/ /

В белорусской армии 25 января началась комплексная проверка Вооруженных сил. Подразделения ПВО, танкисты, мотострелки, артиллеристы неожиданно поднимаются по тревоге, чтобы совершить многокилометровые марши в район учений.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Во время стрельб офицеры тщательно следят за соблюдением всех правил безопасности и страхуют бойцов

Как часто проводятся такие проверки, для чего нужны силы немедленного реагирования и в каких условиях они выполняют задачи, выяснил 42.TUT.BY, отправившись на ночные стрельбы на Гожский полигон под Гродно.

Две гранаты — две цели

На часах около восьми вечера, снег давно растаял, и к подошвам ботинок липнет рыжая глина. Холодный ветер залезает под воротник, зябко, неуютно. Около огневой позиции строится взвод: солдаты, обвешанные оружием, в касках и бронежилетах.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Без инструктажа по технике безопасности на огневой рубеж ходу нет.

Сегодня их цель — остов танка, расположенный на дистанции 250−300 метров. Броня немного подсвечивается лампочкой красного света, которая едва помогает угадывать контуры танка — как бы это могло быть в боевой обстановке. Кстати, стрельба из гранатомета — занятие не из легких: нужно учитывать множество факторов, даже погоду и время года.

Например, зимой, когда на улице минус, температура порохового заряда реактивного двигателя приводит к заметному изменению его тяги, поэтому дальность полета гранаты меньше, чем летом.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Боец заряжает реактивную гранату.

Первым на позицию выдвигается рядовой Владислав Музыря. Парень прослужил уже 15 месяцев, успел поучаствовать в учениях «Запад-2017», и эта проверка для него не первая.

Отработанным движением заряжает реактивную гранату, прицеливается — выстрел. Ослепительный столб пламени вырывается сзади гранатометчика, и спустя несколько секунд над остовом танка взметается сноп искр. Точно в цель! Вторая граната — и снова танк поражен.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Наблюдающие за стрельбами офицеры обмениваются довольными взглядами, но всё равно выглядят напряженными — им не только важна оценка, но и чтобы никто не пострадал на стрельбах.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
На полигоне льет дождь и налетают порывы ветра. Непростые условия для стрельбы

— Стрелять ночью очень непросто, — делится Владислав Музыря, — нужно не только привыкнуть к темноте, но и делать поправки на ветер, к тому же мешает дождь. Попасть в цель помог опыт — мы много стреляем. Только на сборах за десять дней выпустил двадцать гранат. Сначала даже считал, сколько отстрелял гранат за время службы, но после 200-го выстрела перестал.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Насколько эффективен сегодня РПГ-7? Офицеры поясняют, что несмотря на то, что оружие было разработано еще в советский период, оно может поражать любой современный танк.

Главное в экипаже — человечность

Перед стрельбами батальону 19-й отдельной гвардейской механизированной бригады предстоял тяжелый марш — почти сутки в пути.

Из Заслоново на Гожский полигон прибыло почти 50 единиц бронетехники и 35 автомобилей. БМП сразу кинули «в бой» — без пристрелки. Впрочем, солдаты не растерялись, хотя стрелять по целям пришлось в полной темноте на незнакомом полигоне.

Командир одного из экипажей — ефрейтор Александр Завьялов за отличную стрельбу получил из рук начальника Генерального штаба Вооруженных Сил генерал-майора Олега Белоконева наручные часы и приятный бонус — дополнительные пять суток к отпуску.

Последние БМП отстрелялись только после полуночи, после чего нам удалось поговорить с одним из экипажей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Младший сержант Петр Миронович

— Условия «работы» — непростые, — делится командир отделения младший сержант Петр Миронович. — Сложнее всего психологически — незнакомая территория, непонятно, когда и где появится мишень, а первый выстрел по цели нужно сделать уже в первые 15 секунд, поверьте, это непросто.

