%
-20%
-10%
-70%
-15%
-20%
-20%