Помогает выполнить задачу опыт и человеческое отношение в экипаже. Мы всегда помогаем друг другу. Простой пример: я долгое время был наводчиком, в этой роли участвовал в учении «Запад-2017» и понимаю, когда стоит подстраховать напарника, если он вдруг не справляется.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
БМП-2.

— Командир очень помог, — подхватывает наводчик-оператор Александр Завьялов. — Подсказывал во время поиска мишени. Вообще условия стрельбы были довольно сложные: дождь заливал прицелы, от капель шло отражение. Что касается темного времени — в ночной прицел все хорошо видно, главное — быстро найти цель, а когда обнаружил — поразить, это уже несложно, пушка — точная, опыта хватает.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Наводчик-оператор Александр Завьялов

Кстати, БМП-2 может без особых проблем справиться не только с легкой бронетехникой, но и с танками. Для этого она вооружена противотанковыми ракетами 9М113, стрельба которыми также входит в обязательную подготовку экипажа. Что касается вождения в темное время суток, то этому помогают приборы ночного видения.

— Видно хорошо на 10−15 метров, — рассказывает ефрейтор Виктор Ляшков из Витебска. — Конечно, из-за погоды изображение немного размыто, но водительского опыта, приобретенного за время службы, хватает, чтобы совершать такие марши.

Оборонительный «спецназ»

Инициированная Генштабом комплексная проверка затрагивает в том числе и силы немедленного реагирования. По словам генерал-майора Олега Белоконева, в их состав входят только лучшие подразделения, способные встать на пути любой возникшей угрозы. Это и подразделения войск ВВС и ПВО, сил специальных операций, механизированных бригад, артиллерия.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Генерал-майор Олег Белоконев.

— В этом году мы по максимуму оснастили силы немедленного реагирования приборами ночного видения и коллиматорными прицелами, и проверка показала, что бойцы их освоили в полной мере. Сегодняшний результат ночных стрельб — прямое тому подтверждение. Хорошо отработали и военно-воздушные силы, и войска ПВО — в ходе облета контрольными целями 38 из 41 мишени были перехвачены или условно поражены.

Особенностью этой проверки стали не только длительные марши, но и то, что техника, поднятая по тревоге после длительного перехода, поражает цели из штатного оружия без предварительной пристрелки, с ходу.

Кроме того, по словам генерал-майора, во время проверки силы немедленного реагирования выполняют разные задачи, часть, например, выступает в роли условного противника, стараясь провести диверсии на коммуникациях развернутых подразделений.

Полевая кухня и диверсанты

Последним пунктом экскурсии становится развернутая полевая кухня — для бойцов организовано круглосуточное горячее питание. Сопровождающий нас полковник Анатолий Булавко рассказывает, что так называемое ПХД разворачивают уже в первые сутки.

Внезапно перед уазиком буквально из-под земли вырастает боец с СВД наперевес и спрашивает наши пропуска. Несмотря на кажущуюся тишину, в лесу, где разместились части, полно патрулей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Замаскированная территория ПХД (пункт хозяйственного довольствия).

— «Диверсантам» из ССО (сил специальных операций) проще, чем нам, — объясняет Анатолий Булавко, — у них руки развязаны в плане того, что могут переодеваться в гражданское, и под видом обывателей разведать обстановку, а ночью спланировать диверсию. Тем приятнее, что наши «срочники» поймали уже не одного «диверсанта». У парней даже азарт просыпается помериться силами со спецназом.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Внутри полевой столовой.

Ближе к часу ночи добираемся до тщательно замаскированной полевой столовой. То, что здесь находятся люди, выдает только свет фар уазика — ходы сообщения прикрыты маскировочной сетью, свет из палаток почти не проникает наружу.

Внутри — десяток бойцов в полной боевой экипировке. Горячий чай, сытные бутерброды с салом, и вскоре им идти на дежурство — проверка войск только набирает обороты.

Читайте также: Почти иномарка: что думают белорусские танкисты о новом Т-72Б3

{banner_819}{banner_825}
-44%
-30%
-15%
-20%
-30%
-15%